Уважаемый суд, и уважаемые участники процесса!   

Мой подзащитный, Кочесоков Мартин Хусенович, обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228 УК РФ.  

Как в ходе предварительного следствия так и в ходе судебного разбирательства

Кочесоков М.Х. вину в инкриминируемом ему преступлении не признал и показал следующее: 

Я, как и мой подзащитный, уверена что уголовное преследование в отношении Кочесокова М.Х. связано не с мнимым наличием у него наркотических средств, а с его общественной деятельностью. 

Изучением материалов данного уголовного дела по обвинению Кочесокова М.Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, стороной защиты выявлены достаточные данные, свидетельствующие о совершении оперуполномоченным ЦПЭ МВД России по КБР лейтенантом полиции Гоновым М.Л. и другими сотрудниками МВД России по КБР преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 3 ст. 285 УК РФ, ч. 2 ст. 302 ч. 3 и ч. 4 ст. 303 УК РФ, при следующих обстоятельствах:

С 2016 года Кочесоков М.Х. является известным общественным и политическим деятелем на территории КБР,  активно высказывает свою    гражданскую позицию,пытается  доносить  до органов государственной власти проблемы волнующие   общество, участвует в обсуждении общественно важных вопрос на международном уровне.  Кочесоков М.Х.  регулярно обращается  к высшим должностным лицам государства, доводя до них острые, требующие особого внимания и срочного принятия решений вопросы.

Сложившиеся вокруг личности Кочесокова М.Х. общественное мнение и положительный общественный резонанс его деятельности создали определенный уровень напряжения среди правоохранительных органов на территории КБР, в том числе в ЦПЭ МВД России по КБР, в связи с чем не позднее 7 июня 2019 года должностные лица указанного органа внутренних дел, в т.ч. Гонов М.Л., преследуя вопреки интересам службы цель оказать на Кочесокова М.Х. давление и незаконно отстранить от участия в общественно-политической деятельности, то есть из иной личной заинтересованности, приняли решение инсценировать причастность Кочесокова М.Х. к преступлению в сфере незаконного оборота наркотических средств, достаточную для привлечения к уголовной ответственности, что являлось наиболее распространенным и доступным к реализации способом.

Не позднее 7 июня 2019 года Гонов М.Л. совместно с другими сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР, осознавая, что для реализации задуманных противоправных действий в отношении Кочесокова М.Х. необходимо наличие поводов и оснований для производства оперативно-розыскных мероприятий в целях придания им видимости законности, приняли решение сфальсифицировать данные о том, что в ЦПЭ МВД России по КБР якобы поступила оперативная информация о причастности Кочесокова М.Х. к незаконному обороту наркотических средств, полученной при оперативном сопровождении  уголовного дела,  возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ

Такую ложную информацию Гонов М.Л. преподнес руководству ЦПЭ МВД России по КБР как полученную оперативным путем и стал использовать как основание к проведению оперативно-розыскных мероприятий, позволяющее привлекать к этим мероприятиям других сотрудников органов внутренних дел и иных лиц, в том числе понятых, и использовать доступные ЦПЭ МВД России по КБР средства и методы установления местонахождения лиц.

Злоупотребляя своими должностными полномочиями вопреки интересам службы из вышеуказанной заинтересованности, Гонов М.Л. и другие сотрудники ЦПЭ МВД России по КБР не позднее 7 июня 2019 года установили местонахождение Кочесокова М.Х. в с.п. Урух Лескенскогорайона КБР, не соответствующее постоянному месту жительства последнего, после чего начал планировать незаконное задержание Кочесокова М.Х. 

Для реализации указанного преступного умысла, Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР с использованием должностных полномочий вопреки интересам службы приобрели наркотическое средство «марихуана», упакованное в два черных полимерных пакета массой 320 грамм и 6,32 грамм соответственно, которое запланировали подложить в автомобиль и предметы одежды Кочесокова М.Х. 

Для фиксации принадлежности указанного наркотического средства именно Кочесокову М.Х. и создания большей доказательственной базы признаков причастности последнего к незаконному обороту наркотических средств, этими же сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР изготовлено жидкое вещество с содержанием наркотического средства «марихуана», которые запланировано нанести на предметы одежды и части тела Кочесокова М.Х. для последующего изъятия с них смывов. 

В ночь с 6 на 7 июня 2019 года Гонов М.Л., используя средства и методы проведения оперативно-розыскных мероприятий из иной личной заинтересованности, установил точное местонахождение Кочесокова М.Х. в с.п. Урух Лескенского района КБР и информацию о том, что последний 7 июня 2019 года планирует выехать на автомобиле ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, из указанного населенного пункта в сторону постоянного места жительства в с. В. Куркужин Баксанского района КБР, в связи с чем Гонов М.Л. запланировал дату задержания Кочесокова М.Х. на 7 июня 2019 года и место задержания – участок федеральной автодороги «Кавказ» в Лескинском районе КБР между с.п. Урух и с. В. Куркужин.

Не позднее 8 часов 7 июня 2019 года Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, располагая вышеуказанными данными о планах Кочесокова М.Х., используя свое должностное положение вопреки интересам службы, привлекли к производству оперативно-розыскных мероприятий в отношении Кочесокова М.Х. сотрудников СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России по КБР и ОГИБДД ОМВД России по Лескенскому району КБР, не осведомленных об их преступных намерениях, сообщив последним, что в скором времени по федеральной автодороге «Кавказ» в Лескенскомрайоне КБР на автомобиле ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, будет передвигаться гражданин Кочесоков М.Х., который якобы может быть причастен к незаконному обороту на территории Российской Федерации наркотических средств. 

Действуя под мнимым предлогом участия в оперативно-розыскном мероприятии в отношении Кочесокова М.Х., сотрудники ОГИБДД ОМВД России по Лескенскому району КБР Урусов К.М. и Бесчоков Р.А., не осведомленных об истинных целях запланированного Гоновым М.Л. и другими сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР мероприятия, с 8 часов начали патрулировать на служебном автомобиле вверенный им участок местности в районе автодороги «Хатуей-Чикола», ожидая поступления от ЦПЭ МВД России по КБР команды на начало мероприятия.

С этого же времени сотрудники СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России по КБР, также осведомленные об истинных целях запланированного Гоновым М.Л. и другими сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР мероприятия, находились в районе 489 километра федеральной автодороге «Кавказ» в служебном автомобиле и ожидали момента начала производства в отношении Кочесокова М.Х. спланированных мероприятий с целью оказания силовой поддержки при задержании. 

Помимо этого, с целью придания видимости наличия законных методов и оснований производства оперативно-розыскных мероприятий в отношении Кочесокова М.Х., Гонов М.Л., продолжая действовать преступно из ложно понятых интересов службы, около 12 часов 7 июня 2019 года связался с находящимися в зависимости от ЦПЭ МВД России по КБР гражданами Мкртумяном В.Г. и Выбловым А.А., систематически участвующими по требованию ЦПЭ МВД России по КБР в различных мероприятиях и следственных действиях в качестве понятых, и сообщил о необходимости принять участие в предстоящем осмотре места происшествия на федеральной автодороге «Кавказ». После этого МкртумянВ.Г. и Выблов А.А. были заблаговременно доставлены сотрудником ЦПЭ МВД России по КБР Кармовым Л.Б. к месту инсценировки пресечения противоправной деятельности Кочесокова М.Х.

Около 15 часов 30 минут 7 июня 2019 года КочесоковМ.Х. на автомобиле ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, выехал из с.п. Урух в сторону постоянного места жительства в с. В.Куркужин, а Гонов М.Л. с неустановленным лицом из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР стал преследовать указанный автомобиль, контролируя маршрут движения.

Убедившись, что Кочесоков М.Х. движется в нужном направлении, Гонов М.Л. связался с экипажем ДПС в составе Урусова К.М. и Бесчокова Р.А. и сообщил о начале мероприятия по задержанию Кочесокова М.Х.

Двигаясь в указанное время по федеральной автодороге «Кавказ», подъезжая к 489 километру участка данной автодороги, Кочесоков М.Х. заметил движущийся за его транспортным средством служебный автомобиль экипажа ДПС, в котором находились вышеуказанные сотрудники ОГИБДД ОМВД России по Лескенскому району КБР.

В районе 489 километра федеральной автодороги «Кавказ», то есть в указанном Гоновым М.Л. и неустановленным лицом из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР месте, сотрудники ОГИБДД ОМВД России по Лескенскому району КБР Урусов К.М. и Бесчоков Р.А., действуя по заранее спланированному Гоновым М.Л. сценарию, с использованием специальных сигналов служебного автомобиля потребовали водителя автомобиля ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, то есть Кочесокова М.Х., совершить остановку, в связи с чем последний, не осведомленный о действительных причинах остановки его транспортного средства, не подозревая о готовящейся в отношении него противоправной деятельности и выполняя, по его мнению, законное требование сотрудников полиции, остановил свой автомобиль на 489 километре + 400 метров участка федеральной автодороги «Кавказ».

Выйдя из автомобиля и оставив его не запертым, Кочесоков М.Х. направился к экипажу ДПС с целью предоставить документы, подтверждающие право пользования и управления транспортным средством. 

В этот момент к Кочесокову М.Х. подъехал автомобиль с сотрудниками СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России по КБР, которые, выйдя из автомобиля, используя служебное огнестрельное оружие, выдвигая по их мнению законные требования в адрес Кочесокова М.Х. о необходимости подчинения сотрудникам полиции, то есть действуя под видом выполнения специальной операции и по плану ГоноваМ.Л., против воли и с применением физической силы уложили Кочесокова М.Х. на землю лицом вниз, с применением насилия прижали голову Кочесокова М.Х. к земле, исключив возможность наблюдать за происходящим, а также применили специальное средство – наручники, зафиксировав руки Кочесокова М.Х. за спиной, чем ограничили последнему свободу действий, то есть осуществили захват.  

В этот же момент на место задержания Кочесокова М.Х. прибыли Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, которые подошли к автомобилю ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, и начали изыскивать место предполагаемой закладки в автомобиль наркотического средства «марихуана» массой 320 грамм, для чего открыли двери и багажник данного автомобиля.

Избрав местом закладки наркотического средства «марихуана» массой 320 грамм багажник указанного автомобиля, Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР обратили внимание, что их действия попали в поле зрения проезжающего мимо них гражданина Битокова М.В., в связи с чем Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР в срочном порядке осуществили закладку упакованного в черный пакет наркотического средства «марихуана» массой 320 грамм под водительское кресло этого автомобиля.

Сразу после этого Гонов М.Л. и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, пользуясь беспомощностью Кочесокова М.Х., силой и специальными средствами ограниченного в свободе действий, нанесли на лицо, кисти рук и элементы одежды Кочесокова М.Х. заранее заготовленную жидкость с содержанием наркотического средства «марихуана», после чего осуществили закладку в левый карман брюк Кочесокова М.Х. второго черного пакета с наркотическим средством «марихуана» массой 6,32 грамм. 

При указанных обстоятельствах Кочесоков М.Х., осознавая, что вышеперечисленные действия сотрудников правоохранительных органов направлены исключительно на инсценировку его причастности к незаконному обороту наркотических средств, а также осознавая реальную угрозу своей жизни и здоровью со стороны вооруженных и применяющих физическую силу и специальные средства сотрудников правоохранительных органов в случае неповиновения, которые при обстоятельствах захвата прямо высказывались о возможном причинении ему смерти в случае несогласия на самооговор, находясь в беспомощном состоянии, дал свое согласие Гонову М.Л. и неустановленному лицу из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР подтвердить причастность к незаконному обороту наркотических средств.

Инсценировав вышеуказанные обстоятельства, создав условия наличия доказательственной базы признаков причастности Кочесокова М.Х. к преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 228 УК РФ, получив от последнего согласие оговорить себя, то есть достигнув запланированной противоправной цели, Гонов М.Л. не позднее 16 часов 30 минут того же дня осуществил вызов следственно-оперативной группы на место задержания Кочесокова М.Х., после чего он и неустановленное лицо из числа сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР вплоть до приезда следственно-оперативной группы, пользуясь подавленным и беспомощным состоянием Кочесокова М.Х., под угрозой жизни и здоровью, которую последний в сложившейся обстановке осознавал и реально опасался этого, проинструктировали Кочесокова М.Х. о его дальнейших действиях по содействию органам предварительного следствия, по даче признательных показаний о причастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ

При этом Гонов М.Л., моделируя показания КочесоковуМ.Х., осознавая, что следственно-оперативная группа будет выяснять источник происхождения и приобретения Кочесоковым М.Х. обнаруженных в кармане брюк и автомобиле наркотических средств, изначально разработал версию о том, что Кочесоков М.Х. данные наркотические средства купил, однако в последующем, осуществив консультацию с неустановленным лицом в ходе телефонного разговора, уточнил версию приобретения Кочесоковым М.Х. наркотических средств, согласно которой последний якобы собрал данное наркотическое средство на окрестностях с.п. Урух за 8 месяцев до задержания, то есть в ноябре 2018 года.  

К приезду следственно-оперативной группы на 489 километр + 400 метров участка федеральной автодороги «Кавказ», на данный участок сотрудник ЦПЭ МВД России по КБР Кармов Л.Б. по указанию Гонова М.Л. доставил граждан Мкртумяна В.Г. и Выблова А.А. для участия в качестве понятых в осмотре места происшествия, о чем последние были уведомлены Гоновым М.Л. заблаговременно, более чем за 3 часа до начала инсценировки.

К 16 часам 30 минутам 7 июня 2019 года на указанный участок местности прибыла следственно-оперативная группа под руководством дознавателя ОД ОМВД России по Лескенскому району майора юстиции Блиева К.М., которому Кочесоков М.Х., исполняя незаконные требования сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, осознавая реальную угрозу жизни и здоровью, сообщил, что при нем имеется запрещенные к свободному обороту средства, после чего в присутствии Блиева К.М., Мкртумяна В.Г. и Выблова А.А. самостоятельно извлек из левого кармана своих брюк черный пакет с наркотическим средством «марихуана», заложенный туда ранее сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР, и развернул данный пакет, оставив таким образом на пакете потожировые следы и отпечатки пальцев рук.

Затем Кочесоков М.Х., продолжая действовать в соответствии с незаконными требованиями сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, реально опасаясь за свою жизнь и здоровье, в присутствии Блиева К.М., Мкртумяна В.Г. и Выблова А.А. сообщил, что на переднем сидении его автомобиля также находится наркотическое средство «марихуана».

Однако, в связи с тем, что Кочесоков М.Х., будучи лишенным возможности видеть ранее место закладки в его автомобиль пакета с наркотическим средством, ошибся в своих пояснениях при производстве осмотра места происшествия, когда как местом закладки являлось пространство под водительским сидением. Изъятие данного пакета с наркотическим средством из автомобиля ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, также произведено лично Кочесоковым М.Х., в связи с чем на пакете могли остаться его потожировые следы и отпечатки пальцев рук.

В 17 часов 30 минут 7 июня 2019 года производство осмотра места происшествия окончено, Кочесоков М.Х. в сопровождении Гонова М.Л. доставлен в ОМВД России по Лескенскому району, где последний составил за него объяснения с разработанной версией приобретения и хранения наркотических средств, которые Кочесоков М.Х. подписал по требованию Гонова М.Л.

Желая придать вышеперечисленным противоправным действиям в отношении Кочесокова М.Х. якобы законный характер, Гонов М.Л. в тот же день составил рапорт в соответствии со ст. 143 УПК РФ на имя начальника ОМВД России по Лескенскому району о том, что сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР совместно с СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России по КБР в ходе отработки полученной оперативной информации и проведения оперативно-розыскных мероприятий выявлена и пресечена противоправная деятельность Кочесокова М.Х. в сфере незаконного оборота наркотических средств. 

7 июня 2019 года данный рапорт, содержащий заведомо ложные сведения об истинных основаниях, обстоятельствах и результатах мероприятий в отношении Кочесокова М.Х., в отсутствие иных документов, подтверждающих законность производства оперативно-розыскного мероприятия, предусмотренных Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденной совместным приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России и СК России от 27 сентября 2013 года № 776/703/509/507/1820/42/535/398/68, представлен Гоновым М.Х. в ОМВД России по Лескенскому району, зарегистрирован в Книге учета сообщений о преступлениях за № 1552, в связи с чем с указанного времени в отношении Кочесокова М.Х. начато уголовное преследование, выразившееся в возбуждении 8 июня 2019 года в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, его задержании в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, применении меры пресечения в виде заключения под стражу и предъявлении обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, что существенно нарушило его конституционные права и повлекло наступление тяжких последствий.  

Таким образом, при вышеуказанных обстоятельствах сотрудниками ЦПЭ МВД России по КБР, в т.ч. Гоновым М.Л., и сотрудниками УФСВНГ России по КБР из ложно понятых интересов службы и иной личной заинтересованности совершены действия, содержащие все признаки преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 3 ст. 285 УК РФ, ч. 2 ст. 302, ч. 3 и ч. 4 ст. 303 УК РФ. 

Доказательствами, подтверждающими совершение указанных уголовно-наказуемых деяний в отношении Кочесокова М.Х., являются:

Показания обвиняемого Кочесокова М.Х., который изложил обстоятельства производства в отношении него мероприятий с применением незаконных методов, включая обстоятельства угроз убийством за неповиновение и неисполнение незаконных требований сотрудников ЦПЭ МВД России по КБР, закладки ими наркотических средств в одежду и автомобиль, фальсификацию доказательств причастности к преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 228 УК РФ, выразившуюся в нанесении на его части тела и одежду следов наркотических средств и оставлении потожировых следов и отпечатков пальцев на упаковках наркотических средств.

Показания свидетеля Гонова М.Х., который в ходе очной ставки с Кочесоковым М.Х. сообщил о законности своих действий и мероприятий в отношении последнего, однако не смог дать пояснения и отказался от дачи показаний по вопросам несоответствующего законодательству оформления результата об ОРД в отношении Кочесокова М.Х., источника получения оперативной информации, причин, по которым он привлек для участия в качестве понятых зависимых от ЦПЭ МВД России по КБР граждан. Он также не смог пояснить, почему информацию о возможной причастности КочесоковаМ.Х. к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ отрабатывали сотрудники ЦПЭ МВД России по КБР, а не уполномоченные подразделения МВД России.

Иной документ – рапорт Гонова М.Л. от 7 июня 2019 года, составленный в порядке ст. 143 УПК РФ об обстоятельствах пресечения противоправных действий Кочесокова М.Х., из которого следует, что деятельность последнего выявлена и пресечена в рамках отработки оперативной информации и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Однако, из данного рапорта не следует сведений об источнике получения информации и о конкретном проводимом ОРМ в отношении Кочесокова М.Х. Также этот рапорт представлен с нарушениями Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденной совместным приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России и СК России от 27 сентября 2013 года № 776/703/509/507/1820/42/535/398/68.

Из объяснений Гонова М.Л., данных им в рамках проведенной проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ в Урванском МРСО СУ СК России по КБР, следует, что информацию о причастности Кочесокова М.Х. к преступлению в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ он получил в рамках оперативного сопровождения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 318 УК РФ. Данная информация, со слов Гонова М.Л., была оформлена в строгом соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Для проверки данной информации он привлек сотрудников УГИБДД МВД России по КБР и СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России по КБР.  В данных объяснениях Гонов М.Х., в отличие от своих свидетельских показаний, поясняет о том, что он якобы сам увидел подозрительный пакет под водительским сидением автомобиля Кочесокова М.Х., когда находился рядом с ним и сотрудником ДПС, проверявшим документы Кочесокова М.Х. Речь последнего при указанных обстоятельствах была неразборчива, от Кочесокова М.Х. исходил специфический запас марихуаны. Эти обстоятельства натолкнули его на мысль, что при Кочесокове М.Х. могут находится наркотические средства. 

Объяснения сотрудников ДПС ОМВД России по Лескенскому району Урусова К.М. и Бесчокова Р.М., данные ими в ходе вышеуказанной проверки в Урванском МРСО СУ СК России по КБР, из которых следует, что в 8 часов 7 июня 2019 года они заступили на дежурство в составе экипажа «519». Перед этим им от ЦПЭ МВД России по КБР поступила ориентировка на остановку транспортного средства ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07. Патрулируя вверенный участок автодороги «Хатуей-Чикола», к ним прибыли сотрудники ЦПЭ МВД России по КБР и сообщили, что вскоре по федеральной автодороге «Кавказ» со стороны с. Урух в сторону г. Нальчик будет передвигаться вышеуказанный автомобиль, который нужно будет остановить. Около 16 часов того же дня ему от ЦПЭ МВД России по КБР поступили сведения, что автомобиль ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, двигается по федеральной автодороге «Кавказ». Обнаружив данный автомобиль, они остановил его, после чего к остановленному автомобилю подошли сотрудники ЦПЭ МВД России по КБР и задержали его водителя – Кочесокова М.Х. Затем им стало известно, что при Кочесокове М.Х. были обнаружены два пакета с наркотическим средством. 

Из показаний свидетеля Битокова М.А. следует, что вечером 6 июня 2019 года он по просьбе Кочесокова М.Х. припарковал автомобиль ВАЗ 2114, г.р.з. В688ЕА07, во двор его дома в с.п. Урух. При этом, чтобы комфортно управлять данным автомобилем, он занял удобное положения, отодвинув назад от рулевого колеса водительское сидение, под которым каких-либо посторонних предметов, включая пакетов, не находилось. 7 июня 2019 года, собираясь провожать Кочесокова М.Х., он лично сложил продукты питания (рыбу) на заднее сидение вышеуказанного автомобиля. Багажное отделение автомобиля было пустым, там находились только пустые пакеты и дождевики. Около 15 часов 30 минут 7 июня 2019 года он с Кочесоковым М.Х., управляя двумя разными автомобилями, выехали из с.п. Урух в сторону г. Нальчик. Следуя по федеральной автодороге «Кавказ», автомобиль Кочесокова М.Х. был остановлен сотрудниками ДПС, после чего на его глазах произведено задержание Кочесокова М.Х. Среди лиц, задерживающих его брата, было несколько в масках и форменном обмундировании сотрудников полиции и двое в гражданской форме одежды. Указанные лица осматривали автомобиль Кочесокова М.Х., заглядывали в салон и багажник, пока Кочесоков М.Х. лежал на земле. В последующем к нему подошли несколько человек в масках с целью выяснения сведений о его личности, в связи с чем он более не наблюдал за действиями, происходящими с Кочесоковым М.Х.

Показания свидетелей Мкртумяна В.Г. и Выблова А.А., которые, каждый в отдельности, в ходе очных ставок с Кочесоковым М.Х. показали, что действительно по требованию правоохранительных органов систематически участвуют в различных мероприятиях в качестве понятых. 7 июня 2019 года около 12 часов с ними действительно связался Гонов М.Л. и сообщил о необходимости участия в осмотре места происшествия, куда их в последующем доставил другой сотрудник ЦПЭ МВД России по КБР, в связи с чем они заранее знали о готовящемся задержании и о месте задержания.

Иной документ – постановление от 8 июня 2019 года о возбуждении в отношении Кочесокова М.Х. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, из которого следует, что поводом к возбуждению данного уголовного дела явился рапорт Гонова М.Х. от 7 июня 2019 года.

Показания свидетеля Блиева К.М., который в ходе очной ставки с Кочесоковым М.Х. подтвердил, что 7 июня 2019 года по прибытии следственно-оперативной группы на место происшествия последний лежал на земле, его руки были скованны наручниками.

Иной документ – акт амбулаторной наркологической экспертизы от 13 июня 2019 года, согласно которому у Кочесокова М.Х. не выявлено следов употребления наркотических средств и наркомании. Указанный вывод экспертов подтверждает то обстоятельство, что обнаружение на смывах с лица и рук Кочесокова М.Х. следов употребления им наркотических средств при условии экспертного вывода об отсутствии в моче Кочесокова М.Х. следов употребления наркотических средств указывает на умышленное нанесение наркотических средств на лицо и руки Кочесокова М.Х. при вышеуказанных противоправных действиях сотрудников правоохранительных органов. 

Оценивая преступные действия Гонова М.Л., следует обратить внимание на действия следователей СО ОМВД России по Лескенскому району, которые, будучи осведомленными об истинных основаниях и мотивах уголовного преследования Кочесокова М.Х., действуя из ложно понятых интересов службы, преследуя цель не допустить выявления противоправных действий Гонова М.Л., фактически сами совершили действия, направленные на фальсификацию доказательств в рамках расследования уголовного дела 
№ 1190183001400076, а именно:

7 июня 2019 года Гоновым М.Л., имеющим поверхностное представление о предмете доказывания преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, смоделировано объяснение Кочесокова М.Х., согласно которым последний детально пояснил об обстоятельствах задержания 7 июня 2019 года, но по предмету доказывания сообщил лишь то, что обнаруженные и изъятые у него упаковки с наркотическими средством «марихуана» принадлежат ему, а данное наркотическое средство он в «районе 14 часов в начале ноября 2018 года» собрал на окраине с.п. Урух для личного употребления без цели сбыта. До изъятия данное наркотическое средство она хранил в месте его сбора, то есть на окраине с.п. Урух.

В период с 1 часа 20 минут до 2 часов 00 минут 8 июня 2019 года Кочесоков М.Х. допрошен в качестве подозреваемого следователем СО ОМВД России по Лескенскому району лейтенантом юстиции Соховой А.В., которая, не вдаваясь в подробности вышеуказанного объяснения Кочесокова М.Х., внесла в протокол показания от имени последнего, согласно которым «дикорастущая конопля собрана на окраине с.п. Урух в районе 14 часов 00 минут в начале ноября 2018 года, упакована в два черных полимерных пакета, которые он (с ноября 2018 года) хранил в кармане своих штанов и под водительским сидением автомобиля». 

8 июня 2019 года уголовное дело в отношении КочесоковаМ.Х. передано в производство другому следователю этого же СО ОМВД России по Лескенскому району – капитану юстиции Карову А.Х., который в указанный день предъявил Кочесокову М.Х. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, а также допросил его по существу предъявленного обвинения. Примечательно то, что Каров А.Х., оформляя протокол допроса обвиняемого Кочесокова М.Х., вовсе не удосужился изменить переданные ему ранее Соховой А.В. показания Кочесокова М.Х. в электронном виде, в связи с чем он скопировал показания подозреваемого Кочесокова М.Х. в протокол допроса обвиняемого, сохранив созданную Соховой А.В. версия приобретения и хранения Кочесоковым М.Х. наркотического средства. 

17 июня 2019 года старшим оперуполномоченным отдела дознания ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по КБР капитаном внутренней службы Таовым И.А. составлен протокол явки Кочесокова М.Х. с повинной, в котором последний излагает версию, что «в ноябре 2018 года он на окраине с.п. Урух сорвал марихуану для личного употребления, сложил ее в пакет, который спрятал недалеко от места, где сорвал. 6 июня 2019 года решил поехать к брату на рыбалку, заехал забрать пакет с марихуаной. Часть марихуаны пересыпал в отдельный пакет и положил в карман брюк, другой пакет положил под сидение своего автомобиля».

5 июля 2019 года следователем Каровым А.Х. КочесоковуМ.Х. предъявлено новое обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, в описательной части которого содержаться такие данные об объективной стороне указанного преступления, которые ранее на предварительном следствии не заявлялись, а именно: «Кочесоков М.Х. в ноябре 2018 года … путем сбора верхушечных частей дикорастущей конопли, незаконно приобрел….сложив в полимерный пакет и спрятав в поле на окраине с.п. Урух…».

Изложенное свидетельствует о полном отсутствии согласованности действий Гонова М.Х. и следователей СО ОМВД России по Лескенскому району в условиях фальсификации доказательств в отношении Кочесокова М.Х. Реализовав план по уголовному преследованию КочесоковаМ.Х., вышеперечисленные сотрудники органов внутренних дел даже не удосужились смоделировать показания Кочесокова М.Х., добиться их последовательности и однообразности.

 

Урванский районный суд КБР 

19.02.2021г..


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1402
Кол-во просмотров материалов
6260545