Свидетели обвинения на процессе по делу черкесского общественника путаются в показаниях, противоречат друг другу, «не помнят» важные подробности и демонстрируют полную некомпетентность
 

В Урванском районном суде Кабардино-Балкарской Республики продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении 31-летнего главы черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова, обвиняемого в приобретении и хранении 263 граммов марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК). Кочесоков утверждает, что невиновен и подписал признательные показания, потому что ему угрожали пытками. На заседании 7 октября были допрошены два свидетелей обвинения — сотрудники МВД, один из которых участвовал в задержании Кочесокова. Они дали противоречивые показания, многое не помнили и не знали.

Бывший инспектор ДПС по Лескенскому району Руслан Бесчоков рассказал, что летом 2019 года (точную дату он не запомнил) он с сослуживцем Кантемиром Урусовым был на суточном дежурстве. Примерно в 10–11 часов в селении Хатуей к ним подъехала машина. Вышедший из неё человек показал Бесчокову удостоверение сотрудника Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по КБР. Свидетель не запомнил его внешность, имя, цвет и марку автомобиля.

Также из машины вышли трое-четверо человек в масках и во время всего разговора стояли позади сотрудника ЦПЭ. Он сказал Бесчокову, что по федеральной трассе «Кавказ» из села Урух в сторону Нальчика будет ехать белая машина, водитель которой может быть причастен к совершению преступления. Ему также сообщили марку и номер автомобиля, но в суде он их вспомнить не смог.

Бесчоков с Урусовым уведомили об этой ориентировке дежурную часть ОМВД по Лескенскому району и продолжили нести службу.

Примерно в 15 или 16 часов «сотрудник сообщил по телефону», что необходимо остановить конкретный автомобиль, едущий по трассе «Кавказ» в сторону Нальчика. Бесчоков уточнил, что не помнит, кто именно и кому передал такое указание. «Наверное, Урусову тот же сотрудник ЦПЭ», — предположил он.

Вскоре полицейские увидели эту машину, поехали за ней и остановили недалеко от селения Хатуей. Бесчоков подошёл к автомобилю и потребовал у водителя права и техпаспорт. Мужчина передал ему документы. Данные из них полицейский не запомнил.
Водитель вышел из машины, к ним подошёл сотрудник ЦПЭ, который утром к ним подъезжал, а вслед за ним — сотрудники в масках.

Бесчоков с напарником уехали. Свидетель сказал, что не знает, о чём сотрудник ЦПЭ говорил с водителем, и не видел, что произошло дальше, в том числе, клали ли Кочесокова на землю при задержании.

Судья Джабраил Кудабердоков уточнил у него, где находилась патрульная машина. «Сзади остановленного автомобиля», — последовал ответ. Судья заметил, что в таком случае невозможно было не увидеть момент задержания. «Водителю просто закрутили руки, но я не помню, как это происходило», — сдался в итоге свидетель.
«В каком положении находился Кочесоков, когда машина ДПС отъезжала с места событий?», — продолжал задавать вопросы судья. Бесчоков настаивал, что не помнит.

«Почему-то Урусов из машины видел, что Кочесокова уложили на землю», — заметил судья.

Ответов на многие вопросы адвоката Людмилы Кочесоковой свидетель «не помнил» и «не знал». На её вопросы, выпирало ли что-либо из карманов Кочесокова, исходил ли от него специфический запах, оказывал ли он сопротивление, ответил отрицательно.

На вопрос гособвинителя Гулиевой, сообщил ли сотрудник ЦПЭ фамилию водителя, которого следовало остановить и к какому преступлению он причастен, Бесчоков ответил отрицательно.

На дополнительные вопросы судьи, в том числе, что всё-таки происходило, когда они уезжали с места задержания, Бесчоков повторял, как мантру, «я ничего не видел» и «не помню», в том числе сообщил ли ему Урусов, что за ними едут сотрудники ЦПЭ.

Слова свидетеля, что Бесчоков один вышел из машины и подошёл к Кочесокову изумили судью. «Вы спокойно подходите к потенциальному преступнику и вас не страхует ваш коллега Урусов? Тем более, если вы не знаете, что за вами едут сотрудники ЦПЭ?» — спросил он. Ответа не последовало.

 

Допрос эксперта Мурата Шугунова

 

Допрошенный в качестве свидетеля эксперт экспертно-криминалистической группы в ОМВД России по Лескенскому району Мурат Шугунов рассказал, что получил сообщение от дежурного отдела полиции о задержании мужчины сотрудниками ЦПЭ на трассе «Кавказ» и в составе следственно-оперативной группы (СОГ) выехал на место. Там он увидел людей в масках и «этого человека» (указал на Кочесокова). Они начали осмотр места происшествия спустя две-три минуты после прибытия.

Шугунов спросил у Кочесокова, есть ли у него предметы и вещества, запрещённые к гражданскому обороту. Тот ответил, что есть, в левом кармане брюк и в салоне автомобиля. «Кажется, Кочесоков сказал, что это дикорастущая конопля, точно не помню», — сказал свидетель. Кочесоков достал из кармана свёрток, Шугунов развернул его и увидел внутри анашу — определил её по цвету и запаху. Он обработал пакет дактилоскопическим порошком и обнаружил на нём след от руки. Пакет был изъят и опечатан бумажной биркой.

По словам свидетеля, на месте находилось два-три автомобиля, столько же людей в масках и ещё столько же в гражданской одежде. Точное количество, по его словам, он не помнит. Шугунов не мог ответить, были ли на Кочесокове наручники. Однако на уточняющий вопрос гособвинителя, каким же образом тот достал пакет из кармана, ответил: «Значит, руки были свободны».

Всё это, по словам Шугунова, происходило в присутствии понятых. При этом свидетель не вспомнил, где конкретно они стояли, но утверждал, что «они всё видели». Сам он личности понятых не устанавливал и не помнит, делал ли это его коллега Блиев. Также Шугунова не вспомнил, разъясняли ли он Кочесокову права.

Свидетель не смог ответить, кто именно осматривал машину, были ли у неё открыты двери, когда он подъехал, и кто их открыл. По словам Шугунова, он увидел пакет под сиденьем сразу после того, как Кочесоков сообщил ему о нём. В пакете было вещество тёмно-зелёного цвета. Свидетель не вспомнил, видел ли он другие вещи в автомобиле, в том числе пакет со свежей рыбой на заднем сиденье.

Изъяв наркотики, они осмотрели салон и багажник машины, но больше ничего запрещённого не обнаружили.

Судья спросил об осмотре других вещей, которые находились в машине, в том числе ковриков в багажнике, где «ведь могла находиться и взрывчатка!».

Свидетель оправдывался, что диктовал дознавателю, который заполнял протокол осмотра места происшествия, перечень обнаруженных запрещенных к обороту предметов.

«Вы должны были описать всё, что в машине находилось, до последней нитки! А в протоколе осмотра этого нет», — напомнил свидетелю об его обязанностях судья.
Отвечая на вопросы адвоката, Шугунов рассказал, что после того, как Кочесоков вытащил пакет из кармана, он сам не проводил его личный досмотр и не помнит, чтобы кто-то другой это делал в его присутствии.

«Как же так? Может, у него был пистолет?» — снова возмутился судья.

Дальше он рассказал, что сделали смывы, наклеили бирки на изъятые пакеты и указали название отдела полиции на оттисках, которыми опечатали их.
Адвокат поинтересовалась, почему на бумажных бирках только подписи понятых, хотя должны быть и свидетеля, дознавателя и Кочесокова. Шугунов объяснил это тем, что он мог забыть дать всем расписаться.

Свидетель сообщил, что обычно СОГ не говорят о причинах выезда на место происшествия. Тогда судья попросил его пояснить показания, данные на предварительном следствии, что: «по сообщению дежурного отдела полиции по Лескенскому району, был задержан гражданин предположительно с наркотическим веществом». Он спросил, мог ли дежурный знать об этом, и Шугунов ответил отрицательно. Судья зачитал его показания и уточнил: «Получается, что Гонов (сотрудник ЦПЭ) уверенно сообщил в дежурную часть об этом, а дежурный — вам?». Шугунов подтвердил свои показания.

Судья спросил: «Если лицо сообщает, что у него в кармане находится наркотическое вещество, кто должен его извлечь?» Свидетель ответил, что сам задержанный. Судья спросил: «А в этот момент не могут появиться отпечатки пальцев?» Шугунов растерянно проговорил, что не знает. Судья объяснил ему, что он сам должен был в перчатках извлечь содержимое из кармана. «Даже из фототаблицы видно, что Кочесоков сам вытаскивает свёрток из кармана. Вы, как специалист, должны пресекать такие действия. Ведь он не должен был трогать эти предметы», — добавил судья.

Также судья сообщил, что двое понятых, вероятнее всего, уклоняются от явки в суд. Их не могут найти на местах проживания, и они не отвечают на телефонные звонки.

  • Мартина Кочесокова задержали 7 июня 2019 года в КБР, на федеральной трассе «Кавказ» (между н.п. Хатуей и Анзорей Лескенского района КБР), когда он ехал на своей машине. По версии МВД, при осмотре полицейские обнаружили у него пакет с 263 граммами марихуаны.
  • 9 июня Лескенский райсуд КБР арестовал его на 2 месяца. 25 июня Верховный суд КБР изменил эту меру пресечения на домашний арест, а через два месяца — на подписку о невыезде.
  • В отношении активиста было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК (незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, до 10 лет лишения свободы). 17 августа 2020 года в Урванском райсуде началось рассмотрение дела.
  • Кочесоков утверждает, что наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, угрожая физической расправой над ним и его родными. Коллеги и друзья связывают задержание Мартина с его общественной деятельностью.
  • На заседании 22 сентября были допрошены семь свидетелей обвинения, в том числе полицейские, которые участвовали в задержании общественника. Они дали противоречивые показания.

 

Источник:  www. memohrc.org


 

 
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1331
Кол-во просмотров материалов
5623554