В Нальчикском горсуде продолжилось судебное разбирательство в отношении главы общественной организации «Вольный аул» Аслана Иритова. Его обвиняют по ч.2 ст.318 УК (применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителей власти) и ст.319 УК (оскорбление представителя власти): 31 октября 2017 года он якобы оскорбил главу республиканского угрозыска Заура Крымукова и ударил головой его заместителя Хамидби Губашиева. Иритов — инвалид, у него нет кистей рук.

 

16 ноября адвокат Султан Тельхигов, который работает по соглашению с Правозащитным центром (ПЦ) «Мемориал», ходатайствовал об исключении из уголовного дела трёх недопустимых, по его мнению, доказательств.

Одно из них — назначенная по ходатайству обвинения психолого-лингвистическая экспертиза высказываний Иритова и Крымукова во время конфликта — являются ли слова первого оскорблением, а второго — подстрекательством. Адвокат отметил, что его лишили возможности внести дополнительные вопросы в постановление о назначении экспертизы; кроме того, она была проведена с существенными нарушениями.

Во-первых, эксперт Людмила Будаева не владеет кабардинским языком, а несколько фраз разговора сказаны на нём. Будаева использовала письменный перевод филолога Баловой, которую в нарушение УПК не предупредили об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод. Адвокат Тельхигов усомнился в правильности перевода, а следовательно, и в иоговых выводах эксперта.

Во-вторых, Будаева не предоставила суду документы, которые давали бы ей полномочия проводить психологическую экспертизу. Диплома о высшем психологическом образовании недостаточно, необходимы дополнительные сертификаты — сроком на пять лет для экспертов в госучреждениях, и три года при добровольной сертификации. Будаева в последний раз проходила аттестацию в 2013 году.

Более того, в заключении эксперта есть противоречие: указано, что с лингвистической точки зрения высказывание Крымукова «Ударь его, ударь!» является подстрекательством, а с психологической — нет. Во время допроса в суде она сказала, что в этих словах кто-то усматривает призыв, а кто-то — предупреждение о нежелательности действий, в зависимости от социального статуса. Такое своеобразное объяснение, по мнению адвоката, не устранило возникшее противоречие.

Во втором ходатайстве Тельхигов просил исключить из дела протоколы всех следственных действий, все постановления, составленные с 20 февраля и до окончания предварительного следствия, постановление о привлечении Аслана Иритова в качестве обвиняемого от 6 марта 2018 года. По мнению адвоката, органы предварительного следствия не соблюдали процедуру судопроизводства, что является грубейшем нарушением УПК.

Например, сначала следствие возбудило в отношении Иритова дело по ч.1 ст. 318 УК (применение неопасного насилия в отношении представителя власти), из него выделило материалы и направило их в СО по Нальчику для принятия решения о возбуждении дела по ст. 319 или об отказе. Эти материалы не были направлены прокурору, как того требует закон. Также прокурор не принимал решения об определении подследственности, на основании которого два дела были объединены. Тем не менее, 6 марта 2018 года Иритову предъявлено обвинение по ч.2 ст.318 и 319 УК РФ.

В третьем ходатайстве адвокат просил суд истребовать из филиала банка ВТБ, который обслуживает МВД по КБР, заверенные копии расчётных листков и платёжных поручений на имя Хамидби Губашиева с октября по декабрь 2017 года. По версии обвинения, в тот период он находился на больничном из-за травм, которые ему якобы нанёс Иритов ударом головы, — сотрясения мозга и рассечения губы. Тельхигов указал, что, как установило судебное следствие, единственным «доказательством» этому является заключение судебно-медицинской экспертизы от 25 декабря. Из него следует, что выводы о характере травм судмедэксперт Доттуева сделала на основании оформленной в медико-санитарной части МВД по КБР медицинской карты амбулаторного больного Губашиева. В суд были представлены только дубликаты этой карты (якобы утерянной) и листа временной нетрудоспособности, который не соответствовал ряду предъявляемых этому документу требований.

Адвокат также напомнил об ответе на его запрос в Фонд социального страхования (ФСС) РФ по КБР. Из него следовало, что у ФСС нет сведений о каких-либо выплатах пособий Губашиеву за период его «временной нетрудоспособности». При исследовании этого ответа на суде гособвинитель Елена Тохова возразила и сослалась «на иной порядок» выплат сотрудникам полиции при временной нетрудоспособности. Центр финансового обеспечения МВД по КБР указал в ответе на запрос суда, что денежное довольствие Губашиеву за тот период было выплачено в полном объёме. Но ведомство не приложило никаких подтверждающих документов. По мнению защиты, все эти противоречия необходимо устранить.

Прокурор попросила суд дать ей время на ознакомление с ходатайствами. Следующее заседание назначено на 10:30 26 ноября.

 

До конфликта с силовиками Аслан Иритов в течение полутора лет вместе с другими активистами «Вольного аула», в том числе братом Бесланом, добивался выделения жителям одноимённого микрорайона земельных участков для строительства жилья. Это тяжба в итоге привела Иритовых на скамью подсудимых. Беслана осудили в октябре 2018 года на шесть месяцев лишения свободы по ч.2 ст.318 УК РФ. Аслан и Беслан безуспешно пытаются привлечь к ответственности силовиков за превышение полномочий — в результате потасовки оба брата и члены их семей получили травмы. Им в этом помогают юристы «Комитета против пыток». В возбуждении дела было отказано пять раз «за отсутствием состава преступления в действиях полицейских».

 

Источник: ПЦ «Мемориал»


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1346
Кол-во просмотров материалов
5747316