(Прокурору КБР, Руководителю СУ СК России по КБР, Уполномоченному по правам человека в КБР, Организацию "Международная амнистия", ПЦ "Мемориал", Правозащитный центр КБР)


06 марта 2012 года я был похищен со своего места работы неизвестными вооруженными людьми, как выяснилось потом ими оказались действующие оперативные сотрудники полиции, которые привезли меня в административное здание МВД КБР и подвергали меня пыткам.

04 апреля 2012 года следственным отделом по г.Нальчика СУ СК Росси по КБР было возбуждено уголовное дело по факту применения насилия/пыток в отношении меня со стороны не установленных сотрудников полиции в административном здании МВД КБР.

По указанному уголовному делу я признан потерпевшим, спустя 1 год и 3 месяца после совершения преступления  ни один из сотрудников полиции не привлечен в качестве обвиняемого и даже подозреваемого.

11,12,13 июня 2013 года в рамках расследования уголовного между мной и сотрудниками полиции проводились очные ставки  и опознания.

Так 12 июня 2013 года при проведении очной ставки между мной и оперативным уполномоченным Кушховым, последний отвечая на вопрос следователя заявил что до настоящего времени личную неприязнь ко мне не испытывал, однако в данный момент она у него появляется и во что это может выльется он сам не представляет. Считаю что подобным способом оперативник которого я опознал, как человека в чьем присутствии меня пытали электрическим током, наносили удары в область позвоночника угрожал мне с целью оказать давления на мою позицию в уголовном деле.

Кроме того по окончанию следственного действия указанный сотрудник, стал намекать мне о том, что  у меня имеются связи с осужденным, которого в скором времени этапируют на территорию КБР и Кушхов может передать ему «привет» от меня.

Оперативник Кушхов намеренно пытался показать мне, что у меня якобы  имеются преступные связи, о которых ему известно и что он может использовать этот факт против меня путем возможной фабрикации уголовного дела, путем оказания давления на кого-либо из моих знакомых с целью понуждения к моему оговору в противоправных действиях.

Кроме того, 13 июня 2013 в ходе проведения очной ставки между мной и начальником УУР МВД КБР Тишковым А.Л. последний неоднократно обвинял меня в совершении каких-то преступлений, заявил о том, что я якобы  участвовал в разбойном нападении и в иных противоправных действиях, о чем через две недели будет представлен аргументированный материал за его личной подписью. Тишков А.Л. заявлял о том, что им будут представлены «новые данные» о ранее неизвестных обстоятельствах указывающих на мою причастность к разбойным нападениям и иным противоправным действиям, что также не соответствует действительности.

Вышеуказанные заявления не имели никакого отношения к очной ставке и расследованию факта пыток в здании МВД по КБР. Таким образом, Тишков А.Л. пытался оказать на меня давление из-за моей активной позиции по уголовному делу, по той причине, что я указал на него как на человека в чьем присутствии и молчаливом согласия я подвергался истязаниям со стороны его подчиненных. Его угрозы я так же воспринимаю реально поскольку не сам Тишков А.Л. который является начальником Управления уголовного розыска МВД КБР ни его подчиненные и другие оперативники, пытавшие меня не уволены и продолжают занимать свои должности в структуре МВД КБР, имеют властные полномочия,  связи в силовых структурах и органах власти и имеют реальные возможности заниматься фабрикациями уголовных дел.

Я со всей ответственностью заявляю, что ни к одному из противоправных действий я не причастен и преступлений когда-либо не совершал. В отношении меня незаконно велось уголовное преследования после того как я впервые заявил о пытках в здании МВД КБР, однако и это преследование было прекращено (Постановление от 28 февраля 2013) с признанием за мной права на реабилитацию.

Очевидно, что преступников облеченных властными полномочиями в лице оперативных сотрудников полиции пытавших меня и причастных к моим пыткам, спокойно наблюдавших за этим процессом это не устраивает, их не устраивает то, что они вскоре могут оказаться на скамье подсудимых и в настоящий момент готовы пойти на любые крайности, чтобы избежать уголовной ответственности за совершенные ими преступления. Я считаю, что осуществление  угроз со стороны людей облеченных властными полномочиями имеют под собой очень вескую мотивацию для исполнения и мои вышеизложенные опасения полностью оправданы.

На основании изложенного прошу рассмотреть настоящее заявление в порядке ст.144-145 УПК РФ и дать юридическую оценку действиям Тишкова А.Л. и Кушхова

Прокурора КБР взять под особый контроль проводимой проверки по настоящему заявлению и ход расследования уголовного дела по факту применения ко мне насилия.

Иных адресатов оказать помощь в восстановлении моих нарушенных прав в пределах имеющихся полномочий.

17 июня 2013 г.                                                                          Беров И. М.


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1065
Количество просмотров материалов
3325821