(Стилистика и орфография заявителя сохранены)

Генеральному Прокурору РФ  Чайка Ю.Я., Министру по профилактике экстремизма в КБР Каширокову З.К., Прокурору КБР Жарикову О.О., Руководителю СУ СК РФ по КБР Устову В.Х., Председателю ПЦ "Мемориал" Черкасову А.В.,  Председателю Правозащитного центра КБР Хатажукову В.Н., "Международная Амнистия"


Обвиняемого: Аттоева Мурата Назировича,
содержащегося под стражей в ФКУ ИЗ 7/1 УФСИН России по КБР


ЖАЛОБА

22.11.2016г. я был задержан сотрудниками полиции примерно в 11:00. На машине  "мерседес" направляясь в сторону города из дома. Рядом с мемориалом "жертв репрессии балкарского народа",  в районе парка Долинск меня остановила патрульная машина ДПС. Меня попросили предъявить документы. Я вышел из машины с документами. В этот момент подъехала машина марки "Ford Focus" черного цвета и оттуда выбежали вооруженные люди в масках сбили меня с ног, я упал лицом вниз, на меня надели наручники, обыскали, так же обыскали мою машину без понятых. Я лежал на земле, сотрудники полиции как я узнал позже, так же они были не в форме, оскорбляли меня,  выражались в мой адрес нецензурной бранью, унижали мое человеческое достоинство. Я лежал на земле и не мог понять, почему я задержан, и в связи с чем меня оскорбляют и угрожают. Все угрозы в свой адрес, я воспринимал реально. Один из сотрудников посадил меня в мою машину и сел рядом со мной и сказал «всё, что у тебя найдут -все твое».

Через некоторое время подъехала автомашина газель с логотипами полиции, откуда вышел дознаватель и стал досматривать мою машину, в которой не было ничего запрещенного. Затем стали досматривать мои карманы, досматривал меня сотрудник ЦПЭ, который подбросил мне в карманы брюк наркотическое вещество. Я в этом уверен, так как в моих карманах было пусто. Потом посадили в газель и протерли руки и губы ватным тампоном. Потом меня вывели с машины и посадили в автомашину серебристого цвета «лада-приора». Сотрудники ЦПЭ прикрыли мне глаза, спустив мою шапку. Я не видел куда мы едем, на руках у меня были наручники. По дороге мне угрожали, задавали вопросы, называли фамилии. Потом мы подъехали в какому-то зданию, я услышал,  как открываются ворота. Меня завели в какое-то офисное помещение посадили на колени толкнули и я упал лицом вниз. Меня стали допрашивать, показывать фотографии, называть фамилии.
Когда я сказал, что их не знаю, они сняли наручники, обвязали руки и ноги скотчем. Затем поставили стул на спину так, чтобы ножки стула стояли на полу для того, чтобы ограничить мои движения. Далее надели на пальцы рук провода, так как руки из-за наручников отекли не могу точно сказать к какому пальцу прикрепили провода. Затем взяли полотенце  и ею затыкали мне рот когда я кричал от боли, в ходе   пыток  электрическим током. Все это продолжалось не менее 3-х часов. Во время пыток с меня требовали  показать место, где  закопали оружие. Я ответил  - не знаю. Затем один из сотрудников сказал "сейчас узнаешь" и начали бить током. Я согласился оговорить себя в преступлениях, которых не совершал и готов  подписать любые документы. Я опасался за свою жизнь  -
с детства болею рядом тяжелых заболеваний, одной из которых киста головного мозга. Я больше не мог  терпеть боли и пообещал, что выполню все их требования.

Затем они развязали меня и отвели в соседний кабинет, где сотрудник уже печатал протокол  допроса, но не с моих слов.. Мне сказали ознакомиться с готовым протоколом и рассказать все под скрытую камеру. Я так и сделал. Затем фотографировали меня. После всего меня вывели, посадили в машину и отвезли в отделение полиции. Там стали допрашивать без адвоката, потом завели в другой кабинет сотрудники ЦПЭ и сказали, чтобы я отказался от услуг адвоката Байрамкуловой Елены с которой мои родители заключили соглашение.
Спустя время приехал адвокат, которого мне вызвали сотрудники. Он представился Болиевым Р.М. Он расписался в протоколе моего допроса в качестве подозреваемого, который был составлен в его отсутствие. Когда мы остались на едине  я дал номер телефона своей мамы, чтобы он передал ей где я нахожусь. Он спросил, в чем меня обвиняют. Это говорит о том, что он не ознакомился с подписанным протоколом.
На следующий день я встретился с адвокатом Еленой Байрамкуловой, которая сообщила мне, что искала меня 22 ноября. Я забыл указать, что когда меня выводили с отдела полиции 22 ноября, я был с сотрудниками ЦПЭ и следователем Чочаевым Т.Т. меня должны были отвезти в ИВС. Я встретил у входа в отдел полиции свою маму и адвоката Елену Байрамкулову. Мама сказала, что искала меня целый день, писала заявление, но ее так никто и не уведомил, где я нахожусь.
На следующий день утром за мной в ИВС приехали сотрудники ЦПЭ и отвезли в первый отдел г. Нальчик. Затем меня посадили в другую машину «лада-приора» серебристого цвета. Мы выехали с отдела и направились в сторону с. Хасанья. Мне сотрудники ЦПЭ показали место, где нужно будет указать схрон членов НВФ. Потом привезли обратно в отдел, завели в кабинет к следователю и мне запретили, говорить где мы были и рассказывать об этом адвокату Байрамкуловой Елене. И если я откажусь поехать "выдать схрон" и откажусь от дачи показаний, которые давал 22 ноября меня снова заставят отказаться от услуг адвоката. Затем мы поехали обратно в сторону Хасаньи и я создал видимость выдачи схрона. Все это время я боялся отказаться от данных мной показаний, так как реально воспринимал угрозы расправы   убийством, и что снова вывезут меня из ИВС и будут пытать током. Примерно 28 ноября ко мне в ИВС г. Нальчика приходили сотрудники ЦПЭ и снова угрожали мне со словами "ты не забыл, что было" и напомнили о том, что со мной делали во время пыток током. Не забудь о том, о чем мы договорились. И приказали мне опознать тех, кого мне предъявят на опознание, и что якобы я им оказывал пособническую помощь. Но на самом деле, я искренне хочу донести до Вас -  уважаемые адресаты моей жалобы, что я никогда не оказывал никому пособнической помощи. И лица, указанные в протоколе мне не знакомы.  В моих "признательных показаниях" говорится, что я оказывал пособническую помощь в виде покупки шаурмы и перевозок.  
Мне   предъявлено обвинение по ст.208 ч.2 УК РФ, которой я не совершал. К членам НВФ отношусь крайне негативно и никакого отношения к ним не имею.
Я готов пройти любую экспертизу, в том числе проверку на полиграфе, чтобы подтвердить свою непричастность к предъявленным мне обвинениям. Я вынужден был оговорить себя в ходе пыток. И это действительно не выносимая боль и страдание. После пыток током у меня часто болит сердце так же болит левая почка и немеют руки. Видимых следов от тока у меня не осталось, но повреждены внутренние органы.
Несколько дней назад ко мне приходили сотрудники ЦПЭ в СИЗО №1 г. Нальчика, хотя следователь Чочаев Т.Т. сказал, что разрешения им не давал. Также он сказал, что не давал разрешения сотрудникам ЦПЭ на мое посещение в ИВС г. Нальчика 28 ноября и без его разрешения никто пройти ко мне в изолятор не может.
Прошу Вас оказать содействие в том, чтобы сотрудники ЦПЭ меня не посещали в СИЗО.  Я не знаю почему мне подбросили наркотики и заставили оговорить себя в преступлениях, которых я не совершал. Ведь сотрудники должны бороться с настоящими преступниками, а не совершать преступления подбрасывая наркотики и под пытками заставлять людей оговаривать себя.
Прошу Вас провести проверку по изложенным обстоятельствам. Правозащитные организации прошу принять меры в пределах своей компетенции. Даю разрешение на публикацию и обнародование моей жалобы прошу Вас оказать помощь в установлении истины.

С уважением, Аттоев М.Н.
09.12.2016 г.


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
934
Количество просмотров материалов
2386375