Обвинение по делу лидеров ингушского протеста опровергается материалами дела, в том числе данными биллинга и показаниями свидетелей, но суд часть этих данных проигнорировал, а часть умышленно исключил, заявили Багаудин Хаутиев, Муса Мальсагов и Малсаг Ужахов.

Как писал "Кавказский узел", с 13 января суд в Ставропольском крае рассматривает апелляционные жалобы на приговор семи лидерам протеста в Магасе. Адвокат Магомед Абубакаров в течение пяти заседаний в июле детально проанализировал и раскритиковал приговор: он, в частности, указал на проигнорированные доказательства невиновности осужденных оппозиционеров и на противоречия в версии обвинения. Его подзащитный Барах Чемурзиев на заседании 19 июля заявил о фактических ошибках в приговоре. 

 Ингушские активисты были обвинены в создании экстремистского сообщества и участии в нем. В декабре 2021 года суд приговорил Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Малсага Ужахова к девяти годам колонии, Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева – к восьми годам, а Зарифу Саутиеву – к семи с половиной годам. "Кавказским узлом" подготовлена справка "Главное о деле лидеров ингушского протеста". Материалы об этом процессе собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Ингушетия: дело лидеров протеста". 

На заседании 20 июля в Ставропольском краевом суде в Пятигорске выступили осужденные Багаудин Хаутиев, Муса Мальсагов и Малсаг Ужахов. Помимо самих обвиняемых, в прениях выступили представители защиты: адвокат Басир Оздоев и общественные защитники Руслан Муцольгов и Валерий Хатажуков, передал корреспондент "Кавказского узла".

Багаудин Хаутиев, обращаясь к прокурору, потребовал предоставить хотя бы одно "мало-мальское" доказательство его вины: видео, аудио, письменный текст или сообщение, подтверждающие, что он призывами "склонял молодежь республики к участию в незаконных протестных акциях". "Судья (первой инстанции) говорит, что это доказано, материалы дела у вас есть - (представьте) хотя бы одно доказательство", - заявил он. 

Хаутиев подчеркнул, что в мае 2018 года, когда якобы было создано экстремистское сообщество, он не знал никого из обвиняемых, кроме Исмаила Нальгиева и, шапочно Малсага Ужахова. Обвинение и суд утверждают, что обвиняемые поддерживали между собой телефонную связь, но никаких подтверждений этому нет. "Это даже не является преступлением, поддерживать телефонную связь - может, мы просто друзья, обсуждали что-то. Но вы хотя бы покажите, что были эти соединения", - сказал активист. 

Из протокола судебного заседания пропали показания инициатора митинга 2 июня 2018 года (эта акция вменяется обвиняемым как первый эпизод деятельности "экстремистского сообщества", - прим. "Кавказского узла") Дауда Хучиева, которые он дал в суде, отметил Хаутиев. "Хучиев дал показания, что я, наоборот, был против (этого митинга). Я никаких дел не имею с Даудом Хучиевым, он это подтвердил, но в протоколе эти показания отсутствуют. То есть скрыты показания свидетеля, который дал показания в нашу пользу - они пропали из протокола, из приговора, им не дается оценка", - сказал Хаутиев, процитировав показания Хучиева из аудиопротокола заседания Кисловодского городского суда от 3 марта 2021 года. 

В тот день Хучиев заявил, что в организованном им митинге большинство подсудимых не участвовали и даже не знали о мероприятии, а Хаутиев, хотя и знал, "чурался его". Также Дауд Хучиев сообщил, что в начале лета 2018 года подсудимые еще не были активными участниками общественного движения. 

Муса Мальсагов в своем выступлении подчеркнул, что не признает себя виновным ни в создании экстремистского сообщества, ни в организации насилия. Обвинения он назвал "абсолютно безосновательными", а дело - сфальсифицированным. "Всё, что изложено от имени Российской Федерации в этом приговоре, - это вранье, ложь и абсурд. Это доказали наши адвокаты (в прениях), Обвинение сначала состряпало приговор, а потом под этот приговор стало собирать материалы. Иначе объяснить то, что происходит в этих материалах, невозможно", - сказал Мальсагов. 

Он напомнил, что 2 октября 2018 года он и Барах Чемурзиев были приглашены на встречу с ингушским министром внутренних дел и с начальником главного управления МВД по СКФО Сергеем Бачуриным. Руководство МВД прогнозировало, что акции протеста станут беспрецедентно массовыми, в связи с чем попросило Мальсагова и Чемурзиева выступить "модераторами мероприятия изнутри", чтобы все прошло спокойно. Со своей стороны силовики обещали, что разгона не будет. Мальсагов подчеркнул, что именно во время координации мероприятия с силовиками он познакомился с Ахмедом Барахоевым и Малсагом Ужаховым - они также были модераторами митинга по договоренности с МВД.

"Если мы экстремистское сообщество, значит, экстремист и тот Бачурин, который нас организовал в таком виде, и начальник ЦПЭ, и министр внутренних дел, в кабинете которого проходило наше общение... И (бывший) полпред (по СКФО Александр) Матовников, который проводил с нами встречу 16 октября 2018 года здесь, в Пятигорске. Это было по его приглашению! Нас в таком составе, экстремистов, пригласил Матовников", - напомнил Мальсагов. В этой встрече принимал участие и директор департамента внутренней политики администрации президента Андрей Ярин, отметил он. "Ярин нам предложил - создайте какое-нибудь юридическое лицо, потому что на улице, на митингах мы никаких вопросов не решим. Создайте юридическое лицо, и мы будем с этим юридическим лицом работать", - рассказал Мальсагов. И после этого был создан ИКНЕ - Ингушский комитет национального единства. "Значит, Ярин - один из создателей ИКНЕ", - уточнил обвиняемый. 

Малсаг Ужахов, выступая в прениях, заявил, что приговор Кисловодского городского суда зиждется на надуманных основаниях и голословных утверждениях. "В приговоре десятки раз повторяется ситуация: когда судье нужно опровергнуть какой-нибудь факт, он пишет: "Но это не играет роли или не оказывает существенного влияния, так как судом достоверно установлено, что данные лица являются членами экстремистской группы". Как так? Суд только еще начал доказывать, что мы экстремисты, а он уже как доказательство приводит то, что мы преступники", - сказал Ужахов. 

Ужахов указал на неправдивую информацию в приговоре суда первой инстанции. Так, в приговоре указано, что вечером 26 марта 2019 года он вместе с другими обвиняемыми объявил "присутствовавшим на площади перед НТРК "Ингушетия" о продлении срока проведения митинга". Активист отметил, что в указанное время его вовсе не было в Магасе, что подтверждают запрошенные следствием данные биллинга.

Суд также неправомерно отверг доводы подсудимых, проигнорировав показания правоохранителей и видеоматериалы, снятые в день разгона протестующих 27 марта 2019 года. На записях, в частности, видно, что Муса Мальсагов "прикладывал неимоверные усилия", чтобы предотвратить столкновения, призывал всех не идти на конфронтацию с силовиками, не поддаваться на провокации, указал Ужахов.

"И ни одного призыва к сопротивлению, это факт! Почему судья первой инстанции молчит и не указывает это в приговоре? Стандартный судейский оборот - "маскировался, боясь понести уголовную ответственность". То есть виновен, хоть и не уличен в совершении преступления. Получается, любого законопослушного гражданина можно посадить в тюрьму с мотивировкой, что он тщательно утаивал свои преступные цели", - констатировал Малсаг Ужахов. Он также напомнил, что ни один из потерпевших не указал на подсудимых как на организаторов насилия, однако все данные в пользу подсудимых судья просто не брал в расчет. 

"Где, на основании каких материалов дела, на какой странице приговора суд установил вину подсудимых в создании и участии в экстремистском сообществе? Мы не нашли этого в приговоре, покажите нам! Нам же дали от 7,5 до 9 лет, нам хочется узнать! Мы пятый год сидим в тюрьме и ни одного вразумительного слова ни от следствия, ни от суда не получили. Ты можешь сутками опровергать свою вину, а суд не утруждает себя аргументацией", - сказал Ужахов. 

Адвокат Багаудина Хаутиева Басир Оздоев в начале выступления отметил, что приступил к защите активиста весной этого года, но суд не дал ему достаточного времени на ознакомление со всеми материалами дела. Суд в приговоре в качестве доказательства вины Хаутиева и других обвиняемых приводит протокол осмотра места происшествия от 27 марта 2019 года: в документе перечислены найденные на площади после беспорядков предметы, однако никакой связи обвиняемых с этими вещами не установлено, указал адвокат.

"В каких конкретных действиях лиц, бросавших в полицейских камни, суд увидел согласованность их поведения с Хаутиевым? В каком конкретном месте Хаутиев организовал совершение вменяемых ему преступлений? Где и как это происходило? Не имея на эти вопросы ответов, суд первой инстанции, вопреки здравому смыслу, пришел к выводу о виновности Хаутиева", - констатировал адвокат.

Среди доказательств, якобы подтверждающих вину подсудимых, фигурирует электронный файл из моноблока, изъятого у Ахмеда Барахоева. В этом файле были расписаны действия и роли каждого: Хаутиева, Барахоева, Чемурзиева и остальных, однако суд "целенаправленно оставил без внимания то обстоятельство, что до осмотра данного файла, за полчаса до осмотра, данный файл подвергся изменениям", подчеркнул Оздоев. Моноблок, в котором обнаружили файл, был изъят у Барахоева в ходе обыска 12 апреля 2019 года, а сам Барахоев был под арестом еще с 3 апреля, то есть документ редактировался уже после его задержания, указал адвокат.

Общественный защитник Хаутиева Руслан Муцольгов подчеркнул, что видеоматериалы и экспертизы, исследованные в суде, полностью опровергают вину активистов по всем пунктам обвинения. "Хаутиев якобы склонял молодежь к применению насилия в отношении представителей власти, но в материалах дела нет ни одного лица, которое якобы склонил к совершению указанного преступления Хаутиев", - отметил он. 

Столкновения протестующих и правохранителей утром 27 марта 2019 года стали результатом провокационных действий силовиков, которые начали бить дубинками собравшихся, заявил Муцольгов. "Никто никого не призывал к этому, это была спонтанная реакция на провокационные действия силовиков", - пояснил он. Защитник напомнил, что, когда начались столкновения, Хаутиев находился дома, в другом городе, в 15 километрах от места проведения митинга, что подтверждается данными биллинга. 

"Время преступного сговора указано в обвинении – примерно в 04.40 утра 27 марта, однако согласно показаниям свидетелей, видеозаписям и биллингу телефона, доказано, что в это время как минимум мой подзащитный Багаудин Хаутиев, а также Зарифа Саутиева не были на месте проведения митинга, значит, и не могли участвовать ни в каком сговоре. Тем более что нет никаких доказательств сговора", - сказал Муцольгов. 

Общественный защитник Мусы Мальсагова Валерий Хатажуков рассказал, что неоднократно бывал на октябрьском митинге 2018 года в Ингушетии наряду с наблюдателями из других регионов Северного Кавказа. 

"Я могу констатировать, что всё, что там происходило, было организовано на высочайшем уровне. Ингуши продемонстрировали всем нам - Северному Кавказу, всей России, да и всему миру, высочайший уровень самоорганизации, высочайший уровень гражданского общества. А все обвинения, которые здесь прозвучали, не выдерживают никакой критики. Мы вживую видели, что там происходило, это была сложнейшая ситуация. Там были десятки тысяч человек, и были люди, которые выступали с какими-то крайними позициями. И обвиняемые оперативно реагировали на каждый такой выпад", - подчеркнул он.

В конце своего выступления, которое несколько раз прерывалось судьей и прокурором, Хатажуков добавил, что считает дело сфабрикованным. "Все подсудимые должны быть оправданы с правом на реабилитацию", - заявил правозащитник.

На заседании 21 июля в прениях выступит назначенный адвокат Исмаила Нальгиева Ильяс Яганов, после чего ожидается выступление прокурора. 

  

источник: корреспондент "Кавказского узла"

 _____________________

*НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.


 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1616
Кол-во просмотров материалов
9931534