Он рассказал, как сфабриковали его уголовное дело 

 

В Урванском районном суде Кабардино-Балкарской Республики продолжилось рассмотрение уголовного дела 31-летнего главы черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова, которого обвиняют в приобретении и хранении 263 граммов марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК). Кочесоков утверждает, что невиновен и подписал признательные показания, потому что ему угрожали пытками. На заседании 24 декабря был допрошен подсудимый Мартин Кочесоков.

 

Кочесоков заявил суду, что виновным себя не признает, наркотики ему подбросили силовики при задержании, признательные показания он не подтверждает, так как оговорил себя под давлением сотрудников ЦПЭ МВД по КБР, которые угрожали ему физической расправой.

Мартин Кочесоков считает, что уголовное преследование в отношении него связано с его общественной деятельностью — последние несколько лет он занимает активную гражданскую позицию, в том числе по вопросам местного самоуправления, борьбы с коррупцией, контроля за распределением бюджетных средств. Он увлекается историей, занимается популяризацией культуры, традиций, обычаев черкесского народа, родного языка, организовывал массовые мероприятия, которые всегда согласовывал с представителями власти, в том числе с заместителем главы администрации Баксанского района Андзором Ахобековым.

В 2018 году появился проект федерального закона о добровольном изучении родных языков, против которого выступили представители практически всех коренных народов России. В тот же период был создан Демократический конгресс народов России, в который вошёл и Мартин Кочесоков.

16 мая 2019 года в Нальчике в офисе общественной организации «Хабзэ», которую возглавлял Кочесоков, состоялся круглый стол. В нём приняли участие сотрудники Института гуманитарных исследований «Кабардино-Балкарский научный центр РАН», общественные деятели, правозащитники. Его участники обсуждали проблемы федерализма и, среди прочего, раскритиковали законопроект об изучении родных языков, утверждая, что он нарушает принципы федерализма.

19 мая вечером домой к Кочесокову приехал Андзор Ахобеков. Чиновник сообщил, что позиция Мартина, высказанная на круглом столе, была воспринята руководством республики как попытка государственного переворота, его, Ахобекова, вызвали «первые три лица» и дали указание сообщить Мартину и его родителями, чтобы тот «сбавил активность», иначе его ждёт 15 лет заключения или он «вообще исчезнет».

В то же время началась кампания по дискредитации Кочесокова: ряд телеграмм-каналов распространил информацию, что Кочесоков наркоман со стажем и агент иностранной разведки.

24–25 мая Мартин Кочесоков принял участие в конференции Демократического конгресса народов РФ в Москве, где озвучил резолюцию круглого стола в Нальчике. В конференции участвовали член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин, журналист Максим Шевченко и другие известные общественные деятели.

6 июня Мурат Битоков, двоюродный брат Кочесокова, предложил ему поехать на рыбалку. Мартин согласился и позвонил нескольким друзьям — по его словам, он не хотел ехать один, так как боялся провокаций, — но те не смогли присоединиться к нему. Вечером он прибыл в село Урух, откуда с наступлением темноты с друзьями брата они отправились на рыбалку. Вернулись они ближе к утру и Кочесоков решил остаться ночевать у брата, а не ехать домой, как собирался. Позже, во время его задержания, сотрудник ЦПЭ выражал недовольство тем, что он «не поехал домой ночью, как обещал друзьям», из-за чего силовикам пришлось его ждать — поэтому Кочесоков уверен, что его разговоры прослушивались и именно из них силовики узнали о его планах.

7 июня около 15:00 Кочесоков выехал из Уруха. Одновременно за ним поехал Мурат Битоков с 10-летним племянником.

В Урухе к ним присоединилась серебристая «Лада Приора», а в районе села Хатуей за машиной Кочесокова пристроился патрульный автомобиль ГИБДД марки «Лада Гранта». Он ехал за ним две-три минуты, после чего включил проблесковые маячки. Кочесоков съехал на обочину, остановился и вышел из машины.

В нескольких метрах от него остановилась машина ГИБДД, полицейский подошёл к нему и потребовал документы. Когда Кочесоков вручал ему документы, около них резко остановился серебристый тонированный автомобиль «Лада Гранта», откуда выскочили вооружённые люди. Их было не менее шести человек, они были в масках, большинство в чёрной форме, двое в гражданской одежде руководили остальными. Они направили на Кочесокова оружие и крикнули, что являются сотрудниками ЦПЭ МВД по КБР, подбежали к Кочесокову, уложили его на землю лицом вниз, надели наручники, затем подняли, отвели на обочину и снова заставили лечь лицом вниз.

Кочесоков попросил их ничего не подкидывать, но сотрудник ЦПЭ в гражданской одежде повыше ростом ударил Кочесокова по голове и приказал молчать. Позже этот силовик снял маску и Кочесоков уверен, что сможет опознать его по внешности и голосу. Второй сотрудник ЦПЭ в штатском маску не снимал, но позже он брал у Кочесокова объяснение и подписал его «М. Гонов».

Один из силовиков приподнял его голову и обмазал его лицо, руки и одежду маслянистой жидкостью с растительными вкраплениями, одновременно ему положили что-то в левый карман брюк.

Затем сотрудники ЦПЭ в штатском сказали ему, что у него два варианта: или они делают с ним нечто, после чего тот «не встанет», или он выполняет их указания. Кочесоков выбрал второй вариант. Сотрудники ЦПЭ потребовали от него признаться, что у него в левом кармане брюк и под сиденьем пакеты с марихуаной, которую он собирал сам. По словам Кочесокова, позже высокий сотрудник ЦПЭ похвалил его за «сотрудничество», добавив, что в ином случае «его бы уже оплакивали родные».

На земле Кочесоков пролежал минут 40–50, за это время, кроме силовиков, задержавших его, никого не было. Когда он пытался оглядеться, кто-то из силовиков бил его по лицу, чтобы он смотрел только вниз.

Затем приехали сотрудники Следственно-оперативной группы (СОГ) и понятые. Руководитель СОГ Блиев распорядился снять с него наручники и спросил, есть ли у Кочесокова запрещённые предметы. Опасаясь за свою жизнь, Кочесоков сказал то, что ему приказали сказать сотрудники ЦПЭ, и достал из кармана небольшой пакет.

Затем Кочесокова подвели к машине и под отодвинутым водительским креслом он увидел большой пакет, которого там раньше не было. По указанию Блиева Кочесоков достал и открыл его. Пакет с пойманной рыбой на заднем сидении машины сотрудники полиции не обследовали.

С лица и рук Кочесокова сделали смывы, по указаниям Блиева и эксперта он подписал несколько документов. Затем Кочесокова посадили в серебристую «Ладу Приору», за рулем которой находился Гонов, и доставили в районный отдел полиции в сопровождении троих вооружённых силовиков в чёрной камуфляжной форме и масках. Второй сотрудник ЦПЭ был за рулём машины Кочесокова.

В отделе у него сняли отпечатки пальцев, Гонов составил объяснение, что Кочесоков еще в ноябре 2018 года собрал на окраине села Урух коноплю, за которой поехал только сейчас, и пояснил, что тот должен выучить текст и правильно отвечать на вопросы.
Оба сотрудника ЦПЭ задавали вопросы об общественной деятельности Кочесокова, наркотики их не интересовали.

Затем в отдел прибыли люди, которых Гонов назвал «инициаторами задержания» Кочесокова. Один из них, человек 42–43 лет, смуглый, темноглазый, говоривший на кабардинском языке, допрашивал Кочесокова, второй, также темноволосый с заметной лысиной и постарше первого, сидел в стороне и пытался скрыть лицо, но Кочесоков всё же смог его рассмотреть и уверен, что сможет опознать обоих. Их также интересовала его общественная деятельность.

Кочесоков расписался под набранным текстом, после чего его отвели в соседний кабинет, где находились следователь Сохова и дежурный адвокат, который даже не представился — позже выяснилось, что его фамилия Табухов. Адвокат спросил, есть ли вопросы, Кочесоков, опасаясь за жизнь, ответил отрицательно и расписался под готовым протоколом допроса. Все это время его сопровождали сотрудники ЦПЭ. Затем его поместили в ИВС.

На следующий день следователь Каров и адвокат Табухов привезли в ИВС готовый протокол допроса. Кочесоков сообщил следователю реальные обстоятельства задержания, но тот ответил, что уже ничего не вернуть, и если Кочесоков будет признавать свою вину, то суд его отпустит. В суде следователь ходатайствовал об аресте Кочесокова, а судья и прокурор отнеслись к делу формально и безразлично, что ещё раз убедило Кочесокова в отсутствии шансов бороться за свои права. 9 июня 2019 года Кочесоков был арестован постановлением Лескенского райсуда и отправлен в СИЗО № 1 Нальчика.

В СИЗО Кочесокова посетил представитель ОНК Заур Жемухов, от которого он узнал об общественной поддержке. Кочесоков сообщил ему, что наркотические средства ему не принадлежат. Ещё через несколько дней в СИЗО его посетили адвокаты, которым Кочесоков рассказал все обстоятельства задержания и сообщил, что готов отстаивать свою невиновность.

В субботу, 15 июня 2019 года, Кочесокова посетил оперуполномоченный СИЗО № 1 Нальчика Ислам Таов. Он сказал, что его прислали сотрудники ЦПЭ передать, что Кочесоков не должен отказываться от признаний, в противном случае они найдут подставных свидетелей и сделают его организатором массовых беспорядков в селе Кенделен . Кроме того, могут пострадать родственники и адвокаты, добавил Таов. Кочесоков ответил, что переговорит с адвокатами.

На следующий день, в воскресенье, его опять привели в кабинет к Таову. Тот сообщил, что сотрудники ЦПЭ стоят у входа и ждут его решения, угрожал, что сотрудники ЦПЭ имеют в СИЗО связи и могут применить к нему физическое насилие, а также предъявил фотографии порнографического характера, якобы с компьютера Кочесокова, и сообщил, что в случае отказа от признания вины эти и подобные компрометирующие его материалы распространят в СМИ и соцсетях.

Кочесоков воспринял угрозу всерьёз: он понимал, что Таов не так просто вышел на работу в выходной день, и у него сложилось впечатление, что Таов сам боится этих людей. Кочесоков под диктовку написал явку с повинной, сообщил о готовности сотрудничать со следствием и указать место сбора и хранения конопли.

17 июня в 8:00 Кочесокова отвезли из СИЗО в ИВС г. Нарткала, как позже выяснилось, для проверки показаний на месте. Ему ничего не сообщали о цели поездки, не давали связаться с адвокатом и продержали на жаре в клетке автомобиля УАЗ несколько часов. Только когда приехал следователь Каров, Кочесоков позвонил адвокату Людмиле Кочесоковой, которая настояла на отмене незапланированного следственного действия.

Позднее Кочесокова посетили адвокаты Кочесокова, Закалюжный и Хутов. От них он узнал о широкой общественной поддержке и решил окончательно отказаться от признания вины и предать огласке фальсификацию со стороны сотрудников ЦПЭ МВД по КБР.

По словам Кочесокова, после изменения ему меры пресечения давление на него не прекращалось: к его друзьям обращался попавший на видеозапись участник событий в Кенделене, которого вызвали в ЦПЭ и, угрожая арестом, предложили дать показания, что Кочесоков призывал к насилию по отношению к силовикам. Он обращался в Кабардино-Балкарский региональный правозащитный центр, но сделать открытое заявление побоялся.

Отвечая на вопросы адвоката, Кочесоков уточнил, что находился на месте задержания после приезда понятых примерно 10–15 минут, чем опроверг показания понятых, что те находились на месте около часа. Также он сказал, что не видел понятых в отделе полиции после задержания.

Защита заявила ходатайство о выдаче информации о лицах, посещавших Лескенский райотдел полиции 7 и 8 июня 2019 года, в частности: Гонова, понятых Выблова и Мкртумяна, а также адвоката Табухова. Адвокат заметила, что ещё в 2019 году заявляла на имя начальника Лескенского района полиции Медалиева о предоставлении этих сведений, но ответ до сих пор не получен. Суд удовлетворил ходатайство защиты.

Следующее заседание назначено на 10 часов 20 января 2021 года, планируется исследование доказательств, и, возможно, прения сторон.

  • Мартина Кочесокова задержали 7 июня 2019 годав КБР, на федеральной трассе «Кавказ» (между сёлами Хатуей и Анзорей Лескенского района КБР), когда он ехал на своей машине. По версии МВД, при осмотре полицейские обнаружили у него пакет с 263 граммами марихуаны.
  • 9 июня Лескенский райсуд КБР арестовал его на два месяца. 25 июняВерховный суд КБР изменил эту меру пресечения на домашний арест, а через два месяца — на подписку о невыезде.
  • В отношении активиста было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК (незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, до 10 лет лишения свободы). 17 августа 2020 годав Урванском райсуде началось рассмотрение дела.
  • Кочесоков утверждает, что наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, угрожая физической расправой над ним и его родными. Коллеги и друзья связывают задержание Мартина с его общественной деятельностью.
  • На судебных заседаниях свидетели обвинения, в том числе полицейские, которые участвовали в задержании общественника, далипротиворечивые показания.
  • На заседании 11 декабря допросилитроих свидетелей обвинения: понятого Валерия Мкртумяна и двоих засекреченных сотрудников СОБР «Эльбрус» МВД по КБР. 

 

 

Источник: ПЦ "МЕМОРИАЛ"


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1368
Кол-во просмотров материалов
5922113