В настоящее время по всей стране закрываются университеты и институты.  Согласно некоторым сведениям, по РФ их количество сократилось примерно на 300. Команда сверху – ликвидировать несостоятельные неконкурентоспособные ВУЗы, которые выросли в непомерном количестве – мотив как будто бы оправданный. Но на фоне тотальной коррупции он неминуемо подменяется и деформируется. В результате устраняют не слабые ВУЗы, а те, что без «крыши». Поэтому вполне объяснимо, что под ударом оказываются широко востребованные ВУЗы, такие как Кабардино-Балкарский институт бизнеса (КБИБ) с авторитетным административно-преподавательским составом, прекрасной материально-технической базой, а «на плаву» остаются весьма сомнительные, в распоряжении которых – одно-два помещения.
Трудно предположить, что такая инициатива экономит гос. бюджет, - ведь  негосударственные институты финансово независимы. Вероятно, это-то и плохо: они не отвечают чьим-то ожиданиям, в первую очередь, финансовым, в настоящее время быть слишком независимым и самодостаточным - недопустимый стиль, который не одобряется, а порой карается…

Может быть, ликвидируя негосударственные учебные учреждения, пытаются снять конкуренцию для государственных. Но устранить негосударственную конкуренцию гос. ВУЗам – предприятие совершенно нелепое: ВУЗы - достояние  молодежи, в условиях коррупции, падения материального и образовательного уровня они становятся все более недоступными, поэтому устранение негосударственных ВУЗов наносит большой ущерб по интересам молодежи.
Возможно, все еще проще: передел собственности наконец коснулся ВУЗов... Допускаем, что эта ситуация где-то проговаривается, вероятнее всего, в верхних этажах вертикали власти. Но в мутной воде нашей обычной жизни, как всегда, ничего не видно...
Если акция по закрытию ВУЗов оказывается довольно болезненной для  всей страны, то для отдельных ее регионов, таких, как Северный Кавказ она может иметь катастрофические последствия. Они не произойдут сразу вслед за закрытием учреждений, - речь идет о постепенной, но неминуемой тенденции, которая, возникнув, будет усугубляться.
В КБР, как и по всему региону, самый высокий уровень безработицы, большой процент семей проживает ниже черты бедности. Еще до нынешнего кризиса эти семьи не имели возможности обучать своих детей в высших  гос. учреждениях республики, уже не говоря о том, чтобы посылать их в другие города. На помощь приходил спасительный альтернативный вариант в виде некоммерческого негосударственного высшего учебного заведения. Абитуриенты получали билет в  будущее.
Но на фоне грянувшего нынешнего кризиса, который по прогнозам будет лишь усиливаться, эти возможности будут сведены к минимуму. Нас ожидает целая армия юношей и девушек, которые не смогут выезжать на учебу за пределы КБР по причине финансовой несостоятельности. От республики потребуются внутренние резервы для высшего и среднего специального образования.
Кажется, в этих условиях следует дать яркий зеленый свет всем местным учебным заведениям, всячески поощрять и поддерживать их. Но, твердо следуя устоявшемуся сценарию тотального театра абсурда, мы сталкиваемся с противоположной ситуацией: с помощью неразборчивого в средствах гос. обр. надзора местные институты закрывают всеми правдами и неправдами (если быть точнее – всеми неправдами). Совсем не трудно представить последствия. Будущим поколениям наших детей грозит неутешительная перспектива: стать деклассированными, асоциальными элементами.
Закономерно ожидать, что подобная ситуация – если только ее реально допустить, - приведет к новому  витку социальной напряженности, новым вспышкам протестных настроений среди молодежи со всеми вытекающими последствиями в форме экстремизма и пр.
Северный Кавказ всегда был и остается уникальным регионом. Он обладает особыми характеристиками, которыми никак нельзя пренебрегать. Незнание, высокомерие или пренебрежение в отношении его законов и специфики неминуемо ведет к тяжелым непредсказуемым последствиям. Трагическим примером могут служить две Чеченские войны, которые после окончания привели к северокавказской «ольстеризации». Но даже такие серьезнейшие примеры, похоже, никак не влияют на официальный политический курс.
Совсем недавно мы стали свидетелями реализации порочной языковой политики. При этом некоторые государственные сановники, похоже, абсолютно игнорируют мнение ведущих специалистов-кавказоведов, которое в таких вопросах должно быть решающим. Ведь именно для этой цели созданы государственные институты, которые разрабатывают научные направления для развития науки, образования, всех видов промышленности. Но в настоящее время «лишними» оказываются не только образовательные, но и научные центры. Естественная связь гос. научных  учреждений и государства с некоторых пор  почти не осуществляется или осуществляется формально. Государство – само по себе, соответственно, и наука стала «вещью в себе». В результате вместо глубоко продуманных, стратегически оправданных научных государственных программ мы чаще имеем их антинаучные суррогаты. Может, именно в этом одна из серьезных причин нашего нынешнего тотального кризиса? Сегодня наука отлучается от государства не хуже, чем в эпоху «охоты на ведьм».
Нынешние проекты по ликвидации высших учебных учреждений, похоже, полностью игнорируют особенности КБР и всего региона в целом. Мы уже опускаем такие «второстепенные» моменты, как тяжелый многолетний ежедневный труд по созданию и становлению этих учебных учреждений, их выдающиеся достижения…
В связи с этим несложным прогнозом у нас возникает вполне ожидаемый вопрос: зачем инициируется такая ситуация? Первый возможный ответ: ввиду полной  некомпетентности  заказчиков. Второй: в связи с коррумпированностью исполнителей. Третий: это намеренная провокация, кому-то нужно поддерживать в КБР очаг социальной напряженности. И то, и другое, и третье – не просто вредно, но преступно. Кроме того, идет вразрез с народными интересами жителей КБР, главным образом, нашей молодежи.
В нашей республике всего три государственных и один негосударственный некоммерческий ВУЗ. Сегодня закрыть хорошее действующе учебное учреждение в регионах – приблизить неуправляемую стихию темных времен, которые потребуют вложений в сотни раз больших,  и не только финансовых… За этой сомнительной акцией стоят не рачительные финансисты и политики, а современные инквизиторы, которые устраивают средневековые «костры тщеславия», в которых сжигается наше будущее..

Мадина Хакуашева


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
767
Количество просмотров материалов
1354392