Аслан Черкесов,  отбывающий  наказание в ИК-31 ГУФСИН России по Красноярском крае   уже несколько дней подвергается физическому насилию и пыткам  со стороны сотрудников колонии, о чем нам стало известно из предоставленного родственниками  Аслана   акта опроса, составленного 27.07.17г адвокатом Аинди Исаевым в ходе посещения  Федерального казенного лечебно-профилактического учреждении "Краевая туберкулезная больница №1" УФСИН России по Красноярскому краю .Правозащитный центр обратился по фактам, изложенным в акте к Главе КБР, Генеральную прокуратуру РФ, Уполномоченному по правам человека РФ, Председателю Совета по правам человека при президенте РФ и федеральные правозащитные организации. Публикуем текст акта опроса. Копия оригинала прилагается на 7 листах.

(Стилистика и орфография заявителя сохранены)

 __________________________________________________

13 июля 2017 г. в 10 часов утра во время утренней проверки, сотрудник ЕПКТ ИК-31 Иван Николаевич (который неоднократно угрожал мне физической расправой,  по этому поводу, я неоднократно обращался с жалобами сотрудникам ГУФСИН России по Красноярскому краю членам ОНК Красноярскому краю) с другими сотрудниками колонии, а именно: сотрудник ОБ  Шабуров Алексей Владимирович, сотрудник ОБ Дмитрий Сергеевич, начальник отряда ЕПКТ Деревянко Александр Николаевич, начальник (точнее его зам.) отдела безопасности ЕПКТ, которого зовут Виталий, иных данных не знаю его, младший инспектор Александр Сергеевич и еще один младший инспектор по отчеству Валерьевич, имя и фамилию я его не знаю, вывели меня в комнату, не оборудованную для проведения обысковых мероприятий, и не оборудованную камерой видеонаблюдения, а именно, переход между корпусами ЕПКТ и административным корпусом. Начали проводить обыск, заставляли раздеваться полностью.

В ходе обыска они накинулись на меня толпой, начали заламывать руки, выкрикивая, что я оказываю им сопротивление, тогда как, я никакого сопротивления не оказывал. Начали застегивать наручники за спиной, сильно пережимая суставы (вследствие чего, по сей день я чувствую онемение в большом пальце правой руки).

Далее они начали меня тащить через весь новый корпус, минуя на улице прогулочные дворики, завели на старый корпус ЕПКТ ИК-31, спустили в подвал, в комнату для проведения обысков (который также не оборудована камерами видеонаблюдения и не приспособлена для проведения обысковых мероприятий). Перед тем, как завести меня в эту комнату, они выключили видеорегистраторы, и после того как завели меня  в комнату, начали обзывать меня матом (нецензурной бранью) и сразу начали избивать. Начали мне наносить  удары кулаками в лицо, в голову, сбили меня с ног и начали забивать ногами, прыгая мне на тело в область живота, били по ребрам, по рукам, по ногам, и даже начали избивать ногами по голове, а затем по лицу, вследствие чего у меня начало темнеть в глазах. Когда я начал приходить в себя от ударов ногами в область печени и ребер, я испытал сильное удушье и мне не хватало дыхания. Всё это время я находился в одних носках, трусах и тапках.

Далее они потащили через эту комнату на бетонный пол, и против моей воли начали сбривать клочками волосы и бороду. Далее они, а именно сотрудник Иван Николаевич, который избивал меня с особой жестокостью, стянул с меня трусы, носки и тапочки, и полностью голого в одних наручниках, застегнутых за спиной, закинул меня в клетку с бетонным полом и отказался снимать с меня наручники.

Сколько продолжалось избиение я точно сказать не могу, т.к. по всей видимости я терял сознание.

Спустя некоторое время пришли сотрудники, которые сняли с меня наручники, заставили одеться, чтобы препроводить меня к начальнику ЕПКТ Скобелину Сергею Сергеевичу. Начальник ЕПКТ (который мне неоднократно также угрожал физической расправой) восхваляясь заявил, что его сотрудники не занимаются отсебятиной, а если и избивают кого-то, то только с его ведома, а что касается этого избиения, он заявил мне, что они оформят это все как законное применение физической силы и спецсредств, а также будут и далее применять ко мне физическую силу, спецсредства, т.к. я (по его мнению) являюсь слишком упертым, и что уже пол управления питают ко мне ненависть и дышат ядом.

При мне Скобелин С.С. позвонил в сан часть или другое место, я точно не знаю, и попросил чтобы явился медик, только кто-нибудь из старых работников, сказав чтобы новеньких не отправляли.

Спустя некоторое время меня препроводили в новый корпус, в кабинет мед части, где начальник сан части и медик Екатерина Николаевна проводили осмотр моих гематом, оттеков, побоев. Затем в этот кабинет зашли начальник ЕПКТ Скобелин С.С. и сотрудник оперативного управления ГУФСИН по Красноярскому краю Попков (имя отчество Дмитрий Юрьевич если я не ошибаюсь). Скобелин С.С. спросил у начальника сан части, ну что там, на что начальник сан части ответил, пойдем выйдем на два слова, я тебе там все скажу. Отсутствовали они длительное время, затем начальник сан части зашел обратно и предложил мне просто обезболивающие уколы и таблетки, и выдал мне только две таблетки обезболивающих. Затем он сказал сотрудникам, чтобы они посмотрели какого цвета у меня моча, когда я сейчас пойду в туалет, и далее пусть меня уводят, Скобелин С.С. за все в курсе. В госпитализации мне было отказано без объяснения причин.

Даже 15.07.2017г. (опять же в смену сотрудника Ивана Николаевича) во время четырех часовой проверки по системе биосмарт за то, что я не смог (вследствие острой боли, т.к. мне уже двое суток не давали обезболивающих) дойти от лавочки, на которой я сидел до кормушки (проем в двери для выдачи пищи) он открыл дверь и начал вызывающе говорить сотруднику, чтобы он сообщил начальнику ЕПКТ Скобелину С.С. о том, что он сейчас будет применять физическую силу. Далее меня вывели в тот же самый переход между ЕПКТ и административным корпусом, и не смотря на мои физические страдания и растяжение плечевых суставов, и оттеков кисти, они начали мне также заламывать руки и прикладывать мой малец к данной системе биосмарт.

Данные действия, только уже с избиениями они начали применять ко мне ежедневно с 6 до 7 часов утра, и с 4-х до 5-х часов вечера во время каждой проверки по системе биосмарт, на протяжении 11 суток вплоть до утра 24.07.2017г. также и оскорбляли.

С особой жестокостью с каждым разом все сильнее избивали так, чтобы не оставлять следов на теле, следов побоев, и издеваясь при этом обзывали меня матом. Э то продолжалось 11 суток до 24.07.2017г. включительно.

25 июля 2017г. на личном приеме у Бояренева, зам. нач. ФСИН России Корниенко, я обратился к нему с данными жалобами об избиениях и пытках, а также с просьбой-заявлением о срочном обеспечении моей личной юезопасности и моей полной изоляции от сотрудников ИК-31, на что мне было отказано. Он мне сказал, что сейчас начнет проверку, и в случае необходимости все материалы направит в следственный комитет для возбуждения уголовного дела по изложенным фактам.

26 июля 2017г. после посещения ОНК Красноярского края меня экстренно этапировали в КТБ-1, отказав мне взять с собой какие-либо личные вещи, средства гигиены, письменные принадлежности, продукты питания и т.д., сказав что меня никто госпитализировать не собирается, что я максимум переночую в КТБ-1 и вернусь обратно. это все говорил Скобелин С.С.

В КТБ-1 по прибытию мне сделали снимок легких, снимок плеча (правого), ЭКГ и взяли кровь из вены. На мои просьбы сделать мне УЗИ внутренних органов, взять анализ мочи (на наличие в ней крови) мне отказали, сославшись на то, что я нахожусь под особым контролем и в госпитализации мне было отказано, несмотря на продолжавшиеся боли.

С моих слов записано верно и мною прочтено.

 

Черкесов А.М.   

27.07.2017 г.       

______________________________________________

 


 
 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
793
Количество просмотров материалов
1498026