аналитика

Адыгэ хабзэ… Кажется для любого адыга это, как пароль, суть которого не нужно объяснять. Мы встаем утром, и у нас «включается» сознание, которое работает в этом режиме весь день. Мы укладываемся на ночь, но даже во сне оно не оставляет нас, - ткань, из которой мы сотканы, основа, которая передается нам с кровью, с молоком матери. Но что это такое, наше адыгэ хабзэ?  Как проговорить природу этой особой «материи», которая нас составляет? В моем случае к подлинному пониманию меня приблизили ключевые фразы. Иногда они были прочитаны, но чаще этим «ключом» становилась случайная (или неслучайная) фраза, которую можно услышать в обыденной речи.
В юности мне казалось, что мораль, нравственность – это требования, навязанные обществом, в котором царит лицемерие, а многие его члены – снобы. Меня не покидала эта уверенность, когда я читала «Тюремную исповедь» Оскара Уайльда. Но на каком-то этапе я задумалась над впервые услышанной распространенной фразой И. Канта: «Меня восхищают лишь две вещи на свете: звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Теперь я понимаю, почему так остро отреагировала на эту фразу: она прояснила мое глубинное убеждение, которое я сама еще не осознавала. Больше всего нас поражает то, к чему мы очень близко подошли, что живет в подсознании, но еще не осознано. До конца мне стала ясна значимость нравственного закона с помощью Г. Гессе, когда он говорил о «доле Бога в каждом из нас». Он имел в виду именно этот нравственный закон Канта, который немецкий философ назвал «категорический императив».

(данная статья является непосредственным продолжением предыдущей «Костры» современной инквизиции», опубликованной нами ранее)


Борьба, направленная на закрытие российских ВУЗов, продолжается.Одновременно для российских студентов открываются университеты в Финляндии, Чехословакии, Польше, Венгрии, Турция, Арабских странах, Китае. После завершения учебы иностранцы до 20% лучших выпускников  оставляют себе. Эта «утечка мозгов» стала обычной приметой нашего времени.
Удивляет уже не этот обреченный привычный процесс, а отсутствие самоконтроля и какой бы то ни было государственной стратегии. Мы легко «дарим» цвет российской молодежи зарубежным странам. Единственным объяснением этого явления может служить то, что перспективные студенты все равно покинут страну, но позже, на стадии трудоустройства…
КБР повторяет общероссийскую тенденцию. В республике открыто несколько десятков московских филиалов, в одном только автокомбинате таких представительств насчитывается 8. В них почти никто не заходит и не выходит... Но они остаются «на плаву». Зато почему-то закрывается процветающий Институт Бизнеса (КБИБ).

В настоящее время по всей стране закрываются университеты и институты.  Согласно некоторым сведениям, по РФ их количество сократилось примерно на 300. Команда сверху – ликвидировать несостоятельные неконкурентоспособные ВУЗы, которые выросли в непомерном количестве – мотив как будто бы оправданный. Но на фоне тотальной коррупции он неминуемо подменяется и деформируется. В результате устраняют не слабые ВУЗы, а те, что без «крыши». Поэтому вполне объяснимо, что под ударом оказываются широко востребованные ВУЗы, такие как Кабардино-Балкарский институт бизнеса (КБИБ) с авторитетным административно-преподавательским составом, прекрасной материально-технической базой, а «на плаву» остаются весьма сомнительные, в распоряжении которых – одно-два помещения.
Трудно предположить, что такая инициатива экономит гос. бюджет, - ведь  негосударственные институты финансово независимы. Вероятно, это-то и плохо: они не отвечают чьим-то ожиданиям, в первую очередь, финансовым, в настоящее время быть слишком независимым и самодостаточным - недопустимый стиль, который не одобряется, а порой карается…

Отчет посвящен результатам социологического замера общественного мнения молодежи Кабардино-Балкарии по вопросам истоков, причин, условий и факторов экстремизма и терроризма в Республике. На основе эмпирических материалов раскрыты механизмы формирования потенциала молодежного экстремизма, проанализированы: вопросы социального самочувствия молодежи Кабардино-Балкарии; особенности социальной, гражданской, этнической, религиозной идентичности; главные источники формирования общественного мнения по вопросам экстремизма и терроризма; эффективность реализуемых программ противодействия им. Вместе с тем, выявлен набор мер, воспринимаемый общественным сознанием молодежи Кабардино-Балкарии в качестве эффективных по вопросам профилактики и противодействия экстремизму и терроризму в Республике. Отчет завершается разделом, посвященным изложению практических рекомендаций, связанных с повышением эффективности принимаемых мер по минимизации и искоренению проблем экстремизма и терроризма в современном обществе.
Скачать здесь (pdf)


 

Революционные процессы и гражданская война в Кабарде рассматривались до сих пор как противостояние идеологий, социально-политических систем. В данном исследовании внимание акцентируется на сословно детерминированных мотивах участия различных социальных групп кабардинского общества в событиях 1917–1920 гг. Эту задачу позволил решить проведенный на основе архивных, мемуарных, фольклорных источников и литературы ретроспективный анализ динамик межсословных отношений в Кабарде в последней трети XIX – начале XX вв.

Данное исследование предназначено для научных работников и широкого круга читателей.

Скачать здесь (pdf)



 

 

 

 

Статью прислала Елена Ассева, художник, дизайнер, автор итальяно-черкесского проекта «Cаucasus Morpheus» (Кавказ Спящий»), который прошел в двух центральных галереях Рима в июле 2012 года.


Когда три года назад я решила написать письмо Мадине Хакуашевой, следуя своему какому-то необъяснимому импульсу, никто не мог предположить, что проект, посвященный миру Адыгэ будет нами реализован, и будет выставлен в центре Европы, в Риме. Реализация этого потребовала неимоверных усилий, так как проект создавался на собственные средства, с помощью друзей и близких, а также тех, кто еще готов в этом мире безвозмездно работать и дарить свое время людям.  К сожалению, или к счастью, нас не поддерживали ни российские официальные структуры, ни западные фонды. Таким образом, все, что мы делали, является абсолютно независимым, непредвзятым взглядом со стороны, и немного изнутри, так как я совершенно лично приняла и принимаю все, что происходит в мире, касаемо черкесского вопроса.
За эти годы в моей жизни произошли изменения. Я решила вернуться в Россию, я простила всех, я примирилась с родственниками, живыми и ушедшими, я потеряла маму. Я примирилась с Богом. Я к Господу больше не имею того огромного списка претензий, страданий и вопросов, который не давал мне открывать глаза утром и радоваться. И сейчас, пережив несколько больших потрясении, я уже могу взглянуть на все  как бы сверху…
2014 год с началом войны на Украине многое поставил на места.  Какие-то вещи, о которых избранные смельчаки говорили на кухнях, стали достоянием общественного обсуждения. Страшные конспирологические теории вдруг оказались правдой, а правда померкла... Тотальная информационная блокада в Европе подвигла многих решиться на то, чтобы с Европой расстаться. И вот, в оправе всех этих событий, мы смотрим на черкесский вопрос, на его актуальность для России и для Европы.

В статье отражены предыдущие материалы по проблемам сохранения и развития кабардинского языка, внесены дополнения. Статья была написана для конференции, посвященной памяти М. Мижаева (26-28 ноября 2014 г., Архыз)

 

Проблема сохранения кабардино-черкесского языка. История и современность

Современная ситуация. В настоящее время в КБР переживается глубокий кризис, связанный с состоянием национальных языков – кабардинского и балкарского. Он отражает общую подобную тенденцию на Северном Кавказе и  России в целом.
С 20 по 23 мая 2009 года в Москве состоялось празднование 70-летнего юбилея журнала ДН. В рамках состоявшегося форума было озвучено, что северокавказские языки объявлены ЮНЕСКО вымирающими. На московском форуме речь шла о состоянии и перспективах национальных литератур, но 25 участников из России, стран СНГ и Балтии касались проблемы исчезающих национальных языков. На самом деле, можно ли серьезно обсуждать какие бы то ни было проблемы по национальным литературам, если сегодня исчезает язык данных литератур, в том числе, кабардинской и балкарской?
В республике созданы определенные условия по сохранению и развитию  языков. В частности, в число базовых структур, направленных на осуществление этой задачи, следует отнести диссертационные советы. Учитывая их работу, а также существование кафедр национальных языков и литератур, не  было, тем не менее, ни одной защиты на кабардинском или балкарском языках. Эта реальная  возможность до сих пор никогда не использовалась, (в отличие от Адыгеи, например). Защита диссертации, связанная с проблемами этих языков, проходят на русском.
Существует красноречивая динамика сокращения мест для абитуриентов КБГУ по специальности «кабардинский язык и литература»: 75 мест в 1970-80 годах, 38 мест за 2012-2013 годы. Та же ситуация характерна и для абитуриентов по специальности «балкарский язык и литература».
Можно слышать мнения об улучшении знания национальных языков, так как на улицах чаще слышна кабардинская и балкарская речь. Однако это явление – прямое следствие усилившейся урбанизации, сейчас как никогда приток сельской молодежи в город велик: это связано с отсутствием рабочих мест в селе, учебой в средних и высших учебных заведениях.
Кажется, родной язык жив до тех пор, пока существуют анклавы – села. Однако так ли неопровержима эта сентенция? На самом деле, в анклавах находит распространение лишь бытовой язык, но не литературный. В результате  общественного форума (март 2014 г.) с участием научной, творческой интеллигенции были подведены неутешительные выводы: мы переживаем серьезный глубокий кризис литературного языка.  Например, в Союзе Писателей КБР самым молодым поэтом является 40-летний Латмир Пшуков. Ежегодный республиканский конкурс по литературному творчеству на кабардинском языке не выявил ни одного прозаика за декабрь 2012 года.

Опираясь на анализ материалов трех книг адыгских авторов: Эмилии Шеуджен «Адыги (черкесы) в пространстве исторической памяти» (Москва, Майкоп, 2010), труд Фатимы Озовой «Очерки политической истории Черкессии» (Пятигорск, Черкесск, 2013) и сборник публицистических публикаций «В поисках утраченного смысла» Мадины Хакуашевой (Нальчик, 2013), С.А. Арутюнов излагает свою современную версию истории адыгов, которая впечатляет непредвзятостью и независимостью авторских оценок...

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
816
Количество просмотров материалов
1734640