(Стилистика и орфография заявителя сохранены)
 
Прокурору КБР , Уполномоченному по правам человека КБР, Председателю Кабардино- Балкарского регионального правозащитного центра
 
Фашмухов Астемир Артурович,
КБР, г. Баксан
                                               
Обращаюсь к вам с просьбой защитить меня от незаконного уголовного преследования.
По сфабрикованному делу, меня обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов) и дознание по данному уголовному делу ведется более восьми  месяцев.
 Как следует из материалов сфабрикованного уголовного дела, 20 ноября 2017 г., находясь на углу улиц Ленина-Буденного в  городе Баксане, я был задержан сотрудниками полиции, которые в ходе личного досмотра обнаружили и  изъяли патроны и  пистолет,  изготовленный самодельным способом.
Заявляю публично, что инкриминируемое мне деяние не имело место и обнаруженные в ходе досмотра незаконные предметы мне были подброшены сотрудниками правоохранительных органов. 
Днем, 20 ноября 2017г., я шел домой от знакомой девушки. По пути домой, я заметил за собой наблюдение, позвонил другу  Губжеву А.А. чтобы сообщить об этом. В этот момент, вооруженные люди в масках, подбежали ко мне и без каких-либо  объяснений повалили на землю лицом вниз, прикрыли глаза и надели наручники, хотя никакого сопротивления я не оказывал. Один из сотрудников засунул мне за пояс брюк пистолет. На месте оформили протокол изъятия и меня отвезли в ИВС.  
22 ноября 2017 г. Баксанский районный суд избрал в отношении меня  меру пресечения  в виде домашнего ареста на один месяц, отказав в ходатайстве дознавателя ОД МО МВД России "Баксанский"  об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.
В данный момент, я нахожусь под подпиской о невыезде.
Хочу отметить, что место задержания было людным и многие стали очевидцами произошедшего, в том числе видели как мне подсовывали оружие.
Согласно выдвинутому против меня обвинению (дословно из материала уголовного дела): "Данное оружие  и боеприпасы Фашмухов А.А. незаконно приобрел, найдя их в пойме реки Баксан в июне 2017 года, и присвоив их, незаконно хранил при себе до обнаружения и изъятия их сотрудниками полиции до 13 часов 20 минут 20.11.2017 г. "
Выводы следствия расплывчаты. Не указано,  в каком именно конкретном месте реки Баксан, протяженностью 170 км мной найдено оружие. Также не установлено,  откуда у правоохранителей информация, что именно в июне месяце я нашел указанные предметы, если в  материалах уголовного дела нет чьих-либо свидетельских показаний или иных доказательств, подтверждающих данную версию, и когда правоохранительным органам стало известно об этом? Но оказывается, что этой фабулы было достаточно, чтобы навесить на меня ярлык преступника, чья вина бесспорно доказана.
Мне не понятно, почему я стал объектом пристального внимания правоохранительных органов.  За что наши силы правопорядка так усердствуют упечь меня в тюрьму любым способом?  Может за то, что ранее, я смог доказать свою невиновность и "ушел" от наказания за преступление которого не совершал?!
15 мая 2012 г. сотрудниками полиции г. Баксана. я был задержан по подозрению в совершении жестокого убийства двух женщин в одной из саун г. Баксана. Накануне, в ночь убийства,  я со своим знакомым действительно находился  этом заведении. Это было лишь случайное стечение обстоятельств, что я оказался в ночь убийства в том месте. Абсолютно никакого отношения к произошедшему я не имел, но минутная запись с камеры видеонаблюдения, запечатлевшего меня сидящим за столом, явилось исчерпывающим основанием обвинить меня в убийстве. Ну, а дальше, как говорится, дело техники. В результате пыток и психического давления, меня вынудили  взять на себя тяжкое преступление. Я написал явку с повинной и дал показания, которые требовали от меня оперативники, лишь бы прекратились пытки и издевательства. Но, на предварительном следствии я отказался от явки с повинной и тех показаний, которые дал под физическим давлением. Однако следствие не пожелало меня слушать, и проверить мои показания. Более того, к данному убийству следствие добавило ещё два уголовных дела возбуждённых по ч. 1 ст. 112 УК РФ (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствии),  после чего уголовное дело с обвинительным заключением  было направлено для рассмотрения Верховный Суд КБР.
Состоялось три судебных процесса  с участием присяжных заседателей. Первым судом уголовное дело было возвращено прокурору на доследование. Вторым, присяжные заседатели оправдали меня, однако по протесту Генеральной прокуратуры, этот приговор был отменён спустя год. Состоялся третий суд и снова присяжные заседатели оправдали меня, признав не виновным в убийстве двух женщин, и я был освобожден прямо в зале суда.
Три с половиной года нахождения  в СИЗО-1 г. Нальчика не прошли бесследно для меня и моих близких. Мои близкие очень  тяжело перенесли это период времени. Мы были готовы к худшему исходу и фактически не было сомнения, что меня осудят к длительному сроку. Сторона обвинения предприняла  все меры, чтобы привлечь невиновного к ответственности. Мой отец с сердечным приступом попал в больницу после одного из судебных заседаний, о чем имеются медицинские справки. Также на нервной почве заболела моя мать, также имеются документы.
Спустя время, мною был  подан иск о взыскании материального и морального ущерба, в связи с привлечением к уголовной ответственности за убийство, незаконным длительным содержанием под стражей.
Согласно заявленного иска на общую сумму в пять миллионов рублей, районный суд г. Баксана 26 января 2017г. удовлетворил иск частично. За моральный вред назначил сумму компенсации в один миллион рублей, двести сорок тысяч рублей за оплату услуг адвоката по уголовному делу,  тридцать тысяч рублей на оплату услуг представителя по иску в суде, а также 1500 руб. за оплату доверенности.
Апелляционным определением Верховного суда КБР от 10 мая 2017г. моральный вред был снижен до 200 000 руб., а расходы связанные с оплатой адвоката по уголовному делу, оплату услуг представителя по иску в суде; также расходы на доверенность судом были исключены. Но по настоящее время я не могу получить назначенную судом компенсацию морального вреда.
Безнаказанность рождает вседозволенность. Ни один сотрудник правопорядка не понес ответственности и вероятнее всего не понесет за применение недозволенных методов ведения следствия, дознания, за фальсификации уголовных дел. Надзирающая за законностью прокуратура полностью бездействует. Суды принимают решения по уголовным делам, в том числе, когда и оправдывают человека, не желают обращать внимание на грубые нарушения закона, имевшие место в ходе следствия.
Я в очередной раз стал объектом преследования со стороны правоохранительных органов. Если в первом случае меня оправдали, хотя с трудом верилось в положительный исход  дела, то абсолютно не исключаю, что нынешнее,  сфальсифицированное дело закончится моим обвинительным приговором. Вместо того, чтобы прекратить уголовное преследование за отсутствием события преступления и привлечь к ответственности должностных лиц, причастных в фальсификации, более восьми месяцев органу дознания дается возможность провести так называемую "работу над ошибками грубо состряпанного на скорую руку материала" и любым способом довести дело до суда.
На основании изложенного, прошу прокуратуру КБР провести проверку законности моего задержания, обоснованности возбуждения  ОД МО МВД России "Баксанский" уголовного дела по ч.1 ст. 222 УК РФ.
Остальных  адресатов, прошу оказать помощь в  защите моих прав и свобод, и оградить от  незаконного уголовного преследования.
           
 
  
С уважением,
Фашмухов А.А.                                                                                          05.08.2018 г.

 

 
 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
940
Количество просмотров материалов
2455306