Конфликт

На заседании Совета Адвокат­ской палаты Кабардино-Балка­рии решено провести акцию, в ходе которой в последней дека­де апреля все адвокаты респуб­лики будут бойкотировать лю­бые следственные действия, запланированные в органах МВД и госнаркоконтроля.


В начале заседания бывший се­кретарь Совета по экономической и общественной безопасности ге­нерал-майор полиции Мухарби Кумышев, получивший статус адвока­та, был избран председателем ко­миссии АП КБР по защите профес­сиональных прав и вопросам безо­пасности адвокатов. Президент па­латы Хабас Евгажуков отметил не­обходимость «жесткой работы» в связи с ростом случаев нарушений профессиональных прав адвокатов: «Представители МВД вообще не хотят нас воспринимать серьез­но, относятся к нам очень негатив­но, и более того - преступно. А на­ши жалобы, которые мы направля­ем в министерство, следственный комитет и прокуратуру, ничем не заканчиваются. Мы должны при­нять меры, чтобы заявить: адвокат­ское сообщество не будет в даль­нейшем прощать все, что делается в отношении нас. В прошлом году некоторые адвокаты получали в свой адрес угрозы физической расправы».

Учитывая «большой опыт и связи» Мухарби Кумышева, члены совета единогласно поддержали кандидатуру.

Поводом для обсуждения этой проблемы Советом АП стали жалобы адвокатов Биберда Мамерова и Руслана Кучменова, которых не допустили до подзащитных, задер­жанных по делу о поддельных де­нежных банкнотах («Газета Юга» №15).

Маремов рассказал, что 1 ап­реля их в течение дня не допускали в здание управления по экономической безопасности, где находи­лись задержанные: "Мы предста­вили ордер и соглашение. Нас со­проводили к дежурному. Он позво­нил в одно место, в другое, затем сказали: мы не знаем, где они на­ходятся. Мы хотели встретиться с руководством. Нам ответили, что оно на выезде. Нас попросили вый­ти, пообещав сообщить, если поя­вится какая-то информация. Я про­стоял там до 23 часов. По своим связям удалось переговорить с мо­им подзащитным по телефону. Он в тот день находился в этом здании».

Руслан Шифадугов рассказал, что его около полутора суток не до­пускали еще к одному фигуранту истории с фальшивыми купюрами: «Я написал заявление в следствен­ный комитет, но пока ответа не по­лучил. В конце концов мне удалось встретиться с ним в кабинете оперативников, которым я сказал, что они совершают преступление, пре­пятствуя адвокатской деятельно­сти. У моего подзащитного был проведен обыск. Перед доставле­нием в УЭБ отец сказал, что пере­живает - могут что-то подкинуть, и досмотрел сына, вывернув карма­ны, в присутствии сотрудников по­лиции и понятых. Спустя 4 часа в здании УЭБ в ходе личного досмотра у него из нагрудного карма­на изъяли фальшивые купюры. Я отобрал объяснения у понятых, ко­торые присутствовали при его до­смотре отцом».

Магомед Темиржанов расска­зал, как в ночь на 14 января 2012 в здании Управления МВД по Наль­чику, куда он пришел для защиты интересов подозреваемого, неустановленный сотрудник полиции в маске разорвал его соглашение и ордер («Газета Юга» №8, 2012). По словам адвоката, МВД признало этот факт, но не смогло в течение года установить личность полицейского. Уголовное дело находится «в подвешенном состоянии» из-за то­го, что человек в маске до сих пор остается неизвестным. Магомед Темиржанов сообщил, что ему «из оперативных источников» стало из­вестно, что это был сотрудник Цен­тра противодействия экстремизму по имени Мурат: «Я до сих пор не могу понять, как неустановленный мог оказаться в здании УМВД. Пре­красно они знают, кто там был. Это несложно установить. Просто не хотят».

Президент Адвокатской палаты сообщил, что его дважды не пусти­ли в здание УЭБ: «Нас даже до де­журного не допустили. Один раз дошел до дежурного, но дальше не смог, потому что спустился руково­дитель этой службы Павлов и вы­толкал меня из здания. Ни драться, ни что-либо другое делать вариан­тов не было. По этим фактам мы обратились в следственный коми­тет. И других адвокатов не пуска­ли».

Владимир Жамбиков отметил, что родственники задержанных знают, куда их доставили: «Но нам заявляют, что его там нет. Мы сто­им оплеванные и беспомощные. Люди видят: адвокат ничего не мо­жет сделать».

Хажисмель Кумалов подчеркнул: «У всех такая ситуация. Мы можем общаться только с сержантами. Они выясняют, зачем мы пришли, куда-то звонят, получают указание не пропускать. Не надо боятся испортить отношения с силовиками. У нас нет отношений -  мы должны работать по закону».

Хабас Евгажуков подчеркнул, что массовые случаи недопуска ад­вокатов относятся к двум послед­ним годам: «Раньше такого гораздо меньше было. Я, будучи рядовым адвокатом, приходил в отдел. Са­мое большее, они делали вид - ко­го-то ищут. Но максимум через час предоставляли возможность встре­титься с подзащитным. Чтобы ты сутки стоял и тебя не подпускали - этого не было. Это только с прихо­дом этой группы людей, которые приехали и, видимо, когда-нибудь уедут. Но терпеть издевательства над нами лично я больше не хочу».

Участники совещания обратили внимание и на проблему «ночных адвокатов». «Нас не пускают, - отме­тил президент АП КБР, - но когда нужен адвокат в ночное время (у нас, к сожалению, есть такие адво­каты-подписанты), их в сопровож­дении, с почетом проводят, чтобы провести следственные действия. Получается, есть угодные адвока­ты, есть неугодные».

Было отмечено, что те адвока­ты, которые не выполнят решение палаты о бойкоте, подвергнутся дисциплинарным санкциям.

По словам Хабаса Евгажукова. в правоохранительных органах должны понять: «Без участия адво­катов процессуальные действия незаконны и невозможны. Они мо­гут вытереть о нас ноги. Меры про­куратурой и следственным комите­том не предпринимаются, поэтому мы проводим акцию, которая не возбраняется законом».

Всем членам Адвокатской па­латы КБР будут вручены уведомле­ния о проводящейся акции, чтобы они знали: «Если окажутся там, бу­дут наказаны за неисполнение ре­шения Совета палаты».

Об акции будут уведомлены и силовые структуры.

 

Олег Гусейнов


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1065
Количество просмотров материалов
3325717