Содержание материала

 

Заур Псануков по прозвищу Уиля, по версии следствия, участвовал в нападении на здание МВД, позже добровольно сдался и «выбросился» из окна 3-го этажа УБОП. Один из оперов, который доставлял его из Зольского РОВД в УБОП на суде рассказал, что Псануков вел себя в дороге спокойно.

При оглашении судебно-медицинских документов и фототаблицы, связанных со смертью Заура Псанукова, подсудимый Анзор Сасиков обратил внимание на то, что телесные повреждения у него носили насильственный характер.

Постановлением руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Саврулина тело Псанукова было кремировано вместе с остальными 95 убитыми.

Дело обвиняемого Расула Кудаева по факту пыток находится в Европейском суде по правам человека. Так как имеются документы  о снятых побоях, а так зафиксированы несколько вызовов скорой помощи в здание УБОП Кудаеву.

Во время судебного процесса, показания некоторых свидетелей косвенно подтверждают  применение пыток. Врач Б. в 2005 работала на скорой и выезжала к 1 ОВД.  Отвечая на вопросы подсудимых, врач сообщила, что после 13 октября скорую вызывали в СИЗО, где был «сильно избит» один из обитателей. У него были «синие руки, ноги и спина». Б. не помнила его фамилии, но описала внешность и рассказала, что у него была перевязана голова и он болел хроническим диабетом и пиелонефритом. Отвечая на вопросы председательствующей, свидетель сообщила, что сотрудники говорили: он имел отношение к событиям 13 октября.

Несколько раз, по словам свидетеля, скорую вызывали в УБОП для аналогичной помощи.

Показания свидетеля Марины Барсаговой, которая на момент нападения работала врачом станции «Скорой помощи». Отвечая на вопросы подсудимых о том, что ей известно о пытках, Барсагова сообщила, что на один вызов ее бригада выезжала в СИЗО.

- Нас вызвали обезболить одного из задержанных. Он был сильно избит, весь в синяках и гематомах. Его голова была забинтована, — рассказала врач. Несколько вызовов «Скорой», по ее словам, было в здание УБОП МВД КБР.

Засекреченный свидетель под псевдонимом Александр Семенов, действующий сотрудник отряда специального назначения (ОМНС) МВД Кабардино-Балкарии рассказал, что несколько раз участвовал в мероприятиях по задержанию участников нападения

На вопрос, применялось ли к задержанным насилие, свидетель сказал, что «да, их били». На вопрос, с какой целью били задержанных, он ответил: «Это работа оперов».

- Такого жестокого насилия там не было, — сказал «Семенов». — Может, чуть-чуть били.

- «Может быть» били или вам известно, что били? – спросила председательствующая по делу  Галина Гориславская.

- Били, — ответил «Семенов», подчеркнув, что сам этого не видел, но слышал от сотрудников, фамилии которых он знает.

Примечательно, что после перерыва «Семенов», как утверждают адвокаты, пообщался с неизвестным человеком, и заявил, что фамилий сотрудников, которые говорили ему об избиениях он «не помнит», а об избиениях узнал «из прессы».

Еще один из засекреченных свидетелей сотрудник отряда милиции специального назначения МВД РФ по КБР на вопрос

- Известно ли вам, что в УБОПе погибли некоторые задержанные? Ответил:

- Да, но причины мне неизвестны. Почему я должен этим интересоваться? Это в мои обязанности не входит.

А «скорая помощь» почему в УБОП часто приезжала, тоже неинтересно?

-  Да.

То есть он не отрицал этого.

Помимо этих секретных свидетелей на суде выступило с десяток засекреченных сотрудников правоохранительных органов. «И то, что один из них хотя бы признал факт применения насилия в отношении задержанных, ставит под сомнение допустимость доказательств обвинения», — отметил один адвокатов.  Защита и обвиняемые высказали свою уверенность в том, что под псевдонимами проходят сотрудники СОБРа, именно те, которые принимали участие в пытках».

В суде было опрошено около десяти участковых милиционеров, все они как один утверждали, что подсудимых, которых они знали до нападения могут охарактеризовать только положительно.

Показания Хаджисмеля Губачикова — на момент нападения на Нальчик он занимал должность заместителя командира взвода ОМОН МВД КБР. По его словам, при задержании у подсудимых не было телесных повреждений.

Губачиков, рассказал суду, что он  участвовал ли в проведении адресных проверок в отношении лиц, исповедующих радикальный ислам.  «сверху говорили, давали адреса». «С нами были представители ФСБ, прокуратуры, проверку проводили они, а мы обеспечивали огневое прикрытие», — отметил свидетель. По его словам, обычно в таких проверках участвовало человек 15.

Губачиков, по его словам, участвовал в задержании подсудимых Хакулова и Келеметова. Адвокат поинтересовался, были ли у них на лицах следы телесных повреждений. Свидетель ответил, что телесных повреждений не было. (можно сравнить их фото после задержания).

Об отношении следователей и сотрудников УБОП к задержанным рассказывали на суде и свидетели.

32-летний временно неработающий Науруз Т. в 2003-2005 посещал вольноаульскую мечеть и мечеть на ул. Советской. Он сообщил в суде, что после событий 13 октября сотрудники 6 отдела несколько раз приезжали к нему, не заставали его дома, а однажды ворвались в квартиру, испугав мать, нанеся ей телесные повреждения. Его доставили в УБОП, где сначала допрашивали 4-5 оперативников, а потом следователь. Один оперативник бил его руками и ногами, а затем ему дали в руки провода от электрошока и пропустили через его тело электричество.

Первоначально Науруз Т. заявил, что не читал протокол своего допроса, так как у него зрение минус 9. Он не говорил об этом следователю, «так как не видел в этом смысла». Позже, отвечая на вопросы подсудимых, Т. уточнил, что после физического воздействия на него он соглашался с теми фактами, которые ему предлагали в отношении Мидова, Ашева и Тухужева, которых он знал, так как они посещали одну мечеть: «Я не мог давать те показания, которые хотел. Следователь с листка бумаги зачитывал факты. Я это подтверждал. Так и вели допрос. Я говорил от страха».

- Вы говорили неправду? — спросила председательствующая Галина Гориславская.

- Я боялся за свою жизнь, поэтому так говорил, — ответил свидетель.

Свидетель М.,  тренер одной из СДЮШОР Нальчика в суде заявил, что не знает, почему его вызвали в качестве свидетеля:

«Меня в октябре 2005 допрашивали во всех зданиях МВД. Тогда всех, кто поклоняется Аллаху, допрашивали. Везде. Хотя допрос — это слишком мягко сказано. События тех дней я могу назвать полным беспределом. Тогда всех верующих доставляли в правоохранительные органы и избивали: Сотрудники милиции ничего не объясняли. Ты ваххабит, и все! Если где-то что-то происходило, доставляли тех, кто в списке. Это все давно, с 2000 года происходило. Даже дети в этих списках были. В УБОПе 20 человек у стены стоят — идет человек в форме, избивает. На моих глазах из кабинета вытащили полудохлого человека. Это и сейчас продолжается. У меня недавно обыск был. Говорят, есть оперативная информация, что у меня оружие. Если бы что-то нашли, меня бы здесь не было», — рассказал свидетель суду.

Подсудимые ходатайствовали об исключении из доказательств большого числа процессуальных документов: протоколов допросов задержания, явок с повинной, очных ставок, проверок показаний на месте происшествия, обыска, считая, что доказательства, имеющиеся в этих документах, получены с нарушением закона и применением физического и психологического воздействия.

В качестве доказательств своей правоты приводили факты вызова к ним «скорой», а также выводы судебных медиков, которые зафиксировали наличие телесных повреждений.­­­­­­­­­­­­

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1617
Кол-во просмотров материалов
10086225