аналитика

Сборник документов и материалов «Пшемахо Коцев – общественно-политический и государственный деятель Северного Кавказа» состоит из двух разделов.

В первом разделе представлено публицистическое наследие П.Т. Коцева, в котором была предпринята попытка реконструкции сложнейших исторических событий времен революции и Гражданской войны с альтернативной точки зрения.

Во второй раздел включены архивные документы, характеризующие П. Коцева в годы учебы в Санкт-Петербургском университете и работы в Екатеринодарском окружном суде, а также документы, отражающие деятельность П. Коцева в период революции и Гражданской войны на Северном Кавказе.

 Издание адресовано научным работникам, студентам и аспирантам, специализирующимся по проблемам истории Северного Кавказа.

Скачать здесь (pdf)



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Борьба с радикализацией молодежи на Кавказе сейчас отличается поиском новых форм и контрнарративов. На смену казенной массовости и формализму должны прийти действительно интересные проекты, отмечает старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева в своем материале для "Кавказского узла". Конные переходы "Хасэ всадников"1, которые проводятся в память о жертвах Кавказской войны и в другие памятные даты, привлекают молодежь. Нужно продолжать популяризировать такие акции, но избегать ситуаций, подобных той, что произошла в Кенделене.

 ***

Проблематика профилактики радикализации молодежи на Северном Кавказе продолжает оставаться актуальной. Несмотря на устойчивую тенденцию снижения количества террористических актов в регионе и числа жертв среди мирного населения и сотрудников силовых структур,2 аналитики и эксперты (Д. Соколов, Е.Сокирянская, В.Хатажуков, А. Ярлыкапов и др.) отмечают, что системный кризис на Кавказе продолжает продуцировать факторы, способствующие радикализации, риски радикализации сохраняются, а насилие трансформируется в новые формы.

Черкесы переживают новую реальность, разительно отличную от той, в условиях которой они сформировались, выросли и прошли национальное становление. 155 лет назад один из самых оседлых народов оказался разбросанным по всему миру; ныне на исторической родине проживает менее 10%. Это новое историческое положение по хронологическим меркам истории очень невелико, поэтому в условиях тотальной разделенности адаптация к подобной ситуации происходит тяжело, долго, противоречиво. Однако процесс имплицитного осмысления неуклонно развивается: новая реальность диктует новые смыслы, а главное, рождает новые вызовы, требующие стремительной и верной стратегии.

Несмотря на насущные проблемы политического, утилитарного, прагматического характера, а также массу других, одной из ключевых становится проблема экзистенциальной миссии: в чем назначение черкесов? К чему они призваны? Чем можем помочь сами себе и другим в улучшении, усовершенствовании человека, общества и самого мира? Этот вопрос из разряда экзистенциальных, но острое звучание его обусловлено, очевидно, тем, что для специфической черкесской культуры он расширяется до уровня общенационального.

Правовые аспекты, отражённые в законе РФ «О противодействии экстремистской деятельности», а также другие нормативно-правовые акты, касающиеся проблемы молодёжного экстремизма широко освещены в СМИ и в специальной литературе, как на информационно-просветительском уровне, так и на уровне конкретных рекомендаций для родителей и работников системы образования [1,2]. Тем не менее, подход к проблеме экстремизма и, в частности, молодёжного экстремизма, как к деятельности человека, далекой от общепринятых норм, приверженности жестким формам разрешения конфликта, следует считать неполным и упрощённым. Среди возможных факторов молодежного экстремизма в литературе отмечают следующие: влияние родителей, групп сверстников и авторитетных лиц из круга общения подростка; стресс, повлекший за собой дезинтеграцию в обществе; собственные представления и моральные установки; личностные психологические особенности (агрессивность, внушаемость); психическое напряжение[2]. Вряд ли эти факторы охватывают всю глубину вопроса, а такие рекомендации по профилактике молодёжного экстремизма, как организация походов с преодолением препятствий, направление активности подростков в спортивную или творческую деятельность, создание групп для отстаивания активной гражданской позиции[1], вряд ли достаточны, по крайней мере в отношении к проблеме религиозного радикализма, основанного на определённом мировоззрении и на определённой системе убеждений.

2019 год объявлен ООН Международным годом языков коренных народов.

 
В статье актуализируется важная проблема, без решения которой сохранение черкесских диалектов кажется неразрешимой задачей. 
 
Этнонимическая номенклатура в отношении черкесского народа была санкционирована в РФ на заре советской власти: наряду с кабардинцами появились черкесы КЧР, адыгейцы, которые стали называться тремя отдельными «новыми народами». С тех пор советская система этнонимов так и существует, при этом нет официального обозначения черкесов как единого народа.

 

Примеры современных черкесских этнонимов

 

Вот как в настоящее время определяют черкесов, адыгейцев, кабардинцев, например, в наиболее доступном источнике – Википедии (которая опирается как правило на авторитетные научные первоисточники):

 КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

 

Вооруженный конфликт на Северном Кавказе, то разгоравшийся, то угасавший с середины 1990-х, в последние годы заметно стихает. Вооруженное подполье, первоначально возникшее как военное крыло постсоветского сепаратистского движения в Чечне, постепенно трансформировалось в региональный джихадистский проект, объединенный в 2007 году «Имаратом Кавказ» (ИК*)1. В июне 2015 года произошла его третья реинкарнация, когда большая часть сохранившихся к тому времени групп боевиков присягнула на верность так называемому Исламскому государству Ирака и Левента (ИГИЛ*)2. К 2016 году к джихадистам в Сирии и Ираке присоединилось около трех тысяч радикалов с Северного Кавказа, что привело к значительному снижению числа жертв вооруженного конфликта и боестолкновений на Северном Кавказе. Однако большинство региональных экспертов и активистов опасаются, что относительное затишье носит временный характер.

Риск возобновления активного противостояния реален, в связи с этим российские федеральные и местные власти должны повысить эффективность действий, направленных на предотвращение новых волн радикализации и перехода ее в вооруженный джихадизм.

 

Живая и мертвая вода Кавказа

(статья была написана в 2016 году)

 

Настоящее время отличается общим затяжным кризисом во всех сферах. Но любой кризис не может быть серьезной угрозой, если остаются значительные внутренние ресурсы для его преодоления. В первую очередь, моральные. Каковы же они, если иметь в виду сообщество республик Северного Кавказа?

Братские республики связаны 70-летней советской, новейшей российской историей. В общей сложности эта новая история уже не столь нова по меркам человеческой жизни, так как насчитывает 100 лет, – срок, более чем достаточный, чтобы в рамках кавказской традиции считать друг друга не только ближайшими соседями, но родственниками.

В издательстве ООО «Тетраграф» вышла книга «Записки кабардинского инженера", известного в Кабардино-Балкарий общественного и политического деятеля Муазина Хачетлова. Автор подробно, аргументировано, используя большой фактологический материал, рассказывает о пройдённом им жизненном пути. Для нас особый интерес представляет глава, посвящённая событиям, происходившим в Кабардино-Балкарии в 90-е годы, активным участником которых он являлся. Вот, что Хачетлов пишет об этом периоде: «……с формированием нового состава Верховного Совета КБАССР весной 1990 года, а также с началом чуть ранее активной деятельности национальных общественных организаций «Адыгэ Хасэ»,  «Тюре» и ряда республиканских демократических партий, вопросы реальной перестройки в Кабардино-Балкарском обществе приобрели острый дискуссионный характер, который зачастую перерастал в положение определенной политической напряженности. Подобная ситуация в общественно-политической жизни в нашей республике со временем повлекла за собой возникновение таких резонансных политических событий, что, по нашему мнению, похожие процессы не имели места ни в одном регионе РСФСР.

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1084
Количество просмотров материалов
3475764