Зачитанное в суде обвинительное заключение, на основании которого прокурор запросил для ингушских активистов сроки от 7,5 до 9 лет, не содержит фактических доказательств создания экстремистского сообщества, указали адвокаты подсудимых.  

Как писал "Кавказский узел"*, 8 ноября в Ессентуках, где проходят выездные заседания Кисловодского горсуда по делу ингушских активистов, обвиненных в создании экстремистского сообщества, начались прения. Прокурор попросил суд приговорить к девяти годам колонии общего режима Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова и Малсага Ужахова, к восьми годам колонии общего режима - Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева, и к 7,5 года колонии общего режима - Зарифу Саутиеву.

Дело семи лидеров протеста в Магасе рассматривается судом на Ставрополье с ноября 2020 года. Все подсудимые отказались признать вину. В суде они заявили, что мало общались между собой и даже конфликтовали, а утверждения о финансировании этого сообщества и вовсе ничем не подтверждены. Правозащитный центр "Мемориал"** признал политзаключенными всех семерых обвиняемых.

 

Судья отклонил ходатайство о его отводе

 

В начале заседания 8 ноября адвокат Андрей Плотников начал зачитывать обращение правозащитного центра "Мемориал"* о том, что "Мемориал"* считает подсудимых политическими заключенными - людьми, незаконно лишенными свободы по политическим мотивам. Правозащитный центр составил текст-справку об уголовном преследовании ингушских активистов, однако дочитать до конца эту справку Плотникову не удалось - через 10 минут его прервал судья Янис Куцуров, передал корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший в зале суда.

Адвокат Каринна Москаленко заметила, что к "ингушскому делу" привлечено огромное общественное внимание, в том числе со стороны правозащитных организаций. "И это дело в таком виде (который излагается в справке "Мемориала"*. - Прим. "Кавказского узла") представлено во все международные организации. Я не говорю, что это может определять позицию суда. Но это справка с анализом, которая была сделана "Мемориалом"* на изучении всех материалов и, главное, которая отражает общественно-политическую оценку, которую дают этому делу правозащитники во всем мире, ориентирующиеся на ПЦ "Мемориал"*. Разумеется, защита не навязывает суду позицию "Мемориала"*, но знать о том, каков международный отклик, что известно в мире об этом деле, суду было бы полезно. Это дело неотделимо от того звучания, которое оно имеет в России и во всем мире", - сказала она.

Однако судья Куцуров увидел в этом попытку давления на суд. Он приобщил к материалам дела копию справки "Мемориала"*, но сообщил, что не будет давать этому тексту правовую оценку.

После этого адвокат Магомед Беков заявил ходатайство об отводе судьи. По словам Бекова, у защиты есть основания полагать, что судья "заинтересован в исходе данного уголовного дела". Адвокат напомнил, что в ходе судебного заседания было разрешено огласить показания Мусы Мальсагова, которые он давал в качестве свидетеля. "Суд сослался на отказ Мальсагова от дачи показаний в судебном заседании, что не соответствует действительности. Мальсагов в судебном заседании дал показания, он отказался отвечать на вопросы суда и государственного обвинителя, воспользовавшись своим правом, предусмотренным статьей 47 УПК РФ ("Обвиняемый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний". – Прим. "Кавказского узла"). Согласно статье 276 УПК РФ ("Оглашение показаний подсудимого". – Прим. "Кавказского узла") суд вправе огласить показания подсудимого, если имеются существенные противоречия между показаниями, данными в ходе предварительного расследования и в суде. [...] По ходатайству стороны обвинения суд огласил показания, данные в качестве свидетеля Мальсаговым, тогда как защита возражала против оглашения на том основании, что Мальсагов в данном уголовном деле обладает статусом обвиняемого, а не свидетеля", - сказал Беков.

Муса Мальсагов давал показания в конце сентября. После этого он отказался отвечать на вопросы суда и следствия, и по ходатайству обвинения были зачитаны его показания, которые он давал на этапе следствия еще как свидетель.

Защита считает, что показания Мальсагова, данные им в качестве свидетеля и оглашенные в судебном заседании, суд планирует использовать как доказательство его вины, указал Магомед Беков. "Хотя в протоколе допроса Мальсагова не содержится сведений о совершении преступления - как самим подсудимым, так и другими обвиняемыми. Таким образом, по мнению защиты, ход судебного следствия судом предрешен заблаговременно, а именно - постановление обвинительного приговора, ибо нет в материалах уголовного дела иных развернутых показаний Мальсагова, которые суд мог бы положить в основу обвинительного приговора", - сказал он.

Адвокат также напомнил, что в ходе судебного следствия суд "незаконно и необоснованно" отказал защите в вызове важных свидетелей, которые могли помочь установить истину по этому уголовному делу, в частности - бывшего главы республики Юнус-Бека Евкурова, бывшего председателя правительства Ингушетии Зелимхана Евлоева и начальника ГУ МВД по СКФО Сергея Бачурина, которые "могли многое прояснить в этом деле".

Согласно показаниям свидетеля защиты Ахмеда Костоева, перед митингом в Магасе высокопоставленные силовики просили лидеров ингушского протеста помочь обеспечить безопасность на акции протеста. Эту же информацию, которая противоречит версии обвинения об экстремизме активистов, ранее озвучили обвиняемые Муса Мальсагов и Барах Чемурзиев.

Адвокат Каринна Москаленко заявила, что в центре событий, являющихся предметом разбирательства, "персона, которую не допросить нельзя", - Юнус-Бек Евкуров. "Это суть событий... И отказ от вызова таких свидетелей говорит о том, что суду не хочется... Нам тоже не хочется влезать в политику! Политика влезает в наше дело - вот в чем проблема. Суду очень не хочется обнажить политическую проблему, которая в этом деле возникает", - отметила она.

Осенью 2018 года глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заключил с Рамзаном Кадыровым соглашение по вопросу установления границы между республиками. Это вызвало массовые акции протеста в Ингушетии, участники которых обвинили Евкурова в передаче части ингушских земель Чечне. 26 марта 2019 года в Магасе состоялся масштабный митинг против соглашения о границе. Митинг был согласован с властями, но протестующие не разошлись на ночь, и утром 27 марта силовики попытались разогнать их, после чего произошли столкновения. По данным Правозащитного центра "Мемориал"*, по "ингушском делу" вынесены обвинительные приговоры в отношении 37 человек.

"И тот факт, что вы огласили показания наших подзащитных, говорит о том, что есть тот состав вмененного преступления, которого мой подзащитный и никто здесь не совершал, но его фактологически надо как-то доказать, и у обвинения с этой частью доказательств очень плохо. И если не огласить показания... то данных фактических для обвинения будет недостаточно. И вы приняли решение, после которого все защитники, не сговариваясь... поняли, что председательствующий (судья) в этом деле хочет "дотянуть" до того, что бы эта часть недоказанного обвинения была бы доказана", - сказала Москаленко.

Она также указала третью причину для отвода. "Мы не имеем протокола судебного заседания. Это документ. У нас есть записи (свои). Но это не документ! Это то, как мы услышали (показания в суде). А нам важно то, как вы их услышали, потому что вы, уходя в совещательную комнату, возьмете протокол. Да и мы, выступая в защитительной части нашего процесса, должны видеть этот документ, ключевой документ по делу!" - отметила Москаленко.

По ее словам, сейчас закон позволяет защите получать протоколы заседаний по мере их изготовления. "Вы нам говорите два месяца назад, что готов только [протокол за] февраль. Это нелогично и неправдоподобно. Я не понимаю, что можно столько времени готовить. Только эти три обстоятельства.... Хотя можно было бы приводить и другие - и фактически закрытое судебное заседание, и наш (тесный) зал (судебного заседания)... Но прежде всего это, конечно, невызов ключевых свидетелей, это оглашение показаний, что непосредственно вызвало у нас недоверие, и, конечно, это отсутствие протокола судебного заседания", - заключила Москаленко.

Прокурор попросил отклонить это ходатайство. Судья объявил перерыв на 15 минут, после чего вернулся и сообщил, что отклонил ходатайство об отводе. Мотивировку этого решения судья озвучил очень тихо.

 

Суд не удовлетворил просьбу защитников выдать им протоколы заседания

 

После этого гособвинитель перечислил около 40 жителей Ингушетии, которым уже были вынесены приговоры по статье 318 УК РФ - о применении насилия к сотруднику правоохранительных органов (38 - по части 1 этой статьи, один - по части 2), и ходатайствовал о приобщении этих приговоров к материалам уголовного дела. Прокурор подчеркнул, что ранее к материалам дела часть приговоров участникам протестов, осужденным по статье 318 УК РФ, уже была приобщена.

Адвокат Андрей Сабинин выступил против удовлетворения этого ходатайства. "Мы считаем, что мотивировка государственного обвинителя относительно того, что в ходе предварительного следствия часть аналогичных приговоров уже приобщалась, не обязывает суд приобщить приговоры, которые состоялись позже. Считаем, что эти судебные акты не имеют [...] силы для настоящего уголовного процесса. [...] Действия отдельных граждан, которые применили насилие к сотрудникам правоохранительных органов, никак не связаны с теми действиями, которые мы считаем не преступными, (действиями) наших подзащитных, потому что их действия, наоборот, носили характер умиротворения участников (митинга), которые совершили насилие. и ни в коей мере не рассматриваются нами как повлекшие организацию (насилия). Приобщение данных документов является процессуально избыточным, мы возражаем", - сказал адвокат Андрей Сабинин.

Коллегу поддержал адвокат Билан Дзугаев. "Нам (подзащитным) не вменяют ни подстрекательство, ни организацию, ни призывы - ни одну из форм соучастия по части 1 статьи 318. Так зачем эти приговоры по части 1 приобщать?" - спросил. Но судья удовлетворил ходатайство обвинения.

После этого адвокат Фатима Урусова ходатайствовала о том, чтобы предоставить обвиняемым право находиться на процессе рядом со своими защитниками, а не в стеклянном "аквариуме". Урусова обосновала это необходимостью проведения консультаций и реализации права обвиняемых на защиту в полном объеме, а также "гуманитарным фактором" и неблагоприятными условиями в стеклянном "загончике". Прокурор выступил против, судья ходатайство не удовлетворил.

Также адвокат Андрей Плотников попросил суд выдать на руки протокол судебного заседания. Судья Куцуров отказал и в этом.

 

Обвинение считает доказательством вины Ужахова и Барахоева их видеообращения

 

После этого прокуроры зачитали обвинительное заключение. Чтение заняло почти полтора часа. По мнению гособвинения, в 2018 году Ахмед Барахоев, Малсаг Ужахов и Муса Мальсагов, "объединенные между собой политической враждой" к тогдашнему главе республики Юнус-Беку Евкурову, создали экстремистское сообщество "для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности". В это сообщество позднее вошли Исмаил Нальгиев, Барах Чемурзиев, Багаудин Хаутиев, Зарифа Саутиева "и другие лица", считают прокуроры.

"В период с мая 2018 года по март 2019 года в результате деятельности Барахоева, Ужахова, Мальсагова, Нальгиева, Чемурзиева, Хаутиева, Саутиевой и других лиц, направленной на обострение политической обстановки в целях дестабилизации деятельности органов власти республики, совершены различные преступления экстремистской направленности, а именно - преступления, направленные на применение насилия в отношении представителя власти, участие в деятельности некоммерческой организации, сопряженное с побуждением граждан к совершению противоправных действий, а также их пропаганда", - заявил прокурор.

По версии обвинения, в мае 2018 года Ужахов опубликовал видеообращение на сайте Совета тейпов ингушского народа, "содержащее высказывания, побуждающие к массовому участию 2 июня 2018 года в несогласованном митинге у здания Народного собрания Республики Ингушетия". "В результате противоправных действий Ужахова не менее 160 человек приняли участие в несогласованном митинге", - зачитал прокурор.

11 августа на заседании суда по "ингушскому делу" был допрошен Магомед Хаутиев, который сообщил, что в 2018 году он был председателем ингушского регионального отделения партии "Защитники Отечества", и именно эта партия стала организатором митинга 2 июня 2018 года в Магасе. Ужахов в этой партии не состоял.

Также прокуратура сочла доказательством вины Ужахова в создании экстремистского сообщества тот факт, что осенью 2018 года он записал и опубликовал в интернете видеообращение к жителям республики с призывом к участию 4 октября "в незаконном митинге у здания Народного собрания Республики Ингушетия". "В результате совместных действий Ужахова, Мальсагова, Нальгиева, Чемурзиева, Хаутиева, Саутиевой по организации незаконного митинга перед зданием Народного собрания в нем приняло участие примерно 400 человек", - сказал прокурор.

Барахоеву обвинение вменяет то, что он, "действуя согласованно с Ужаховым, Мальсаговым, Нальгиевым, Чемурзиевым, Хаутиевым, Саутиевой, а также другими лицами", находясь на собрании членов Совета тейпов "выразил несогласие" с подписанным главами Чечни и Ингушетии соглашением о разделе границ и "предложил членам движения вызвать депутатов Народного собрания Республики Ингушетия в не предусмотренный системой судопроизводства РФ шариатский суд", действующий при Духовном центре мусульман Ингушетии. Цель этого, по версии обвинения, была в том, чтобы "принудить депутатов раскрыть подробности проведенного ими 4 октября 2018 года тайного голосования" по вопросу о ратификации соглашения о границе.

Поэтому, сказал прокурор, Барахоев в декабре 2018 года "подготовил и записал" видеообращение, адресованное депутатам Народного собрания, "с незаконным требованием принять участие в шариатском суде". Видеообращение Барахоев разместил на YouTube, "незаконно оказав тем самым на депутатов Народного собрания давление, создав условия для общественного порицания последних в случае их неявки в шариатский суд как мусульман". На собрании с депутатами Народного собрания в помещении ДУМ, выступая от имени Совета тейпов, Барахоев "выразил недовольство" подписанием соглашения о границе и "вынудил пришедших на шариатский суд депутатов... опасавшихся общественного порицания, раскрыть результаты тайного волеизъявления каждого из них".

"В результате вышеуказанных действий Барахоева, а также иных руководителей и участников экстремистского сообщества среди жителей Республики Ингушетия сформировалось заведомо ложное, устойчивое мнение о незаконности подписанного соглашения", - полагает прокурор.

При этом Чемурзиев, "являясь участником экстремистского сообщества, по указанию Ужахова, Барахоева и Мальсагова" 14 марта 2019 года направил в правительство Республики Ингушетия уведомление о проведении трехдневного митинга, 26-28 марта, посвященного закону о местном референдуме Республики Ингушетия, сказал прокурор. Правительство согласовало Чемурзиеву проведение митинга в период с 10 до 18 часов 26 марта.

"При этом Нальгиев, Хаутиев и Саутиева посредством сети Интернет склоняли молодежь республики к участию в незаконных публичных мероприятиях, координировали деятельность последних в ходе таких акций", - заявил гособвинитель.

Когда утром 27 марта 2019 года сотрудники Росгвардии и МВД по Республике Ингушетия попытались вытеснить участников несогласованного митинга с площади перед зданием НТРК "Ингушетия", митингующие оказали сопротивление и умышленно применили опасное и неопасное для здоровья насилие в отношении 66 сотрудников Росгвардии и одного сотрудника МВД по Республике Ингушетия в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, заявил прокурор. Удары наносились руками, ногами, стульями, палками, металлическими турникетами и их частями, а также другими подручными предметами, рассказал он. В настоящий момент уже 38 человек из числа митингующих были осуждены по ч.1 ст.318 УК РФ, один человек - по ч.2 ст.318 УК РФ.

 

Гособвинение дало широкое определение экстремизму

 

Прежде чем переходить к перечислению доказательств вины подсудимых, прокурор решил пояснить, что такое экстремизм. "Под экстремизмом в уголовном праве понимается приверженность крайним мерам противодействия существующим в обществе отношениям, постановленным под охрану Конституции и других законодательных актов РФ. Таким образом, экстремизм посягает на конституционный строй и безопасность государства. Кроме того, объектом экстремистских преступлений является и общественная безопасность... Экстремистские проявления могут иметь своими последствиями социальное потрясение как в виде отдельных очагов социальной напряженности, так и в виде масштабных, продолжительных конфликтов, включая вооруженные", - сказал он.

Чаще всего экстремистская деятельность приобретает организованные формы, сообщил прокурор. Основные виды экстремистских организаций - это "деструктивные организации и группировки религиозного характера", "националистические организации и группировки" и "деструктивные политические организации". Лидеры таких организаций и сообществ "зачастую не принимают личное участие в проведении преступных акций и, оставаясь на свободе при ликвидации организации, обладая специфическим организационными навыками и финансовыми ресурсами", возобновляют преступную деятельность.

Члены экстремистских организаций более умело, чем другие преступники, используют современные информационные технологии, в частности, интернет. Интернет служит для экстремистских организаций "средством связи, пунктом координации действий при подготовке экстремистских акций, центром обучения методам конспирации, вербовки новых членов". Новые технологии для преступников экстремистской направленности становятся "инструментами деструктивного идеологического и финансового влияния", заявил прокурор суду.

Преступления экстремистской направленности совершаются по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, отметил гособвинитель. Преступники "осознают, для каких целей создается и действует организованная группа, общественную опасность своих действий, предвидят и, безусловно, желают наступления определенных результатов этих действий", описал прокурор экстремистское сообщество. "Как правило, в большинстве случаев лица, совершившие преступления экстремистской направленности, не раскаиваются в содеянном и настаивают на правоте совершенных ими деяний", - констатировал он.

"Именно такое экстремистское сообщество и было создано на территории Республики Ингушетия в мае 2018 года Барахоевым, Ужаховым и Мальсаговым, в деятельность которого были вовлечены остальные подсудимые", - заявил прокурор. По его мнению, всех обвиняемых объединяла политическая вражда к действующему на тот момент главе республики Юнус-Беку Евкурову.

 

Прокурор причислил к признакам виновности отказ подсудимых признать вину

 

После этого прокурор, как и обещал, перешел к перечислению доказательств вины подсудимых. В частности, он указал на то, что на протяжении всего процесса подсудимые не признали вину в инкриминируемых преступлениях, отрицали создание экстремистского сообщества. Подсудимые указывали на то, что именно провокационные действия органов власти Ингушетии - непосредственно главы республики, правительства и депутатов Народного собрания - привели к массовым митингам и недовольству жителей республики, отметил гособвинитель.

"При этом подсудимые убеждали суд в том, что народ Республики Ингушетия сам вышел на протестные мероприятия, и они не возглавляли протестное движение, их роль заключалась лишь в организации правопорядка на митингах и недопущении провокаций", - добавил он.

Ранее свидетели защиты много раз говорили, что вышли на митинг по своему желанию, потому что их очень взволновала тема передачи земли. Адвокат Магомед Беков рассказывал, что свидетели защиты - это люди, которые сами написали ему в личку, когда он предложил всем желающим участникам митинга дать показания в заседании. 

Прокурор заявил, что к показаниям подсудимых необходимо отнестись критически, поскольку они хотят ввести суд в заблуждение и избежать уголовной ответственности.

Из зачитанных ранее показаний Мальсагова следует, что на митинге в октябре 2018 года выступало множество людей, но "большое уважение и поддержку народа получили Чемурзиев Барах, Погоров Ахмед, старейшины Ужахов Малсаг и Барахоев Ахмед, Муцольгов Магомед, Муцольгов Руслан, Хаштыров Магомед, Султыгов Саражутдин, Костоев Ахмед, представители молодежи - Хаутиев Багаудин и Нальгиев Исмаил", - привел прокурор доказательство вины подсудимых.

 

Обвинитель инкриминировал подсудимым создание общественного движения

 

После митинга в октябре 2018 года митингующие решили созвать Всемирный конгресс ингушского народа, напомнил прокурор. В том же месяце было принято решение о создании общественного движения - Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ). Председателем ИКНЕ был выбран Мальсагов. Секретарем стала Саутиева. При этом Ужахов, который, по версии обвинения, был инициатором создания экстремистского сообщества еще в мае 2018 года, в ИКНЕ не вошел.

"Целью создания и задачами ИКНЕ являлось создание такой организации, куда бы входили все члены общественных слоев и организаций Ингушетии для представления интересов народа, а также для организации протестных акций и митингов в интересах ингушского народа", - сообщил прокурор.

Ужахов не вошел в ИКНЕ, потому что возглавляемый им Совет тейпов должен был быть, "по его убеждениям, быть отдельно от политики", пояснил гособвинитель.

После этого он процитировал показания Барахоева: "Я и все жители Ингушетии недовольны тем, что действующий глава Республики Ингушетия Евкуров постоянно обманывает земляков. Без ведома народа отдает земли Чеченской Республике и вносит такие законопроекты о референдуме, которые лишают ингушский народ права на референдум по поводу нашей родовой земли. Наш народ просто доведен до отчаяния, и злоба к нынешней республиканской власти накопилась в нем. А вызвана она огромной несправедливостью и игнорированием наших проблем. Чемурзиев является членом Ингушского комитета национального единства, председателем которого является Мальсагов. ИКНЕ было создано после проведения Всемирного конгресса ингушского народа, чтобы эта организация следила за исполнением решений проведенного Конгресса. Кроме них, в ИКНЕ входил я, Хаутиев Багаудин, иногда там появлялся Нальгиев Исмаил".

По мнению гособвинителя, из приведенных показаний "следует, что "центральной организацией экстремистского сообщества стал ИКНЕ". ИКНЕ был создан "как для организации различных митингов, так и для координации действий его участников", предположил прокурор, обосновывая версию гособвинения.

 

Целью экстремистского сообщества обвинение объявило участие в парламентских выборах

 

"Ужахов объявил,что Совет тейпов ингушского народа является верховной общественной организацией в Ингушетии, то есть все общественные организации должны подчиняться его воле. Совет тейпов ингушского народа пытался подменять государственные органы республики, фактически являясь неким теневым правительством, имел в своей организации различные комитеты, занимавшиеся определенными сферами жизни в Ингушетии, а также настойчиво диктовал свою волю всем органам власти республики", - поделился прокурор своим видением организации общественно-политической жизни Ингушетии в 2018-2019 годах.

По его мнению, подсудимые преследовали политические цели, в том числе - "создание политического кризиса в республике", что "неизбежно привело бы к отставке главы, правительства, депутатов Народного собрания". В дальнейшем это бы позволило "участникам экстремистской организации" "ввести в депутатский корпус своих подконтрольных депутатов, сформировать марионеточное правительство и выдвинуть в главы республики (человека) лояльного подсудимым и готового исполнить любые их указания". "Именно так видится смысл и задачи объединения подсудимых и их участие в этом экстремистском сообществе", - признался гособвинитель.

Помимо этого, доказательствами вины активистов обвинение считает то, что они "планировали, подготавливали и организовывали незаконное массовое мероприятие", а также проведение в ходе этого мероприятия "преступлений экстремистской направленности", "давая обязательные к исполнению поручения ее (экстремистской организации) членам, контролируя их исполнение и поддерживая внутреннюю дисциплину, а также осуществляя взаимодействие со СМИ".

"Кроме того, Ужахов и Барахоев, являясь, соответственно, руководителем и членом Совета тейпов, использовали членов данного объединения - представителей тейпов, не осведомленных об их преступном умысле, для призывов жителей Республики Ингушетия на массовые мероприятия, указывая на якобы незаконные действия органов власти Республики Ингушетия", - считает прокурор.

 

Согласование митингов и общение со СМИ стали доводами в деле об экстремизме

 

Чемурзиев как глава общественного движения "Опора Ингушетии" обеспечивал "взаимодействие по вопросам проведения массовых мероприятий и митингов с органами власти, осуществлял ведение активной деятельности по дискредитации в обществе действующей политической власти Республики Ингушетия", заявил прокурор.

"[Чемурзиев] использовал созданное им общественное движение для получения документов, разрешений, санкционирующих проведение специальных протестных мероприятий, проводимых экстремистским сообществом с целью придания их деятельности видимости законной", - заявил прокурор.

Ахмед Погоров, бывший министр внутренних дел Ингушетии, "имея опыт и навыки руководства людьми, принимал активное участие в проводимых протестных акциях, осуществлял деятельность по дискредитации в обществе действующей политической власти Республики Ингушетия, как бывший сотрудник правоохранительных органов обеспечивал себе имидж борца с коррупцией". По мнению прокуратуры, Погоров "с помощью неустановленных лиц" создавал и размещал в интернете, в частности - на YouTube и "на иных информационных ресурсах, подконтрольных членам экстремистского сообщества", видеоролики "о якобы совершенных должностными лицами органов государственной власти Республики Ингушетия коррупционных и должностных преступлениях, связанных и с бывшим главой республики Евкуровым, как имевшие место, так и вымышленные факты преступлений", сказал прокурор.

Нальгиев, будучи лидером "религиозной общественной организации" "Выбор Ингушетии", "принимал активное участие в незаконных протестных акциях, осуществлял взаимодействие по вопросам их проведения, координировал действия волонтеров, состоящих из ингушской молодежи, а также освещал деятельность сообщества в СМИ", перечислил прокурор доказательства вины Исмаила Нальгиева.

"Саутиева осуществляла организацию освещения незаконных протестных акций, принимала непосредственное участие в них, а также распространяла информацию об указанных мероприятиях в средствах массовой информации", - сказал он.

По версии обвинителя, Зарифа Саутиева "вводила в заблуждение жителей Республики Ингушетия относительно их (акций) обоснованности и законности, поддерживала связи с диаспорами и общинами ингушей, находящихся в субъектах РФ и за ее пределами, обращалась к ним для подготовки видеообращений в их (активистов) поддержку, координировала деятельность активистов и участников протестного движения по подготовке к проведению массовых незаконных мероприятий, устанавливала условные планы распределения обязанностей между организаторами массовых мероприятий с указанием отметок о выполнении пунктов плана".

Хаутиев, являясь руководителем Координационного совета молодежных организаций Республики Ингушетия, через интернет "склонял молодежь путем распространения призывов к участию в незаконных протестных акциях на территории Ингушетии, организовывал и координировал работу по привлечению и участию в протестных акциях молодежи, создавал лозунги и баннеры, являлся ответственным за подготовку списков кандидатур и тематики выступлений на незаконных массовых мероприятиях, обеспечивал их проведение оргтехникой, а также совместно с Нальгиевым и привлеченными волонтерами обеспечивал безопасность проводимых ими мероприятий", сказал прокурор, не указав содержание лозунгов и баннеров, которые создавал Хаутиев.

"Сформировав экстремистское сообщество, распределив роли организаторов и его участников для достижения своих целей, подсудимые приступили к реализации задуманного", - заявил гособвинитель.

 

Негативная оценка работы властей вошла в число доказательств экстремизма

 

После этого прокурор обратил внимание суда на то, что "подсудимые свою политическую вражду к Евкурову приравнивают к мнению всего ингушского народа, постоянно этим апеллируя". При этом, подчеркнул прокурор, весь народ Ингушетии подсудимые не представляют, а "являются лидерами так называемого протестного движения и имеют лишь небольшую часть сторонников, поддерживающих их деструктивную деятельность". На каком основании гособвинение пришло к такому выводу, прокурор не уточнил.

По его версии, под разными предлогами - требования возврата прямых выборов главы республики, возмущения соглашением о границе или "выпавшим" из закона абзацем про обязательность референдума при изменении границ республики - подсудимые постоянно "предпринимали меры к убеждению жителей республики о необходимости участия в протестных акциях", убеждали преимущественно через интернет. "(Активистами) давалась крайне негативная оценка деятельности республиканских госорганов, в том числе и главы республики", - отметил прокурор, не уточнив, какой закон РФ запрещает негативно оценивать деятельность властей.

"Среди населения распространялся слух о якобы продаже земель Евкуровым чеченцам, торговле могилами их (людей) предков", - сказал прокурор, не уточнив, кто и где распространял такие слухи, и как это зафиксировано.

Ранее в ходе допросов свидетелей защиты прокуроры неоднократно спрашивали у допрашиваемых, не слышали ли они мнения о том, что "Евкуров продал землю". На тех заседаниях, которые посетил корреспондент "Кавказского узла", люди отвечали на этот вопрос, что такого они не слышали. Иных доказательств того, что ходили слухи именно о "продаже" земель, прокуратура не предоставляла.

Слухи о продаже земли "безусловно, должны были повлиять на мнение ряда жителей республики, особенно молодого поколения, и сподвигнуть их на участие в запланированных экстремистским сообществом мероприятиях", заявил в прениях обвинитель.

 

Прокурор обвинил подсудимых в организации беспорядков на митинге

 

Подписание соглашения о границе Ингушетии и Чечни, а также ратификация этого соглашения "были использованы подсудимыми как повод для разжигания политической вражды к органам власти Республики Ингушетия", заявил прокурор. "4 октября 2018 года на площадь перед парламентом - Народным собранием Республики Ингушетия - для участия в незаконном публичном мероприятии ... подсудимыми (было) привлечено примерно 400 человек", - сказал он.

Впоследствии для выяснения, кто из депутатов Народного собрания голосовал за ратификацию соглашения о границе, "было подготовлено и реализовано незаконное воздействие (на депутатов) с использованием так называемого шариатского суда". С идеей о проведении шариатского суда выступил Барахоев, который был на этом суде истцом, сказал прокурор. Видеозапись этого шариатского суда, который прошел 19 декабря 2018 года, была распространена в сети Интернет, подчеркнул прокурор. "Безусловно, всё это было сделано экстремистским сообществом с целью формирования у населения республики негативного отношения к представителям органа власти, утвердившего соглашение по земле", - пояснил он.

"Ненависть к депутатам и к главе республики постоянно подогревалась" в выступлениях Ужахова, отметил прокурор. Он процитировал одно из высказываний Ужахова, где тот говорит об отвержении людей от их тейпов. "С отвергнутым от тейпа не должны общаться никто, ни по-хорошему, ни по-плохому. Надо объявить всем тейпам, чтобы их ( отвергнутых) близко не подпускали к себе - ни приветствия, ничего общего с ними не иметь. Я говорил про депутатов, которые проголосовали против. Они хвалятся этим, у них ни стыда, ни совести. [...] Ингушам, я так думаю, с ними иметь отношения нельзя - с теми, кто предал свой народ. Запретить иметь с ними отношения! Надо нам определиться", - процитировал прокурор слова бывшего председателя Совета тейпов.

"Безусловно, действия экстремистского сообщества вышеприведенным не ограничилась. Их деструктивная деятельности достигла апогея после 18 часов 26 марта 2019 года и 27 марта 2019 года, когда ими было организовано в ходе несанкционированного митинга насилие - как не опасное, так и опасное для здоровья - в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей... При этом подсудимыми пропагандировалась обязательность явки на митинг всех ингушей, и в большей степени их обращения были направлены на молодежь", - заявил прокурор, но на основании чего он сделал такие выводы, не уточнил. "Ими (подсудимыми) всё было организовано для столкновения с сотрудниками Росгвардии и применения к ним насилия со стороны митингующих", - добавил он.

По мнению прокурора, лицами, оставшимися на площади перед НТРК "Ингушетия" в ночь с 26 на 27 марта 2019 года "безусловно, руководили". Гособвинитель уточнил, что пришел к такому выводу, анализируя видеозаписи с места событий. Также, по его мнению, на подготовку к столкновению указывают баррикады, сооруженные на площади из стульев и турникетов, которые препятствовали бы вытеснению людей с площади.

 

Прокуратура обвинила подсудимых в давлении на свидетелей

 

Эти обстоятельства подтверждаются показаниями десятков потерпевших - сотрудников Росгвардии, сказал прокурор. Сотрудники Росгвардии, которые допрашивались в суде в закрытом режиме, подробно описывали столкновения на площади и "показывали (на суде), что действия митингующих были организованы". "Они (потерпевшие) видели Барахоева, который руководил руководил толпой митингующих и вел переговоры с руководством МВД", - сказал прокурор.

В результате противоправных действий участников митинга 57 представителей власти "испытали физическую боль без образования телесных повреждений", а 10 представителям власти "были причинены телесные повреждения различной степени тяжести", подчеркнул прокурор.

"Когда сотрудники Росгвардии и полиции после неоднократных просьб к митингующим разойтись (утром 27 марта) попытались вытеснить их с площади, начались потасовки, в сотрудников Росгвардии митингующие стали бросать различные предметы - камни, стулья, металлические ограждения. Сотрудникам наносились удары руками и ногами. При этом все сотрудники были одеты в форму, имели знаки различия, специальную экипировку, то есть нападавшие осознавали, что перед ними - представители власти, сотрудники правоохранительных органов", - отметил прокурор.

В ходе судебного следствия, по его словам, было допрошено множество свидетелей - жителей республики, которым известны подсудимые и обстоятельства, послужившие поводом проведения протестных акций в республике. "Большая часть из этих свидетелей подверглась беспрецедентному давлению, организованному со стороны подсудимых и их защиты. Так, в сети Интернет были размещены их показания, данные в ходе предварительного следствия, давались негативные комментарии к этим показаниям с целью вызвать у жителей республики отрицательное отношение к этим свидетелям, что привело к даче ими показаний в суде, выгодных подсудимым и неподтверждению ими данных ранее показаний, в ходе предварительного следствия. Уверены, судом будет дана надлежащая оценка показаний этих свидетелей в суде. Считаем, что правдивые показания ими давались в ходе предварительного следствия", - сказал прокурор.

В частности, из оглашенных показаний свидетеля Дауда Хучиева следует, что ИКНЕ создали, чтобы "раскручивать тему передачи земель Ингушетии и организовывать протестные мероприятия". "Организаторы протестного движения, к которым он относит подсудимых, развернули широкое обсуждение деятельности Евкурова, парламента, правительства. Он (Хучиев) считает, что в протестном движении не обошлось без сведения личных счетов организаторов и активистов протестного движения с Евкуровым - за ранние обиды. Увидев, что организаторы митингов преследуют свои личные цели, он начал отдаляться от протестного движения, так как их деятельность в его понимании не соответствовала реальной борьбе за конституционные и гражданские права ингушей", - сказал прокурор.

Кроме того, прокурор отметил, что большинство свидетелей защиты "являются сторонниками  деятельности подсудимых, поддерживают их политическую вражду к действующему на тот период главе республики, в том числе являются лицами, осужденными за применение насилия... [...] Безусловно, указанными лицами даются показания с целью помочь подсудимым избежать уголовной ответственности, соответственно, их нельзя признать правдивыми", - заявил прокурор.

 

Обвинитель уведомил суд о двойном гражданстве Барахоева

 

После этого прокурор обвинил Барахоева и в том, что тот не сообщил о наличии гражданства Казахстана. "Помимо преступлений, совершенных Барахоевым в рамках деятельности экстремистского сообщества, им совершено совершено также преступление, предусмотренное статьей 330.2 УК РФ (неуведомление о наличии иностранного гражданства)", - пояснил он.

Доказательствами совершения Барахоевым этого преступления обвинитель назвал его показания о том, что он поехал в Республику Казахстан, где родился, жил там несколько лет, занимался коммерцией и благотворительностью. В 1990-х он получил гражданство Республики Казахстан. Вернувшись в Россию в 1998 году, не уведомил российские государственные органы о наличии у него иностранного гражданства. "Незнание закона не освобождает от ответственности", - отметил прокурор.

Говоря о наказании, которое обвинение предлагает для Барахоева, прокурор сообщил, что срок давности по статье 330.2 УК РФ уже истек.

В зачитанном обвинительном заключении не было приведено ни одного доказательства вины подсудимых, считает адвокат Билан Дзугаев. "Мы слушали полтора часа прокурора - и не услышали ни того, какое в итоге было совершено преступление, и ни одного доказательства этого преступления", - сказал Дзугаев корреспонденту "Кавказского узла" после заседания.

Свидетель Хучиев ранее в судебном заседании заявил, что дал показания на предварительном следствии из неприязненного отношения к подсудимым, сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Калой Ахильгов. "Он это говорил. И тем не менее, обвинение (в обвинительном заключении) на это (первоначальные показания Хучиева) ссылается", - сказал он.

 

.* Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

** организация включена Минюстом России в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

 

Автор: Алена Садовская источник: корреспондент "Кавказского узла"
Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/369932/




 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1515
Кол-во просмотров материалов
7369086