Верховный суд Кабардино-Балкарии сегодня признал, что в действиях прохладненской активистки Анастасии Емельяновой, снимавшей видео на местном рынке, не было хулиганства. Активистка добивается отмены еще одного штрафа, который был на нее наложен за отказ отключить видеозапись в отделе полиции.

Как писал "Кавказский узел", силовики обвинили прохладненскую активистку Анастасию Емельянову в мелком хулиганстве после конфликта с торговцами прохладненского рынка. Инцидент с участием Емельяновой произошел 19 марта, когда она начала снимать на видео торговые точки, в которых, по ее мнению, продается контрафактный товар. По словам активистки, она хотела таким образом привлечь внимание к проблеме. По словам Анастасии, торговлю контрафактом покрывают коррумпированные сотрудники силовых структур.

Анастасия Емельянова известна в Прохладном своей активной гражданской позицией. Ранее она поддержала протест дальнобойщиков против системы "Платон" и участвовала в пикетах против коррупции, инициированных по всей России сторонниками Алексея Навального. Кроме того, Емельянова жаловалась на проблемы с доступом жителей в местный отдел полиции.

В отношении Анастасии Емельяновой после инцидента на рынке 19 марта было составлено два административных протокола. Один - о мелком хулиганстве (часть 1 статьи 20.1 КоАП РФ) по факту инцидента на рынке, второй - о неподчинении законному требованию сотрудника полиции (статья 19.3 КоАП РФ) в связи с тем, что отказалась отключать видеозапись на телефоне в отделе полиции, куда была доставлена с рынка.

22 марта Прохладненский райсуд признал Емельянову виновной в совершении этих двух административных правонарушений и назначил два административных штрафа в размере 500 рублей каждый. Активистка не согласилась с этим и обжаловала решения райсуда в Верховном суде КБР.

 

Верховный суд КБР отменил активистке штраф за хулиганство

 

Сегодня Верховный суд Кабардино-Балкарии рассмотрел жалобу Емельяновой на решение Прохладненского райсуда, признавшего активистку виновной в мелком хулиганстве.

В решении Верховного суда КБР, копия которого имеется в распоряжении "Кавказского узла", говорится, что "действия Емельяновой А.В. по осуществлению видеозаписи в общественном месте, каковой является территория рынка, являются законными и никак не могут быть признаны нарушением общественного порядка".

В решении приводятся доводы райсуда, признавшего Емельянову виновной в мелком хулиганстве. В них отмечается, что активистка на рынке, в частности, "демонстрировала явное неуважение и пренебрежение к продавцам, приставала к ним, навязывала им свое общение, цеплялась к ним, мешала им работать", а обоснованием вывода об этом послужили представленные видеоматериалы.

Просмотрев эти видеоматериалы, Верховный суд КБР установил, что активистка сама стала жертвой нападок торговцев, недовольных тем, что она вела видеосъемку в торговых рядах. "На видеозаписях зафиксировано, что продавцы в торговых рядах, увидев, что Емельянова производит съемку, стали преследовать ее, требовать прекратить видеосъемку, скандалили, остановили Емельянову, обступив ее, затеяли с ней словесную перепалку", - говорится в решении Верховного суда КБР.

Торговцы, которые выказывали недовольство, "находились в общественном месте и не вправе были требовать от Емельяновой А.В прекращения видеосъемки", решил Верховный суд республики.

В итоге он вынес решение отменить постановление Прохладненского районного суда от 22 марта, производство по делу Емельяновой "прекратить в связи с отсутствием состава административного правонарушения".

 

Активистка добивается отмены штрафа по обвинению в неподчинении полицейскому

 

Верховный суд КБР 7 мая начал рассмотрение еще одной жалобы Емельяновой – на штраф за отказ прекратить видеосъемку в здании полиции, куда активистка была доставлена после задержания на рынке. Емельянова утверждает, что в полиции включила телефон и снимала на видео происходящее там "в целях собственной безопасности".

Выступая на заседании в Верховном суде КБР 7 мая, на котором присутствовал корреспондент "Кавказского узла", Анастасия Емельяновазаявила: "В соответствии со статьей 8 федерального закона  №3 "О полиции", деятельность полиции является публичной и открытой, и запрет на проведение видеофиксации ситуаций, прямо касающихся прав и свобод гражданина, незаконен".

Емельянова отметила, что в "Памятке по действиям сотрудников при обращении к гражданам, намеревающимся или осуществляющим фото- или видеосъемку в зданиях органов внутренних дел" много говорится о безопасности и антитеррористической  защите, но очень мало - о противодействии коррупции и правах человека.

"Согласно международным исследованиям, мы находимся на 138-м месте по борьбе с коррупцией (имеются в виду данные, обнародованные в январе 2019 года организацией Transparency International, о том, что Россия в рейтинге восприятия коррупции заняла 138-е место из 180, – прим. "Кавказского узла")… Если мы не примем никаких мер, то коррупция разрушит нашу страну, а нам при этом запрещают снимать на видео действия сотрудников", - заявила в суде Емельянова.

Активистка рассказала корреспонденту "Кавказского узла" подробности того, что произошло в полиции после инцидента на рынке. "Я  была доставлена в отдел полиции Прохладненский для составления протокола по статье 20.1 КоАП РФ. Мое правонарушение состояло в том, что я фиксировала на видео массовую торговлю контрафактным товаром на рынке Прохладного. Все мои объяснения и видеозаписи на этот счет не были приняты в расчет сотрудниками полиции. Когда меня доставили в отдел полиции, понимая, что единственным доказательством в случае нарушения моих прав будет только видеозапись, при входе в отдел полиции я включила камеру на своем мобильном телефоне", - сообщила Анастасия Емельянова.

По ее словам, на втором этаже здания один из сотрудников полиции, не представляясь, потребовал выключить видеокамеру. "Я спросила его, кто он такой и на каком основании он мне запрещает видеосъемку. Он ответил, что отдел полиции - это режимный объект, в котором съемка запрещена", - рассказала активистка. Она заявила ему, что не посетила оружейную комнату, архив или другие помещения, которые можно отнести к режимным, а снимать в коридоре здания полиции ей не запрещает ни одна норма закона. "На это сотрудник мне ответил, что отдел полиции весь является режимным, в котором содержатся сведения, составляющие государственную тайну", - рассказала Анастасия Емельянова.

Выступая в суде, Емельянова задалась вопросом о том, что если отделение полиции – режимный объект, то почему туда можно попасть, всего лишь предъявив документ - ведь для входа на режимные объекты нужно специальное разрешение, а она вошла в отделение полиции вообще без предъявления какого-либо документа.

В возражениях на жалобу Емельяновой за подписью сотрудника отдела полиции (копия документа имеется в распоряжении "Кавказского узла") указывается на пункт 6 "Инструкции о пропускном режиме в административное здание и на территорию объектов МОМВД России "Прохладненский", в котором говорится, что на территории объекта фото- или видеосъемка, а также аудиозапись должна вестись только с разрешения начальника этого отдела полиции, а предупредить об этом гражданина должен сотрудник полиции, осуществляющий охрану объекта.

Поясняя ситуацию с Емельяновой, сотрудник полиции в документе указывает, что женщина вошла к нему в служебный кабинет с включенным телефоном в тот момент, когда он "сидел и рассматривал документы, предназначенные только для служебного пользования…", и была в неадекватном состоянии, в связи с чем он потребовал прекратить видеосъемку и убрать телефон. "На мои неоднократные требования она не реагировала. В связи с чем я встал, подошел к двери и предложил ей немедленно покинуть кабинет. Однако гражданка Емельянова не прекращала свои противоправные действия,… в связи с чем… я проводил ее в коридор. После этого я закрыл дверь и убрал документы со стола, а Емельянова вновь неоднократно ломилась в дверь", - говорится в возражениях.

Полицейский пришел к выводу, что в действиях Емельяновой содержится состав административного правонарушения по статье 19.3 КоАП "Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции".

В свою очередь, Анастасия Емельянова в своем ответе на возражения полицейского пишет, что "неадекватной ее посчитали за то, что требовала от сотрудников полиции качественной работы и соблюдения своих прав".

Решение по этой жалобе Емельяновой Верховный суд КБР планирует огласить 29 мая.

Полицейские должны руководствоваться в своей работе законом "О полиции", в котором говорится об общественном контроле над деятельностью полиции, прокомментировал по просьбе корреспондента "Кавказского узла" ситуацию нальчикский юрист Мурадин Карданов.

"Сотрудники полиции должны руководствоваться федеральным законом "О полиции", а не написанными ими же самими инструкциями. Если они в инструкции напишут требование, что граждане должны к ним являться только в белых одеждах, то это надо соблюдать?" - отметил Мурадин Карданов. 

Он обратил внимание на то, что в статье 50 закона РФ "О полиции" указывается, что  "граждане Российской Федерации, общественные объединения осуществляют общественный контроль над деятельностью полиции в соответствии с федеральным законом". "Видеосъемка может рассматриваться как одна из форм общественного контроля", - добавил Мурадин Карданов.

 

Автор: Людмила Маратоваисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/335493/
© Кавказский Узел


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1073
Количество просмотров материалов
3364519