Следователю СО ОМВД России по Лескенскому району КБР
Карову Адаму Хазраталиевичу
 
от обвиняемого
Кочесокова Мартина Хусеновича
 
Ходатайство
 
 
Я являюсь обвиняемым по уголовному делу 39/76-19 (1190183001400076), которое находится в вашем производстве.
В протоколе подписки о невыезде и надлежащем поведении от 26 августа 2019 года указано, что я отказался от подписи. В действительности я пояснил, что на основании международно-правового акта, обязательного в силу ст. 15 Конституции РФ для правоохранительных органов «Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)», согласия на подписку о невыезде и надлежащем поведении не даю, поскольку считаю, что основания для её избрания отсутствуют.
Конституции РФ (ст. 15 ч. 4) устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы». Такого рода принципы и нормы закрепляют «Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)», принятые Резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1990 г. «Токийские правила» традиционно включаются во все сборники международных актов о правах человека, публикуемых под эгидой Комиссии по правам человека при Президенте РФ, Администрации Президента РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ.
На обязательность учета при осуществлении правосудия «Токийских правил» указал Президиум Верховного Суда РФ, утвердив своим постановлением от 27 февраля 2008 г. Обзор нормативных актов и судебной практики, в котором «Токийские правила» были включены в перечень «документов, содержащих общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере обеспечения прав человека на свободу и личную неприкосновенность» / Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации № 5, май 2008 г., с. 37/.
Пункт 3.4 «Токийских правил» предусматривает, что «не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на правонарушителя и которые применяются до формального разбирательства или суда или вместо них, требуют согласия правонарушителя». При этом данный международно-правовой акт для целей Правил в п. 2.1 именует «правонарушителями» всех лиц, в отношении которых осуществляется судебное преследование на всех этапах отправления уголовного правосудия, независимо от того, являются ли они подозреваемыми, обвиняемыми или осужденными /т. 2, л.д. 75-76/.
Поскольку п. 3.4 «Токийских правил» устанавливает, что согласие обвиняемого на применение мер пресечения, не связанных с тюремным заключением, требуется на стадии досудебного производства, суд вправе избрать эту меру пресечения, не испрашивая такого согласия. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что УПК устанавливает единые основания для избрания всех мер пресечения (ст. 97). При их отсутствии вместо меры пресечения отбирается обязательство о явке (ст. 112). Я, Кочесоков М.Х. отказался дать подписку о невыезде, поскольку необходимость её избрания следователь абсолютно беспочвенно мотивировал тем, что обвиняемый может скрыться от следствия и суда. Одновременно я, Кочесоков М.Х. добровольно дал обязательство о явке по вызовам следствия и с тех пор ни разу его не нарушил.
Учитывая, что я, Кочесоков М.Х., подписку о невыезде не давал и без моего согласия эта мера пресечения на досудебном производстве не может считаться избранной, а, следовательно, оставленной судом без изменения, измененной или отмененной, даю обязательство о явке по вызовам следствия и суда в соответствии со ст. 112 УПК РФ.
Кроме того, после отмены меры пресечения в виде домашнего ареста у меня появилась возможность пользоваться мобильным телефоном. Я обнаружил, что в то время, пока мой смартфон модели ZUK Z2 Pro находился у сотрудников полиции, во всех моих страницах в социальных сетях («Фейсбук» www.facebook.com/martin.kochesoko, «Вконтакте» vk.com/id174366176, «Одноклассники» ok.ru/profile/378699016198, «Инстаграм» www.instagram.com/martin_kochesoko), а также в почтовом ящике Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. были изменены пароли и адреса электронной почты для восстановления пароля.
В данный момент я не имею возможности контролировать указанные страницы, даже не имею возможности их удалить. В то же время у кого-то из сотрудников полиции имеется полный доступ ко всем моим страницам в социальных сетях и почтовому адресу. Таким образом, вопреки моей воле, у данных сотрудников есть возможность публиковать от моего имени запрещенную или негативную информацию и искажать ранее размещенный контент.
 
В этой связи, в соответствии со ст-ст. 119-121 УПК РФ, прошу сообщить:
 
1.  Кто из сотрудников правоохранительных органов, когда и при каких обстоятельствах получил доступ к моему смартфону ZUK Z2 Pro, а также моему рабочему и домашнему компьютеру?
2. На основании чего были проведены следственные действия или оперативно-розыскные мероприятия (обыск, обследование помещения, осмотр) по месту моего жительства в с. В. Куркужин, ул. Октябрьская д. __ и по месту нахождения КБОО «Хабзэ» в г. Нальчик, ул. Чернышевского __, офис __, в ходе которых и были изъяты компьютеры?
 
Кочесоков М.Х.
 
 
«27» августа 2019 года
 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1120
Количество просмотров материалов
3766851