Светлана Георгиева из Псыкода с трудом попала в гос­питаль:

Весь день трудилась в теп­лице. Когда к вечеру поднялась температура до 38,8, решила, что просквозило. На следующий день она держалась около 37. Пила жаропонижающее.

На четвертый день узнала, что в селе есть заболевшие коронавирусом, и что даже в больнице некоторые из них. Поэтому решила провериться.

В селе нет врача - приезжает из Нарткалы пару раз в неделю, принимает в амбулатории до обеда, - поэтому сразу поехала в приемное отделение. Мне изме­рили температуру - 36,8. Ска­зали ехать обратно в село и брать направление на КТ. Со­стояние у меня было жуткое, но что делать...

Позвонила медсестра из сельской амбулатории, продик­товала назначенные фельд­шером препараты от пневмонии. Купила все лекарства, стала пить, но лучше не становилось: температура хоть и невысокая, но кашель и слабость ужасные. У меня к тому же сахарный диа­бет, еще заболевания есть - в общем, было очень тяжело и страшно.

Вы звала скорую помощь, но они не приехали из-за такой не­ значительной температуры. Ска­зали, что ко мне придет терапевт и даст направление на кТ. На следующий день она пришла.

КТ показал, что у меня 20 процентов поражения легких. Врачи сказали, что это вирусная пневмония, процент поражения для госпитализации маленький, и отправили домой лечиться са­мостоятельно.

С Сатаней, терапевтом из Нарткалы, мы были на посто­янной связи. Я писала ей в мес- сенджере и в 12 ночи, и в 4 ут­ра, - и она всегда отвечала. Я так ей признательна! Она дона- значила капельницы. Мы сразу поехали их покупать. Пришлось даже занимать деньги, так как лечение все выходило в копе­ечку. За один раз в аптеке больше 7 тысяч оставляли. В целом-уже больше 15.

Купили лекарства для ка­пельниц и стали искать, кто бы их поставил. Хорошо, что в селе есть женщина, которая раньше работала медсестрой. Я так за нее переживаю теперь: прихо­дила в одной масочке... Я сразу предупредила, что у меня на­верняка эта инфекция. Она не отказалась помочь.

Тем временем поднялась температура у мужа, сына и дочери. Им тоже дали направле­ние на КТ: у детей легкие чистые, у мужа - 24 процента. Всей семьей слегли. Я поделилась ле­карствами, что пила сама.

С каждым днем чувствовала, что становится все хуже и хуже. Десять дней температура, сил не было даже встать с кровати, приготовить поесть... Стала звонить врачам - просить, чтобы госпитализировали. Даже в Минздрав обратилась - умоляла помочь...

Со мной связались из мини­стерства, следом приехала ско­рая. Опять повезли на КТ, который показал уже 40 про­центов и матовые стекла. То есть лечение совсем не помогало. И меня положили в нарткалинскую больницу. Капают - теперь чувствую, что становится легче.

Я смогла достучаться до вра­чей. А сколько людей или стес­няются звонить, или даже не знают, что надо бить тревогу. И попадают потом в госпиталь, когда поражение легких уже ог­ромное.

Я понимаю, что мест в госпи­талях не хватает. Но можно же их больше открыть? Чтобы гос­питализировали сразу даже с маленьким процентом пораже­ния.

В селе у людей сейчас худо с деньгами - не все могут купить назначенные лекарства...

 

Газета Юга

17.06.2020 г.


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1265
Кол-во просмотров материалов
5084688