Печать

История господина А. Журавского имеет свою пре­дысторию.

Время подтвердило непричастность г. Журавского к национальным языкам и литературам (которые, кстати, ни­где в России больше не преподаются): Гос. Думой был проведен в третьем чтении «Закон о национальных язы­ках», которые отныне будут иметь лишь статус факультативных (то есть необязательных) занятий. Мы уже были свидетелями подобного советского эксперимента, в ре­зультате которого поколения городских школьников, обу­ченных по такому принципу, плохо знают или чаще вовсе не знают родные языки. Однако такое положение, похоже, вполне устраивает главного устроителя национальной по­литики самой многонациональной страны.

Похоже, аналогичную «информацию» мы имеем во многих других сферах национальных отношений.

Мы не будем рассматривать этическую составляю­щую (ввиду ее полного отсутствия) известного заявления Журавского о том, что «сирийские черкесы не подпадают под существующее в законодательстве РФ понятие «со­отечественники».

При этом для Журавского неважно, что Россия в обозначенное им время (1817-1864 гг.) сама не имела пря­мого отношения к Северному Кавказу, так как не успела его колонизировать. Это примерно то же самое, что не принимать сегодня в Америку индейцев из других стран, утверждая, что они не имеют отношения к Америке, так как были депортированы во времена конкисты. Мы огра­ничимся лишь одним комментарием по поводу заявления о том, что махаджиры «не приняли российское подданство и сделали добровольный выбор покинуть регион после за­вершения военных действий в ходе Кавказской войны». Есть возможность прочесть любую из книг, (например, Н. Бэрзэдж «Изгнания черкесов» (Майкоп, 1996) или любую другую, в том числе рапорты русских генералов), посвященных этой теме, в любой из них можно найти ссылки на черкесскую трагедию. Впрочем, вряд ли «луч­ший специалист по национальным вопросам» заинтересу­ется этим.

Тогда можно задать другой вопрос: может ли на­звать Директор Департамента межнациональных отношений какой-нибудь факт из мировой истории, когда 95 % населения разом «добровольно» покинуло бы родину?

Очевидно, г. Журавский «слегка» перепутал факт добровольного присоединении Кабарды к России в 1557 году с «добровольной» массовой депортацией адыгов в Турцию в 1864 году в результате Русско-Кавказской войны.

Впрочем, где-то на форумах мелькало слово «де­нонсация», и «добровольное присоединение адыгов к Рос­сии» как будто бы оспаривалось все тем же г. А. Журавским. Как можно сомневаться, г. Журавский? Мы пригла­шаем Вас в Нальчик. Вы сами увидите весомое подтвер­ждение этому замечательному факту: в центре Нальчика высится величественный женский монумент - это памят­ник Марии Темрюковне Идаровой, которая была второй женой Ивана Грозного. Факт присоединения, подкреплен­ного династическим браком.

Мы вынуждены напомнить г. Журавскому и о том, что ровно пять лет назад в Москве широко праздновалось 450-летие добровольного присоединения адыгов (черке­сов) к России. Этот факт широко известен, чтобы требова­лись дополнительные доказательства. Если Вы попытае­тесь оспаривать и его, то мы в свою очередь будем вынуж­дены напомнить другое: все расходы на эти торжества были выделены федеральным бюджетом. Неужели подоб­ная сумма могла быть выделена на основании фикции? Подобным сомнением Вы поставите в неудобное положе­ние федеральную бухгалтерию. Более того, в 2012 году планировались торжества в Москве в честь «455-летия со дня добровольного присоединения» черкесов к России, но в региональные министерства пришло из центра извеще­ние о том, что некруглые юбилейные даты не отмечаются, отмечаются только круглые. Эти даты празднуются с 1957 года.

Некоторые российские политики и официальные эксперты отличаются удивительной изобретальностью в интепретации истории Северного Кавказа, например, 55 лет празднуют присоединение черкесов к России (а юби­леи отмечаются в самом центре Москвы), а когда речь идет о возвращении соотечественников, гибнущих на чужбине в разгар военных действий - оспаривают факт, который пол­века ими же отмечался...

К серьезным утверждениям господина А. Журавского совершенно невозможно относится серьезно, - ни один постулат «специалиста по национальным вопросам» не имеет ничего общего с правдой и не выдерживает ника­кой критики.

Впрочем, г. Журавский пытается придать оптими­стическую тональность этому вопросу, пытаясь внушить надежду на некий happy end, столь же иллюзорный, как его высказывания.

На самом деле, хотелось бы оптимистического, и главное, гуманного завершения истории с сирийскими черкесами, которая при всей своей прозрачности все ними не завершится...

 

источник: "В поисках утраченного смысла..."(Публицистика)  Нальчик 2013 г.