Содержание материала

 

По заявлению адвоката, был зафиксирован факт побоев подсудимого, но никаких мер по этому поводу принято не было. Очередному избиению Будтуев подвергся, когда попал в СИЗО, его также избили за отказ давать признательные показания. «Тогда мне сказали, чтобы я хотя бы написал, что обвиняюсь в нападении. Я написал», — отметил Будтуев.

Будтуев также сообщил, что его трижды проверяли на детекторе лжи, при этом никаких прав ему никто не разъяснял, но он не отказывался от проверки, так как, по словам подсудимого, был заинтересован в том, чтобы выяснилась его невиновность. О результатах проверки Будтуева не информировали.

Далее Казбек Будтуев рассказал, как проходил в отношении него процесс амнистии. «Следователь спросил, хочу ли я домой. Потом протянул мне бумагу для ознакомления. Это было постановление о прекращении уголовного дела в отношении меня. Потом протянул акт об амнистии, согласно которому я должен был признать себя виновным по статьям 209, 222, 210. Я начал читать и очень удивился. Я должен был признаться, что был правой рукой Басаева, левой рукой Астемирова, что я собрал группу, подтянул Караева, был ее лидером. Я сказал, что подписывать это не буду», — заявил подсудимый.

После дачи показаний Казбеком Будтуевым, гособвинители, воспользовавшись своим процессуальным правом (именно они представляют сейчас доказательства), высказались против допроса свидетелей, которые могли бы подтвердить невиновность подсудимого.

Суду же удовлетворил ходатайство адвоката Будтуева об измении ему меры пресечения, отпустив его на  «подписку о невыезде».

Не смотря на все доказательства невиновности человека, суд просто изменил ему меру пресечения.  Казбек Будтуев 5 лет ни за что провел в СИЗО, его здоровье полностью подорвано. У него осталась одна мать, которая в данный момент тяжело больна и прикована к постели. Он же даже не может выйти из своего дома за продуктами, так как до сих пор обвиняется в попытке свержения конституционного строя.

Руководитель группы гособвинения Ольга Чибинева все также продолжается настаивать на виновности Будтуева и постоянно ходатайствует о его возвращении в СИЗО.

Если скрупулезно проверить «показания» каждого из остальных 10 амнистированных, картина окажется аналогичной.

 

Добровольная явка

Среди обвиняемых много людей, добровольно сдавшихся следствию, так как по их словам, они «верили, что следствие во всем разберется». Вместо этого их не только «пустили» в дело, но даже не фиксировали в документах их добровольные явки.

Старший оперуполномоченный по особо важным делам Центра «Э» Главного управления МВД по ЮФО Асхат Татчаев рассказал, что Азрет Шаваев его двоюродный брат. Примерно через неделю после событий 13 октября к нему обратилась мать Шаваева. Они вместе поехали на квартиру кого-то из родственников, где Шаваев добровольно сдался. Т. привез его к себе на работу, Шаваев написал объяснение, после чего Т. доставил брата в здание УБОП, где работала следственная бригада Генеральной прокуратуры.

Отвечая на вопросы, Т. подчеркнул, что без согласия Шаваева и без звонка его матери найти Шаваева едва ли удалось бы.

Анатолий Кунижев заявил, что Заур Тохов ушел с «Ландыша» без оружия, он ни в чем не участвовал. Ушедший вместе с ним с дачи Тхамоков амнистирован, а он четыре года за решеткой.

Ануар Гоов и Мидов Каплан

Подсудимый Ануар Гоов до событий 13 октября 2005 года учился в Пятигорском институте экономики и права, занимался спортом. Накануне событий 13 октября Ануар со своим другом Мидовым Капланом охранял кукурузное поле. 12 октября он не пришел домой. 13 октября свидетелю позвонила сестра, которая проживает в селении Нартан, и сообщила, что Ануар и Мидов Каплан находятся у нее.

14 октября с отцом Каплана Мидова они поехали в Нартан за сыновьями. От них узнали, что они находились на какой-то квартире. Попали туда случайно, «обманным путем». Их заперли в квартире и до утра не выпускали. Наутро им была выдана одна граната на двоих, которую они спрятали в Нартане возле мечети. Никакого участия в нападении они не принимали.

Отец рассказал на суде, что его сын не умел обращаться с оружием, так как в армии не служил. Также он рассказал, что сын утром рано уезжал в Пятигорск на учебу, возвращался после обеда, а вечером тренировался. Ануар Гоов являлся чемпионом России по греко-римской борьбе, участвовал в международных турнирах.

«Мы отвели их в Зольское РОВД, думая, что их допросят и отпустят, а их отвезли в Нальчик, в «шестой отдел» (УБОП), — сказал свидетель. Исуф Гоов также рассказал, что один раз до 13 числа у него дома был обыск. Искали оружие, но ничего не нашли. Ануара забрали в РОВД, его подозревали в связях с экстремистами.

Старший оперуполномоченный К. из Зольского района подтвердил, что Ануар Гоов и Каплан Мидов, явились в правоохранительные органы сами. Однако согласно показаниям, данным на предварительном следствии, К. заявлял, что Гоов и Мидов «не желали приходить с повинной, а явились по вызову». Свидетель заявил, что, возможно, между ним и следователем возникло недопонимание.

Мидов Мурат, Ашев Анзор и Тухужев Ислам

31 августа 2009 свидетельские показания давал житель селения Урвань Анатолий Карданов дядя   Мурата Мидова.

Анатолий Карданов сообщил суду, что 15 октября 2005 года к нему обратился его племянник Мидов Мурат, с ним также были его друзья Ашев Анзор и Тухужев Ислам, которые сообщили, что они оказались  втянутыми в события 13 октября, но не участвовали в нападении и хотели бы сдаться в милицию и попросили его помочь им.

«Я у них дважды спросил, нет ли на вас крови», — говорил свидетель. Он также проверил все оружие, которое с собой принесли Мидов и его друзья – пять пистолетов и три гранаты. «Весь боекомплект был целый, ни одного патрона они не израсходовали», — рассказал Карданов.

Свидетель закрыл гостей в доме и поехал в город, чтобы найти кого-нибудь, кто поможет племяннику и его друзьям сдаться. «Я мог обратиться к любому милиционеру на улице, но я этого не сделал. Я стал искать федералов, как более компетентных, хотел, чтобы ребята сдались им, но не смог найти никого, здание ФСБ было разрушено, возле него стояла охрана».

Через своего родственника он вышел на сотрудника Центра «Т», который приехал, переговорил с ребятами, потом сказал, что доложит, и за ними приедут.

«Их забрали через некоторое время, а мне велели ждать приезда оперативно-следственной группы и выдать оружие. Когда следственная группа приехала изымать оружие, было уже темно, из чего часть оружия, а именно три пистолета, спрятанных в куче песка, найти не удалось. Я сказал, чтобы они приехали утром», — рассказал Карданов.

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1625
Кол-во просмотров материалов
10446287