28 уголовных дел возбуждены в России по статье "Пособничество участию в вооруженном формировании". Десятки тысяч мусульман поставлены на профилактический учет как потенциальные пособники террористов. Это происходит в то время, когда вооруженное подполье на Северном Кавказе исчерпало себя, а активность боевиков сведена в таких республиках, как Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, практически к нулю.

Даже в период наибольшей активности так называемого "Имарата Кавказ"статистика приговоров по так называемым "экстремистским статьям" не была столь высока, как сейчас. Истинная причина кроется совсем не в росте сторонников "Исламского государства" и других радикальных исламистских группировок на Северном Кавказе. Дело в методах профилактики терроризма, которые сегодня приобрели в России ритуальный характер. Разработан целый набор механизмов по принуждению молодых кавказских мусульман подписаться под любыми "признательными" показаниями. Расширение списка преступлений, по которым стало возможным применять упрощенный порядок судопроизводства, придало этой практике дополнительное ускорение.

Только в Кабардино-Балкарии за последние три года по обвинениям в пособничестве боевикам осуждены до 200 человек. В Ингушетии в 2016 году по 208-й статье ("Пособничество") арестованы 16 человек. Правозащитники отмечают, что в большинстве случаев – это дела с обвинениями и приговорами, основанными на показаниях,которые были получены под пытками, чаще всего – под пытками электрическим током. Чаще всего подозреваемые подвергаются мерам физического воздействия в изоляторах временного содержания при отделах МВД. Именно туда их доставляют по разным формальным поводам.

Правозащитники заявляют о существовании отлаженной системы по принуждению к даче заведомо ложных показаний в отношении не только самих задержанных, но также и в отношении их близких и знакомых из числа тех, кто по внешним признакам – бороде или одежде – может быть отнесен к "группе риска". По налаженной схеме вот уже несколько лет представители правоохранительных органов отправляют в тюрьмы молодых мусульман, которые, прежде чем получить "свои" сроки, оговаривают других молодых людей. Те сначала попадают в "профилактические" списки, а затем становятся обвиняемыми по новым уголовным делам.

В докладах правозащитных организаций, работающих на Северном Кавказе, описываются сотни уголовных дел в отношении "сторонников спящего подполья", показания по которым выбиты под пытками. Хотя, как отметил мой собеседник Акиев Тимур из ингушского отделения общества "Мемориал", число обращений – именно к правозащитникам – за последние несколько лет резко упало, и их данные не отражают всю картину происходящего. Тем не менее, собранные правозащитниками сведения свидетельствуют о существовании незаконной правоприменительной практики, прямым результатом которой являются высокие формальные показатели отчетности о проделанной работе.

Редко кто из тех, кто попал в изолятор временного содержания по подозрению в пособничестве боевикам, не подписывается под "признательными" показаниями. И уж совсем единицы из тех, кто оговорил себя, опасаясь за свою жизнь, заявляют и том, что к ним применялись пытки, что они – невиновны. Причина проста: очевидная утрата веры в правосудие. А упрощенное судопроизводство в отношении подозреваемых в терроризме и пособничестве боевикам и вовсе лишает осужденных возможностей апелляции.

В ноябре 2016 года молодого парня из Кабардино-Балкарии задержали полицейские: надели на него наручники, обыскали и нашли наркотики, что и стало формальным поводом для задержания. Уже в СИЗО ранее не судимый Мурат Аттоев неожиданно признался в пособничестве боевикам, фактически подписавшись под статьей ст.208 ч.2 Уголовного кодекса ("Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом"), предусматривающей до 8 лет лишения свободы. Спустя некоторое время он заявил, что оговорил себя по принуждению. "Вина" Аттоева состояла в том, что он попал в профилактический список в ходе предварительного следствия в отношении другого молодого жителя республики. Мурат даже не являлся верующим, что служит еще одним косвенным свидетельством его невиновности.

Аттоев – один из немногих обвиняемых, который отказался от своих прежних показаний, заявив, что оговорил себя под пытками. У следствия нет никаких улик или свидетельств, подтверждающих вину обвиняемого, за исключением его собственных показаний. По данной схеме осуждены и отбывают наказания в тюрьмах десятки жителей Северного Кавказа. Случай с Муратом Аттоевым мог бы стать прецедентом. Однако, по мнению председателя Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерия Хатажукова, следствие по делу Аттоева будет длиться долго, в связи с тем, что он намерен отстаивать свою правоту. Хатажуков считает: многие обвиняемые, попавшие в подобную ситуацию, оговаривают себя, чтобы поскорее выйти на свободу.

Как отмечают правозащитники, в Кабардино-Балкарии – так же, как в Ингушетии и Дагестане, – действует налаженная схема по принуждению молодых мусульман идти в тюрьму "по упрощенке". Если обвиняемый сознается в совершении преступления и отказывается от права доказывать свою невиновность (равно как и от права обжаловать решение суда), то его дело рассматривают в особом порядке. В качестве наказания он может получить не более 2/3 от полагающегося по статье срока лишения свободы, а то и вовсе выйти на свободу прямо из СИЗО. Те же, кто не признает свою вину, пытается доказать свою невиновность, обречены ожидать суда годами: следствие имеет возможность бесконечно затягивать процесс, дополняя дело новыми показаниями свидетелей.

8 июня 2016 года жительница Ингушетии Елизавета Гадамаури вместе с сыном Лечи возвращалась с продуктового рынка в Сунже. На пересечении Моздокской улицы и улицы Дзержинского ее сын исчез. Через два дня отцу семейства Вахиду Гадамаури позвонил неизвестный, представившийся следователем УФСБ по Республике Ингушетия Алексеем Затуло, и сообщил, что их сын задержан, что он обвиняется в участии в незаконном военном формировании, хранении оружия и боеприпасов. 11 июня Магасский районный суд избрал для Лечи Гадамаури меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. Родственники встретились с ним и увидели, в каком состоянии пребывает Лечи. "Вел он себя не совсем адекватно. С трудом передвигался и разговаривал, на лице были заметны гематомы, синяки, ссадины, на шее кровоподтеки. Правую руку и ногу сковывали судороги. Глаза были красные, на руках видны следы от пыток током", – говорится в сообщении правозащитного центра "Мемориал". Лечи Гадамаури осудили на год лишения свободы.

Сегодня на профилактическом учете по категории "ваххабизм" в одном лишь Дагестане состоят 9 тысяч мусульман. Этих людей периодически незаконно доставляют в отделения полиции. Нередко в эти процедуры оказываются вовлеченными родственники подозреваемых. Все эти люди находятся в группе риска: они могут быть обвинены по очередному сфабрикованному делу. Такая практика профилактики терроризма на Северном Кавказе все больше напоминает "большевистский террор" 1937 года, когда жертвами беззакония и фальсифицированных обвинений стали десятки тысяч граждан.


Ислам Текушев – кавказский журналист, главный редактор интернет-сайта Caucasustimes

источник:http://www.svoboda.org/a/28320134.html


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
767
Количество просмотров материалов
1354380