Уполномоченному по правам человека  в Кабардино-Балкарской Республике Борису Мустафаевичу Зумакулову, Председателю Кабардино-Балкарского  Регионального Правозащитного центра Валерию Назировичу Хатажукову

От подсудимой Скляровой Татьяны Алексеевны
КБР г. Прохладный


Через адвоката, члена Коллегии адвокатов КБР
Кушхову Алину Вячеславовну
КБР , г. Нальчик



ЗАЯВЛЕНИЕ


28 декабря 2015 год в сети интернет на сайте   www.kavkaz-uzel.ru (Кавказский узел) была размещена информация Следственным комитет КБР о том, что в отношении начальника МУ «Управление образования мессой администрации г.о. Прохладный КБР»  Скляровой Татьяны Алексеевны возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.285 и что она находиться под домашним арестом. На том момент не было никаких комментариев со стороны адвоката подсудимой Скляровой Т.А., на сайт www.kbr.sledcom.ru 28 декабря 2015 года была размещена информация, что завершено расследование уголовного дела в отношении начальника МУ «Управление образования местной администрации г.о. Прохладный КБР»  Скляровой Татьяны Алексеевны и уголовное дело с обвинительным заключением передано в суд.

Сейчас, после дачи показаний в Прохладненском районном суде, прошедших прений и озвучивании подсудимой последнего слова мы готовы сделать заявление  по всем моментам уголовного дела.
Я, Склярова Татьяна Алексеевна, 18.06.1971 года рождения русская, образование высшее, имею Государственную награду «Заслуженный работник образования Кабардино-Балкарской Республики», стаж работ в системе образования Кабардино-Балкарской Республики 20 лет, с 2003 по 2011 годы избиралась депутатом совета местного самоуправления в г.Прохладный, разведена, имею на иждивении несовершеннолетнего ребенка, в  г.Прохладный проживаю одна  с дочерью, без родных и близких людей. Уголовное дело было возбуждено в отношении меня 22 мая 2015 год  по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Решением Прохладненского районного суда от 9 июня 2015 года (судья Хажнагоева М.) я была отстранена от занимаемой должности начальника МУ «Управление образования местной администрации городского округа Прохладный КБР» сроком на два месяца т.е. по 9 августа 2015 года, с определением в решении суда по выплате государственного пособия на период отстранения от должности, которое мне до сих пор невыплачено.
С 21 июля 2015 года по решению Прохладненского районного суда по 23 марта 2016 года включительно я находилась  под домашним арестом со всеми запретами и ограничениями (запрет выходить из жилья, запрет на общение с родными, запрет пользования интернетом и сотовой связью и т.д.).  При этом, в ходе предварительного следствия срок домашнего ареста неоднократно продлевался, причем следователь выходил в Прохладненский районный суд в нарушении норм, обозначенных в  п.7 ст. 109 УПК РФ (обязан был подать ходатайство не позднее чем за 7 суток до истечения срока), на деле ходатайства в суд поступали за 5 или  6 суток до окончания предыдущего срока меры пресечении, и все эти судебные процесс вел один и то же судья Головашко О.А.
С момента отстранения от занимаемой должности с 9 июня 2015 года, а далее,  и  момента пребывания под домашним арестом с 21 июля 2015 года по 23 марта 2016 года, и повторным отстранением от должности с 24 марта 2016 года по 23 июня 2016 года  я до сих пор лишена возможности зарабатывать, а соответственно,  обеспечивать должным образом своего ребенка продуктами питания, школьными принадлежностями, и так как  8 месяцев я была лишена возможности выхода из дома и общения по телефону, то я не имела  возможности в полном объеме заниматься воспитанием своей дочери, которая находиться в подростковом возрасте. То есть суд и следствие умышленно шли на то, чтобы я морально была сломлена, так как все прекрасно знают, что для меня моя дочь, -  это самое главное в жизни. Хотя мы неоднократно просили, чтоб мне давали время выхода ежедневно в с 17ч до 18 часов -  чтоб я могла встречать своего ребенка со школы, так как она обучается во вторую смену, но правосудию и следствие было безразлично, что может произойти с несовершеннолетним подростком, девочкой в темное время, особенно зимой, когда в 17 часов уже темно.  Мои родители проживают в другом городе, они пенсионеры, заслуженные строители БАМа, им по 78 лет, инвалиды, они сами требуют моего внимания и заботы. Такой мерой Прохладненский районный суд безосновательно ограничивает мои Конституционные права как человека, как женщины и как матери. В средствам массовой информации было много комментариев и информации по так называемом «уголовному преследованию» в отношении меня, организованным отделом УФСБ и Следственным комитетом г. Прохладного.  Об абсурдности обвинения и недоказанности наличия в моих действиях состава преступления говорить можно очень много.  В сентябре 2015 года по состоянию здоровья мне необходимо было пройти медицинское обследование у лечащего врача, но на все ходатайства адвоката от следователя Жилокова Аслана мы постоянно получали отказы.  Только через судебное решение (судья Шебзухов З.) в октябре 2015 года мне было разрешено пройти обследование,  и я была прооперирована по экстренным медицинским показаниям. 28 декабря 2015 года уголовное дело  73\42-1 было направлено в Прохладненский районный суд. Судебное разбирательство начато с 14 января 2016 года, где мне решением Прохладненского районного суда (и опять судья Головашко О.) продлевают меру пресечения «домашний арест» еще сроком на 6 месяцев - до 27 июня 2016 года без каких либо на то оснований, со всеми имеющимися ограничениями,  в общей сложности получается более 11 месяцев.  В Верховном суде мы оспорили решение суда первой инстанции и мера пресечения была сокращена до трех месяцев.
В ходе судебного заседания от 26.01.2016 года мы заявили отвод судье Головашко О. по причине  «предвзятое отношение судьи к подсудимой» и «личная заинтересованность судьи в исходе дела». В нашем ходатайстве единоличным решением судьи Прохладненского районного суда КБР Головашко О.А было отказано.
В зале судебного заседания в рабочее его время, когда он обязан заниматься вопросами безопасности нашего Государства, тем более на Северном Кавказе, присутствует сотрудник Прохладненского отдела УФСБ Светиков С.А, который не является свидетелем по данному уголовному делу, соответственно я выражаю свое желание о невозможности его присутствия на суде, так как достоверно знаю, что именно он  в ходе всего следственного процесса оказывал психологическое давление на свидетелей с целью получения «нужных для него» показаний. В ходе судебного заседания судьей Головашко О. полностью нарушается процедура ведения суда, нам не дают осуществлять  защиту, все время обрывают и снимают вопросы адвоката, в сторону адвоката все время звучат со стороны судьи Головашко О. необоснованные замечания и комментарии. При этом свидетелям стороны обвинения судья задает вопросы, подразумевающие под собой уже готовые ответы, которые необходимы суду. Таким поведением судья показывает свое негативное отношение к подсудимой, на каждом судебном заседании интересуется - уволилась ли я с занимаемой должности или до сих пор «пока  еще» состою в трудовых отношениях с работодателем.
После моих заявлений,  судебное заседание 28.01.2016 года начинается того, что судья Головашко О.А. выносит на рассмотрение вопрос об изменении моей меры пресечения на более суровую в связи с тем, что я якобы нарушаю условия содержания под стражей, хотя никаких заявлений со сторон контролирующего органа (филиала по г. Прохладному ФКУ УИИ УФСИН России по КБР) на протяжении всего периода меры пресечении (с 21.07.2015 г по дату судебного заседания 28.01.2016 г.) не поступало. Судья свое предложение об изменении меры пресечения, мотивирует тем, что якобы будучи под домашним арестом я незаконным путем получила какой-то документ и сама лично его заверила своей подписью и гербовой печатью учреждения, руководителем которого я являясь (МУ «Управление образования местной администрации г.о. Прохладный КБР»).
Я несколько  месяцев назад перенесла тяжелую операцию, у меня на нервной почве обострилось давнее заболевание – мастопатия обеих молочных желез, а так же обострился остеохондроз с сильными болями, затрудняющими движение.
27.01.2016 года по ухудшению состояния здоровья - высокая температура, начало вирусной инфекции, я вынуждена была вызвать на дом участкового терапевта, который подтвердил документально мое заболевание и адвокат ходатайствовал перед судом о переносе судебного заседания с 28 января 2016 года на период до моего выздоровления, но судья Головашко О. не принял во внимание данный документ, и я была доставлена в зал судебного заседания с температурой 37,5,  сильным кашлем, сопровождающемся чиханием и ознобом, только после вызова врача скорой помощи, который провел медицинский осмотр в зале судебного заседания и подтвердил ранее установленный диагноз участковым терапевтом, судья Головашко О.принял решение  о переносе судебного заседания.
С обвинительным заключением и теми фактами, которые вменяются мне я не согласна и не признаю себя виновной,  так как,  по уголовному делу, которое было возбуждено в отношении меня 22 мая 2015 года по ч.1 ст.285 УК РФ на стадии предварительного следствия моим адвокатом были предоставлены все документы, подтверждающие то, что я не могла  злоупотребить своими полномочиями.
Весь период следствия,  в том числе и все судебные заседания, которые были,  начиная с момент отстранения меня от занимаемой должности, а именно 9 июня 2015 года,  далее применение ко мне меры пресечения в виде домашнего ареста с 21 июля 2015 года  с последующими процедурами его продления, а именно суды 21 августа 2015 года и 20 октября 2015 года,  они все основывались на признаках преступления, предусмотренных ч.1 ст. 285 УК РФ.
И только при ознакомлении с материалами уголовного дела с 7 по 9 декабря 2015 года мы узнали, что мне вменяется преступление по ч.3 ст.160 УК РФ.  С чем я так же не согласна и не считаю, себя виновной,  так как все мои действия по трудоустройству Макаровой О.В на должность методиста в управление образования местной администрации городского округа Прохладный КБР на пол ставки по совместительству осуществлялись в соответствии с  Трудовым и Гражданским кодексом РФ. И никаких угроз свидетелям или попытку их подкупа я не совершала.  Тем более, свидетель, директор школы, который дает показание о том,  что я пыталась его подкупить имеет для этого мотив. А именно - у него много дисциплинарных взысканий как у директора школы и последняя проверка в мае 2015 года по организации питания в школе выявила много нарушений.  И данному человеку грозило увольнение с занимаемой должности. Но суд эти факты не принимаем во внимание.
Причем в ходе судебного следствия работники управления образования местной администрации г.о.Прохладный КБР подтверждают  исполнения Макаровой О.В обязанностей методиста, помимо этого к материалам уголовного дела мы приобщили достаточно письменных доказательств, подтверждающих работу Макаровой О.В в должности методиста.
12 мая 2016 года я дала развернутые показания в Прохладненско районном суде, где подробно пояснила процедуру трудоустройства Макаровой О.В в управление образования местной администрации г.о. Прохладный КБР на должность методиста на 0,5 ставки по совместительству. Штат работников вверенного мне учреждения, а именно управления образования местной администрации городского округа Прохладный КБР - формируется согласно штатного расписания, которое составляется экономистами централизованной бухгалтерии так как еще в 2010 году главой города было принято решение по централизации бухгалтерии всех муниципальных учреждений и соответственно в штате управления образования местной администрации городского округа Прохладный КБР, расположенного по адресу: город Прохладный, ул. Головко,345 не финансово-экономического отдела и бухгалтера, и обслуживание осуществляет централизованная бухгалтерия,   так вот, штатное расписании составляется на каждый календарный год, данное штатное расписание в соответствии с Положением по управлению образования местной администрации - утверждает начальник, но при этот его согласовывает глава местной администрации и на согласование это штатное расписание несет начальник централизованной бухгалтерии.  То-есть, я как начальник управления образования не имею права выходить за пределы лимитов денежных средств, заложенных на календарный год в смету расходов по статье «заработная плата». Заработная плата всем сотрудникам формируется согласно лимитов, заложенных в годовом штатном расписании. Основанием для начисления заработной платы является табель учета рабочего времени, который составляет специалист по кадрам, передает на подпись начальнику и сдает его в централизованную бухгалтерию для начисления заработной платы. Приказ №11-к от 17.06.2013 года о приеме на работу Макаровой О.В. в МУ «Управление образования местной администрации г.о. Прохладный КБР» на должность методиста на 0,5 ставки был издан на основании ее личного заявления о приеме на работу, где стоит ее личная подпись, так же с ней был заключен Трудовой договор, с котором она ознакомлена под роспись и один экземпляр договора получила на руки.  Все эти документы явились  основанием для включения методиста Макаровой О.В в ежемесячный табель учета рабочего времени, который в соответствии с требованиям ст.91 ТК РФ –  является обязательным в организации. Ответственным должностным лицом по заполнению табеля учета рабочего времени и подачи его руководителю на подпись, а далее для передачи в МКУ «Управление бухгалтерского учета г.о.Прохладный КБР» в соответствие со своими должностными обязанностями является специалист по кадрам МУ «Управление образования местной администрации городского округа Прохладный КБР», то есть согласно должностной инструкции - это прямая должностная обязанность специалиста по кадрам вести ежемесячно табель учета рабочего времени в организации,    а не указание руководителя как обозначено в обвинительном заключении. При трудоустройстве на работу в управление образования на должность методиста на 0,5 ставки по совместительству Макарова О.В собственноручно указала номер банковского счета для централизованной бухгалтерии, чтоб ей перечисляли причитающуюся заработную плату от должности методиста управления образования.
Ни каких указаний о том, чтобы Макарова О.В отдавала в последующем начисляемую ей  заработную плату, а потом и банковскую карту на которую начисляется заработная плата  за ее же работу в должности методиста на 0,5 савки по совместительству в управлении образования какому то иному лицу, а именно Нерубленко Оксане Михайловне я не давала.
На стадии предварительного следствия мне неоднократно предлагали согласиться на деятельное раскаяние и меня тут же выпустят из под домашнего ареста, но просили написать заявление об увольнение, так же следователь предлагал мне завершение уголовного дела именно по  ч.1 ст.285 УК РФ по амнистии, но  я не шла на сговор со следствием о признании вины и попадании тут же под амнистию.  Получается – я  должна была признаться в том, чего не совершала  только для того, чтобы для кого то нужного освободить место начальника управления образования местной администрации городского округа Прохладный?! Я не держусь за это кресло, но все должно быть по честному…..или я должна была помочь следователю совместно с  УФСБ раскрыть преступление, а кому то отрапортовать, что раскрыто большое коррупционное преступление,  и получить новое звание и должность.
В показаниях свидетелей обвинения много не точностей  по датам, по времени и по фактам, но на это -  ни следствие, ни гособвинение и тем более суд не обращает внимание.
В материалах уголовного дела имеется официальный ответ из Сбербанка России где видно, что с банковской карты оформленный на имя Макаровой О.В. идет перечисления безналичных денежных средств на другой счет ОСБ,  но это не мои счета и не счета Нерубленко. Но следствие на это закрывает глаза и не хочет выяснять, кому принадлежат эти счета. Далее, в гражданском иске выдвинутым потерпевшей стороной, причем их сразу почему-то две: местная администрация г.о. Прохладный КБР и управление образования местной администрации г.о. Прохладный КБР идут разногласия с бухгалтерскими документами - идет расхождение в сумме ущерба. А эти документы подписаны одним и тем же лицом и  сумма растраты несоответствует ранее поданному от имени местной администрации г.о.Прохладный КБР ответу в УФСБ,  именно в иске сумма  ущерба заявлена в размере 151тыс 292 руб, а в ответе в ФСБ указано, что сумма ущерба составляет 116 тыс. 200 руб.44 коп. При этом выставляя иск ни местная администрации г.о. Прохладный КБР ни управление образования местной администрации г.о. Прохладный ни приобщают никакого документа подтверждающего каким путем выявлена растрата.
Поэтому не может быть  и речи в обвинении меня, как должностного лица - начальника МУ «Управление образования местной администрации городского округа Прохладный КБР»  в следующих эпизодах:

  • издании незаконного приказа № 11-к от 17.06.2013 года о приеме на работу Макаровой О.В на должность методиста управления образования на 0,5 ставки,
  • «продолжая свои преступные действия и далее по тексту……своей подписью утвердила табеля учета рабочего времени и расчета заработной платы, составленные по ее распоряжению сотрудниками отдела кадров»
  • Дача указания Макаровой по оформлению банковской карты и передачи ее Нерубленко
  • Угрозы свидетеля Чернышову Д.В, Бодовой О.И и попытка подкупа Попова В.М.

Я как руководитель могла не нравиться своим подчиненным - я очень требовательный человек, как к себе так и к окружающим меня людям, в том числе и работникам.
Но без такого качества невозможно руководить самой большой организацией в городе, которая насчитывает более 6 тыс.  школьников, почти три тысячи воспитанников детских садов, более 500 работников, не говоря уже о многочисленной составляющей родительской общественности наших детей.
Но никаких преступлений, в которых меня обвиняют, а именно растрату и попытку подкупа свидетеля, я не совершала. Все обвинения построены только на словах нескольких недовольных и обиженных, причем факты по имеющимся у них мотивам мы предоставили в полно объеме суду для изучения и приобщения к материалам уголовного дела. Изначально уголовное дело было возбуждено по  ч.1 ст.285 УК РФ, в части злоупотребить должностными полномочиями, но перед передачей дела в прокуратуру обвинение видоизменяется на ч.3 ст.160 УК РФ и мне вменяется растрата, при этом никаких финансовых документов, подтверждающих факт растраты в деле нет. И на наши ходатайства о проведении судебно-бухгалтерской экономической экспертизы или ревизии суд нам отказывает.
Следователь неизвестно куда «потерял» ч.1 ст.285 УК РФ, при этом даже в обвинительном заключении нет этому никакого пояснения, я не говорю уже о том, что меня никто не уведомлял что ко мне уже не применяется обвинение по этой статье хотя все следственные мероприятия и мера пресечения «домашний арест» в течении 8 месяцев были именно по данному обвинению
Как только  судебном разбирательстве дело доходило до свидетеля Попова В.М. директора МКОУ СОШ №42 г.о. Прохладный КБР  суд считал необходимым снимать все вопросы со стороны моего адвоката задаваемые свидетелю Попову. А при моих показаниях,  как только я начинала говорить о Попове и его показаниях в отношении меня и именного моего периода работы в СОШ №42 - суд сразу же начинал обрывать меня, хотя я говорила все только по  обвинительному заключению. А если бы суд внимательно ознакомился с обвинительным заключением то понял бы, что я говорю правду, а показания Попова в отношении моего периода работы в СОШ №42 с 1997 по 2005 год являются полной ложью и именно даже за них его уже можно привлекать к уголовной ответственности. Поэтому суд отказал нам в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам уголовного дела административного отзыва на педагога-психолога сош № 42 г.Прохладного КБР датированного 2001 годом за подписью директора СОШ №42 Попова В.М. так как этот документ полностью подтверждает лживость его показаний.
Меня обвиняют в том, что я якобы пыталась 29 июня 2015 года в 8ч.30 мин. придя в МКОУ СОШ №42 угрожать директору школы Попову В.М и предлагала ему взятку. Но  в показаниях свидетелей, которые якобы видят меня в этот период в школе большое разногласие во времени. Или другой свидетель Болдова О.И которая утверждает, что я подходила к ней 30 июня или 1 июля 2015 года (на не помнит точно когда) и просила поменять показания. Или свидетель Чернышов Д.,  который утверждает, что 26 июня 2015 года ровно в 16ч. я подходила к нему и угрожала. Но суд не учитывает тот факт, что согласно имеющихся официальных  документов я и мой адвокат узнаем только 3 июля 2015 года в ходе судебного заседания о том, кто дал против меня свидетельские показании, о  чем есть соответствующий протокол судебного заседания.  А так же,  по протоколу судебного заседания 26 июня 2015 год в 16ч. 15 минут  я нахожусь еще в здании Прохладненского районного суда на судебном процессе. И непонятно тогда, каким образом - не зная кто свидетели по уголовному делу я с 26 июня по 1 июля 2015 года уже начинаю к кому то подходить и о чем то просить?!
Для того чтобы выявить растрату бюджетных средств,  проводятся ревизионные проверки органами аудита или контрольно-счетной палаты.  Следователь такую проверку не заявлял. В  ходе судебного заседания 3 марта 2016 года именно мой адвокат Кушхова Алина, а не гособвинение или суд …..была инициатором проведения судебно-бухгалтерской экономической экспертизы, но на данное ходатайство мы получили отказ со стороны суда.
Хотя исходя из текста обвинительного заключения именно суд должен был заметить не состыковку «исчезновения» из обвинения ч.1 ст.285 УК РФ, а появление ч.3 ст.160 УК РФ и попросить дать пояснение со стороны следователя или прокурора, подписавшего такое обвинительное заключение.
А я скажу, почему так произошло.
Заканчивается декабрь 2015 года, с момента моего нахождения под домашним арестом прошло 6 месяцев, в соответствии с требованиями, обозначенными в УПК данная статья, а именно ч. 1 ст.285 относиться к категории средней тяжести и соответственно по ней уже нет оснований для продления меры пресечения, поэтому вдруг без всяких финансовых проверок и проведения ревизий и появляется часть 3 ст.160 УПК РФ ,которая относиться уже к категории тяжких преступлений, и по ей по истечении 6ти  месяцев срока содержания под стражей суд может продлевать меру пресечения до 18 месяцев включительно. Все логически просто объяснятся.
И обвинение по часть 3 ст.160 УПК РФ строиться только на словестных показаний свидетелей. Без предоставления подтверждающих документов. Причем, прошу заметить -  каких свидетелей?! Колпак, Макарова, Болдова Чернышов и Попов - у которых есть мотив для мести в мой адрес.
Когда в ходе судебных заседаний я хотела задавать вопросы свидетелям по их ранее данным показаниям, в частности это было на втором заседании 26 января 2016 года, когда я обратилась с таким вопросом к свидетелю Макаровой и хотела выяснить те разногласия, которые были в ее показаниях, то судья мне сделал замечание, что я не имею права задавать такие вопросы так как мы еще не исследовали материалы уголовного дела и не изучили показания свидетелей.
Но когда 7 апреля 2016 года в ходе суда приступили к исследованию материалов, то почему-то, из более 700 листов материалов дела озвучено было только 433 листа материала, это примерно 60% от всего имеющегося,  и при этом ни на одни показания свидетелей не обратили внимание, Гособвинитель их даже не озвучивал, не говоря уже о том, чтоб зачитать для ознакомлении.
Так же в материалах уголовного дела нет протокола по изучения вещественных доказательств, которые были изъяты у меня дома  3 сентября 2015 года – это ноутбук тошиба и диктофон ритмикс.
С какой целью у меня забирали вещ которая нужна были моей дочери для учебы, я про ноутбук говорю?????.
С сентября по декабрь 2015 года это четыре месяца мой ребенок не имел возможности пользоваться электронными учебниками и электронными приложениями к учебникам где идут все практические работы и дополнительный материал для самостоятельного изучения который задается как домашнее задание. А в  диктофоне была запись того как проходил обыск у меня дома, там было слышно как сотрудник УФСБ Светиков в грубой форме мне угрожал и вел себя очень некорректно, но эту запись стерли с диктофона, хотя она являлась вещественным доказательством по уголовному делу. Помимо этого у меня изъяли мои личные записи по материалам уголовного дела и в ходе суда уже видно было что некоторые показания свидетелей к примеру Макаровой, Колпаки Болдовой уже подогнаны были под мои записи,
Но с какой целью это все изымалось, как оно исследовалось - нет никакого протокола или акта.
Я не признаю себя виновной ни по одному эпизоду, обозначенному в обвинительном заключении и следствием не было доказано виновности меня по обозначенным эпизодам.
Поэтому, Я прошу суд вынести единственное законное решение – это оправдательный приговор.
Но в силу многих фактов, а именно того как шло предварительное следствие, как и по каким без доказательным и надуманным основаниям продлевалась моя мера пресечения, да и как шел сам судебный процесс, где меня неоднократно прерывали - поэтом я не склонна верить в то, что по настоящему делу будет поставлен справедливый приговор.   В ходе судебного следствия не было никакой состязательности сторон. Это не суд, это какое то судилище.
Неужели в нашем Государстве невозможно добиться справедливости? Мои статьи обвинения не имеют характера убийства или более тяжкой формы преступлении. А меня лишили возможности заниматься воспитанием ребенка. Мне не на что жить и содержать ребенка, не говоря уже о том, чтоб должным образом осуществлять контроль за ребенком, а меня еще и в СИЗО пытаются определить?! В прениях Гособвинитель высказал мнение, что за вменяемые мне тяжкие преступление я должна понести наказания в виде лишения свободы на три года в колонии общего режима.
Везде, куда мы направляли жалобы (Прокуратура РФ и КБР, Следственный комитет РФ и КБР, ФСБ РФ и КБР) поступает один и тот же ответ - пока идет судебное следствие мы не можем вмешиваться.
А когда же можно всем вмешаться?! Когда меня морально добьют, и я слягу от нервных заболеваний либо меня определят ни за что в колонию, а мой ребенок будет направлен в интернат или умрет с голоду?! Я не переживаю, что я уже не смогу вернуться на занимаемую должность после таких заявлений, я просто боюсь за своего ребенка и ее будущее, а так же за своих престарелых больных родителей.
Для меня важно не занимаемое кресло, я хочу добиться оправдания своего честного имени и доказать свою невиновность в том, чего я не совершала.
И хочу заявить,  что я буду идти до конца, даже если Прохладненский районный суд назначит мне реальный срок наказания с содержанием в колонии общего режима – я буду доказывать и дальше свою невиновность. А свидетели,  давшие ложные показания, а именно Колпак, Попов, Макарова, Болдова, Чернышов буду привлечены к уголовной ответственности.


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1145
Количество просмотров материалов
4007988