Прежде чем коснуться одной из многих современных проблем родных языков, хочется выразить недоумение по поводу кропотливой серьезной работы большого числа национальных научно-исследовательских институтов и университетов с государственным бюджетом. Дело в том, что в формировании языковой стратегии мнение этих ученых, в первую очередь лингвистов, практически не учитывается. Вместо внедрения научных концепций и методик по сохранению и развитию национальных языков, литератур, культур РФ спускаются некие политические декреты, которые становятся основой реализуемых языковых и гуманитарных «концепций».

Они обрамляются и рядятся под «научные» с помощью отряда сервильных «ученых», мотивация которых понятна и совершенно прозрачна, – вовсе необязательны какие-то дополнительные финансовые субсидии, достаточны предлагаемые условия, на которые кто-то соглашается, чтобы не потерять престижное или доходное место, получить перспективу карьерного роста и т.д., т.п. 

Другая категория — ученые явной шовинистической ориентации, которые ныне тоже востребованы также, как ученые-конформисты.

Так, реальный научный мир и научные центры остаются в стороне,    выполняя в лучшем случае декоративную функцию. А небольшой мобильный отряд «научно обосновывает» необходимость политических заказов, цели и задачи которых носят характер абсолютно непроницаемых  «эзотерических» хитросплетений, меньше всего служащих реальным интересам огромного большинства.

А теперь давайте поэтапно проследим обозримую эволюцию термина «родной язык», который из самого простого ясного понятия стал объектом откровенной семантической эквилибристики.

Этап 1. Года три назад депутат гос. Думы Гаджимет Сафаралиев неожиданно опубликовал статью «Русский как родной», чем немало обескуражил граждан нездоровой надуманностью этой затеи: в пределах РФ  все независимо от национальной принадлежности  и так хорошо знают русский язык. Тем не менее, в основе статьи лежал тезис, который позволял русский язык признавать родным для представителей нерусских национальностей.  Так, башкир или якут могут по желанию обозначить русский как свой родной язык. При всей абсурдности заявления депутата его идея в то время казалась безобидной... Особенно на фоне долгого медленного угасания национальных языков РФ... Ведь в результате  соответствующей управляемой языковой политики доведенные порой до крайней деградации родные языки оказываются тяжелыми для усвоения собственными носителями. Тем более, если речь  идет о будущих абитуриентах, которым нужен высокий балл в аттестате. И услужливо поданная «гуманная» идея оказывается тут как тут.

Однако наивная спонтанность Г.К. Сафаралиева была явно переоценена простыми наблюдателями, – она оказалась первым «пробным камнем» в воплощении хитроумной политической идеи.

Этап 2. В конце прошлого года (27. 11. 2017) предложение  Сафарлиева столь же неожиданно продолжил директор Института этнологии и антропологии, главный фигурант, призванный защищать интересы народов многонациональной страны.  Валерий Александрович Тишков хорошо известен в нашем учреждении — КБИГИ.

Но совершенно непонятна роль историка в научной аргументации функционирования родных языков. Тем не менее, Тишков уверенно заявил, что существует острая необходимость в «политическом языке нации», поэтому  совершенно естественно, если родным языком избирается не этнический, а русский, так как это и есть «язык политической нации». Статья профессионально и полно прокомментирована коллегой из Дагестана, и мы не будем на ней останавливаться детально, коснемся лишь последней фразы, которая кажется знаковой. Она не оставляет никаких сомнений в отношении конечной цели высокой директивы и снимает необходимость ссылаться на политический язык нации: «Полный переход на русский язык и забывание этнического языка — это жизненная реальность и результат, как правило, личностного выбора, который следует признавать и не трактовать негативно, ибо если есть право на сохранение языка, то должно быть и право на его забывание и на языковой переход».

Признаться, стыдно выслушивать столь откровенную дезинформацию со стороны ученого. Даже нам, представителям филологических наук, хорошо известно, что  «забывание этнического языка» никогда не было результатом «добровольного», «личного выбора», – это всегда суровая, жестко детерминированная необходимость, которая имеет место в колониальном пространстве  империй с авторитарно-тоталитарным типом правления.  Совершенно непонятно, на кого рассчитан софизм: «если есть право на сохранение языка, то должно быть и право на его забывание и на языковой переход». Стоит ли доказывать страстному любителю родного русского языка и другим не менее воинственным его любителям, что забвение любого родного языка – большая национальная трагедия, народный апокалипсис,  болезненный для всех представителей народа без исключения. Большинством он переживается больше на подсознательном уровне, но более ясно осознается пассионариями и национальными лидерами, которые особенно остро чувствуют личную и общественную ответственность перед тысячелетиями формирования и становления народной истории, ее героических периодов, перед памятью бесчисленных предков, проливавших за нее кровь и отдававших жизни, за сохранение своих языков и уникальных древних культур.

Национальный кризис особенно тяжел для северокавказских народов, поскольку он переживается про себя, без аффектации, которая представляется им унизительной. Унизителен диалог с недостойным оппонентом. В контексте понимания интроверсии кавказцев (особенно черкесов) как общей этической нормы предлагаемая риторика и сам языковой курс кажутся особенно циничными и аморальными.

Языковая политика является важной частью общей политики государства: общеизвестный закон.

Это хорошо видно на примере Израиля. После его возникновения в мае 1948 года иврит был практически мертвым языком. Но политическая воля правительства способствовала мобилизации всех имеющихся ресурсов, – были изданы учебники, тщательно разработаны методы освоения на всех уровня. Постепенно мертвый, сложный язык возродился наподобие птицы Феникс, и в настоящее время им владеет все население Израиля.

Этап 3. Наконец, почти параллельно заявлению Тишкова президент РФ В.В. Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-оле высказался против практики принудительного обучения неродным языкам, –   принцип, который выглядел довольно невинно и даже демократично. Высказывание было незамедлительно спущено  во все регионы как руководство к действию. Его хорошо ощутили и в нашей КБР.

Что же все это означает в реальности? Допустим, башкир выбирает русский как родной. В этом случае, используя предшествующие установки Сафаралиева, Тишкова и иже с ними (избранного электората), язык матери проходит уже как неродной, и башкирский школьник имеет полное право добровольно отказаться от изучения «неродного» башкирского.

Таким образом, мы не можем не признать наличие удивительно продуманной (чтоб не сказать изощренной) полит. конструкции, которая неуклонно претворяется с неукоснительной последовательностью.

Мы с интересом ждем продолжения.

На очередной декабрьской пресс-конференции 2017 года в своем выступлении В. Путин сказал:  «У нас огромное разнообразие национальных языков, это наша гордость и наше богатство... Я хочу подчеркнуть... мы ничего не будем навязывать в этой сфере. Это вредно и опасно для единства Российской Федерации, потому что любой народ должен выбрать сам такую форму сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее приемлемой и оптимальной. Никаких государственных планов по укрупнению и слиянию нет и быть не может. Во всяком случае, пока я президент, этого не будет». Мы полностью разделяем это мнение. Однако накануне новых президентских выборов в самой многонациональной стране мира трудно было предложить курс языковой политики более непопулярный, чем реально предложенный. Кем и почему он был разработан и лоббирован – для нас подобные вопросы остаются, разумеется, гипотетическими. Но совершенно ясно одно: новый языковой курс идет вразрез не только интересам всех наций и народов РФ, но и самого Президента. 

 

ХАКУАШЕВА М., доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник КБИГИ, член Союза писателей РФ, член КПК (Клуба писателей Кавказа) . 


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
925
Количество просмотров материалов
2301791