В редакции интернет-журнала «Вдоль линии Кавказа» вышла статья «Постимперские комплексы и великорусские неврозы»: акробат пера из стен Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований». Обращаясь к историкам КБИГИ, анонимный автор прибегнул к интересной художественной метафоре: он привел в пример любопытное зоологическое наблюдение. Оказывается, один зверек - ласка обладает удивительным умением проникать в коровье стойло и беспрепятственно питаться молоком коровы, присасываясь к вымени. Дешифруя эту красноречивую аллегорию на чудеса природной изобретательности, следует пояснить, что автор имеет в виду следующее: некоторые историки (в первую очередь оппонент Т. Алоев), даром кормясь с рук гос. федерального бюджета, не оправдывают этих щедрот: пишут сомнительные статьи, отвечая кормильцам черной неблагодарностью.

Принимая художественную эстафету автора (или авторов), мы попытаемся со своей стороны несколько расширить и углубить эту метафорическую миниатюру, которая нас впечатлила. Правда, некоторые моменты все-таки необходимо уточнить. Во-первых, ласка (то есть группа историков  КБИГИ, а в широком контексте – неблагонадежные черкесы) не проникали в хлев доброй дойной коровы по собственной воле. Их насильственно пытались туда загнать в течение 100 лет. И удалось это сделать тогда лишь, когда были окончательно добиты настоящие родители ласки, вырублен и сожжен лес, в котором они проживали.

Однако в роли подкидыша оказалась не только ласка, а детеныши почти всех зверей окрестного уничтоженного леса. Просто ласка оказалась в хлеву одной из последних.

Однако с коровой и ее родным ребенком история оказалась еще более захватывающей: единственного теленка зачем-то отлучили от материнского вымени и не долго думая закинули в другой хлев. (Дешифруем: русская диаспора – одна из самых больших в мире). Но хозяева коровы и преданные рабочие, исполняющие их волю, делали все, чтобы превратить детенышей других зверей в телят: они должны были мычать, есть траву и называть корову своей родной мамой. Выросшие звери, которые в хлеву оказались раньше ласки, забыв своих настоящих родичей, почти все так и делали. Барсуки, благородные олени, бесхитростные зайчики и многие-многие другие простодушные зверушки послушно назывались телятами. И когда от них требовали назвать их родную мать, они со слезами на глазах говорили: наша добрая прекрасная корова. Поэтому хозяева чистосердечно отчитывались: «наша корова – самая великая и лучшая в мире. У нее самое щедрое вымя. У нее – самый большой приплод телят». И все гордились.

Правда, почти все молоко забирали хозяева и их работники. Главного хозяина никто не видел. Одни говорили, что это лев (ну поскольку именно он – царь зверей), другие – что тигр, третьи – что слон. Однажды обитатели хлева услышали тонкий незнакомый голос. И один из слуг, самый болтливый, сказал, что это был голос хозяина. Но ему никто не поверил. Сами работники были сплошь лисы и шакалы, иногда помесь тех и других. Как тут поверишь?

А однажды произошел такой случай: хлев купили другие хозяева. И пока те оформляли необходимые бумаги, несколько зверей, оказавшись возле незапертой бесхозной двери, сбежали. Последовал ужасный скандал. Как можно было, возмущались хозяева, сбежать от родной матери, которая их выкормила, выходила и спасла от верной смерти! Однако удравших зверей только и видели, этих неблагодарных тварей! Правда, некоторые сбежавшие издалека посылали телеграммы (из страны Армении, например), поздравляли с праздниками и очень хвалили хозяина, его работников и обитателей хлева, божились, что были счастливы в этом редком хлеву… Но почему-то никто из сбежавших зверей не вернулся! Ни один. И работники справедливо заключили: «Вот она, звериная неблагодарность!» 

Однако большая часть обитателей хлева после подлого побега некоторых неразумных зверей осталась, среди них иласка. Она хорошо помнила свою настоящую семью, родителей, и оказалась трудновоспитуемой. Ласка так и не научилась мычать, есть траву и силос, и при всей своей искренней любви к доброй корове, знала, что это не ее настоящая мама. За это работники сердились, обзывали ласку нехорошими словами, обвиняли ее в том, что «не в коня корм», «как волка как ни корми, он все в лес смотрит» (даже несмотря на то, что этот лес давно сожгли) и что это даже не гадкий утенок, а какой-то неуправляемый неблагодарный зверь, который только зря переводит народное добро. Ее даже угрожали снова депортировать в другие плохие хлева и стойла, как это сделали с другими непокорными ласками, которые были до этой. Но дело кончилось тем, что неуправляемую ласку с несколькими другими строптивыми зверьками посадили в дополнительную клетку c таблицей «лица лесной национальности», которую расположили подальше от двери. Для надежности. Когда любопытные звери спрашивали, зачем эта таблица, работники отвечали: «чтобы этих не путать с настоящими телятами».

К огорчению господина… замечательного автора статьи и его многочисленных друзей добавим, что пример ласки оказался гораздо более заразительным, чем хотелось бы. Теперь почти все звери стойла стали понимать, что они не телята, отказываются мычать и даже принялись усиленно вспомнить, кто же они на самом деле. 

Словом, между хозяевами, их слугами, с одной стороны, и обитателями хлева - с другой - возник когнитивный диссонанс!

 

Коровьев Р.И.


 
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1331
Кол-во просмотров материалов
5626541