ОТЗЫВ
на энциклопедическое издание «Адыгская (черкесская) философия и культура» 

 

Энциклопедический сборник, вышедший в Майкопе (2022) под редакцией доктора философских наук Р.А. Ханаху, явился важным событием современной национальной культуры. Он выполнен в формате энциклопедического издания, весь свод ключевых философско-культурологических понятий, концептов, феноменов, персоналий структурируется по алфавитному принципу. Была проведена многолетняя научная работа по сбору, дифференциации и публикации материала, которая явилась результатом настоятельной потребности в обобщающем философско-культурологическом дискурсе, который бы отражал особенности менталитета, общих воззрений, различных культур-философские интенций черкесского народа.

Ранее вышедший сборник «Мир культуры адыгов» (Майкоп, 2002), составителем и научным редактором которого явился Р.А. Ханаху, имел широкий общественный резонанс ввиду актуальности поднимаемых социо-культурных проблем. Он послужил неким обобщающим аналитическим научным трудом в отношении целого ряда гуманитарных знаний: культурологии, истории, религиоведения, мифа, фольклора и пр.

Нынешний труд «Адыгская (черкесская) философия и культура» оказался ожидаемым продолжением прежнего.  

Философия, то есть «любовь к мудрости», во все времена была мотивирована необходимостью общего, сводного знания, что непосредственно связано с необходимостью разработки метафизических основ отдельных этико-социальных, нравственных, эстетических и многих других феноменов. 

«Если под философией, - писал А. Энштейн, - понимать поиски знания в его наиболее общей и наиболее широкой форме, то ее, очевидно, можно считать матерью всех научных исканий».

Поиск философского знания характерен практически для любого народа, но в силу исторических причин и особенностей эволюции некоторые философские концепции складывается в единую систему, а другие остаются «вплетенными» в первоисточники, такие как мифология, религия, искусство. К первой категории условных «системных» философий можно причислить индийскую, китайскую, вавилонскую, греческую, египетскую и др., которые возникли примерно в 6-5 вв. до н.э. Сюда же можно отнести европейскую немецкую классическую философию, которая возникла много позже - в конце 18 – начале 19 веков.

Вместе с тем, для разных философских систем приоритетными для изучения становились разные стороны бытия: так, для восточной философии наиболее актуальными оказывались гуманистические и этические проблемы, для греческой философии на начальных этапах стоял вопрос первоначала и познания жизни. В центре египетской философии лежала проблема здоровья и его поддержания. На более поздних этапах становления философской науки системы унифицировались и в конечном итоге приходили к обозначению примерно одних и тех же ментальных, этических и нравственных проблем человечества.

Издание 2022 года - это первая попытка обозначить те особенности национальной философии, которые проявляются скорее в форме легкого абриса. Они все еще находятся в синкретическом единстве со смежными областями – народным героическим эпосом «Нарты», мифологией, фольклором, религиозными воззрениями. Если можно говорить о своеобразии адыгского (черкесского) философского знания, то несомненно его важнейшим источником является адыгская этика (адыгагъэ) и этикет (адыгэ хабзэ). Соответственно, все философские и культур-философские концепты органически переплетены с тканью первоисточников и содержат основы базовых стадий эволюции философского знания, такие как космоцентризм, теоцентризм, антропоцентризм, эгоцентризм, эксцентризм.

Адыгская философия представляет собой условно говоря синкретический вариант философии, которая инклюзивно включена в типичные, предшествующие источники - мифологию, религию, искусство.

К такой форме ее существования можно подходить с двух сторон: как к предфилософии или как к эгалитарной философии, равнозначной концептуальным философским системам. Впрочем, не выдвигая каких-то элементов сходства и расхождения с другими системами, можно выдвинуть третий вариант подхода к ее формату как особой оригинальной разновидности. Подобный вариант можно обосновать особыми условиями формирования черкесской культуры, исходя из института адыгэ хабзэ, некогда состоявшего из двух тысяч неписаных обязательных правил; они представляли собой некую универсальную матрицу, которая способна была в период долгой эволюции служить руководством на все случаи жизни; эта самодостаточность в известной степени экстраполировалась и на метафизический уровень. Другой причиной являлся языка бзэ, который рассматривается некоторыми авторами (М.М. Хацуковой, М.Л. Кардановым, М.А. Уметовым)  как необъяснимо хорошо сохранившаяся модель одного из нескольких древних праязыков. В его звуковых и корневых лексемах закодированы универсальные смыслы, в том числе онтологические.

Поэтому для черкесов обоснованным становится поиск метафизических основ не только в традиционных истоках предфилософии (мифологии, религии, искусстве и пр.), но таких специфически присущих как бзэ и адыгэ хабзэ. «Предфилософия, - по представлению Г.А. Шенкао, – переходная форма между мифологическим и философским мировоззрениями. Это уже не философия, нет еще строгого категориального мышления, хотя вычленяются некоторые абстрактные понятия» («Адыгская (черкесская) философия и культура», с. 323).

Таким образом, элементы философского знания находятся в синкретическом единстве с текстами Нартского эпоса, мифов, фольклорных произведений разного жанра, семантике родного языка и адыгского (черкесского) этикета. Именно этот факт объясняет структуру энциклопедического издания «Адыгская (черкесская) философия и культура».

Этот факт не противоречит индивидуальному творчеству адыгских мыслителей как Агноко Ляша, Казано Жабаги и других народных мудрецов, которые свое поэтическое искусство органично сочетали с философскими инсайтами, к их творчеству до сих пор обращаются современные знатоки народного фольклора и теоретики разных областей филологических наук.

Исторический факт существования адыгских народных мыслителей, в индивидуальном творчестве которых существовал значительный элемент предфилософии, отчасти сближает его с развитыми «системными» философскими концепциями разных народов, которые чаще всего представлены индивидуальными философскими системами типа И. Канта, Г.В. Гегеля, М. Хайдеггера и др.

В книге представлены имена известных мыслителей прошлого, а также профессиональные философы настоящего времени. При этом Р.А. Ханаху не ограничивается соотечественниками – адыгами и абхазами, представляющими широкую географию исторической родины (Адыгея, КЧР, КБР, Сухум), черкесской диаспоры, - в издание вошли имена, отрывки произведений авторов, творчество которых составило значимый вклад в область истории и философии черкесской культуры в разное время: Д.С. Белл, Н.И. Вавилов, Я.А. Гордин и др.

Учитывая важность базовых культурных концептов, повлиявших на современную философскую мысль, в издании представлены влияния родного языка (бзэ), этики и этикета, эпоса, мифа, фольклора, ритуала, религии.

В частности, рассматривается метафизическая подоплека таких специфических этических понятий как вина-стыд, в рамках которых в том числе происходит социализация личности, другие положения адыгэ хабзэ, все еще влияющие на эволюцию сознания современных адыгов, несмотря на их объяснимую редукцию.

«Черкесский этикет аутентичен, оригинален и отражает саму суть кавказского образа жизни», - полагает З.К. Жанэ, - несмотря на то, что «сегодня как на Кавказе, так и в адыгской (черкесской) диаспоре лишь отдельные фрагменты этого стиля жизни» (с. 360).

В частности, говоря о важном значении народного героического эпоса Нарты на формирование индивидуального и общественного сознания, отмечается, что «именно нарты положили начало черкесскому способу созидания во имя любви. Практикуя 12 атрибутов безусловной любви, они научились создавать «поле притяжения любви», в котором эти атрибуты раскрывали лучшие качества человека: терпение, доброту, щедрость, смирение, вежливость, альтруизм, добродушие, честность, искренность, стойкость, прощение, бесстрашие» (там же, с. 360).

Мы надеемся, что эта книга вызовет большой интерес, а со временем станет необходимой для широкого круга читателей - как наших соотечественников, проживающих во всех странах мира, так и людей, еще не знакомых с древней черкесской культурой, которая до сих пор остается территорией terra incognita.

 

Мадина ХАКУАШЕВА, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник сектора кабардинской литературы Института гуманитарных исследований  Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии наук (ИГИ КБНЦ РАН) 


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1625
Кол-во просмотров материалов
10446384