Осужденных за нападение на Нальчик этапировали, как врагов народа, - без предупреждения, скрытно

В ночь с 14-го на 15 марта осужденные за нападение на объекты Нальчика, совершенное в октябре 2005 года, были этапированы из следственного изолятора к местам заключения, где одним из них предстоит провести несколько лет, а пятерым – всю оставшуюся жизнь.

Направить за пределы

Официально эту информацию подтвердила прокуратура Кабардино-Балкарии.
«Участники нападения на г.Нальчик 13 октября 2005 года направлены для отбывания наказания за пределы КБР. Решение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России в отношении лиц, обвиняемых в вооруженном нападении на Нальчик 13 октября 2005 года, вступило в законную силу 28 января 2016 года», – сказано в распространенном ведомством сообщении.
Прокуратура отметила, что судебный процесс по «делу 58-ми» стал одним из самых беспрецедентных в современной российской истории, по количеству как подсудимых (74 человека), так и томов обвинения (533).
«В соответствии с требованиями Уголовно-исполнительного кодекса РФ осужденные по данному уголовному делу 15 марта 2016 направлены для дальнейшего отбывания наказания за пределы республики.
На постоянном контроле прокуратуры республики находилось положение дел в следственном изоляторе, где более десяти лет содержались участники нападения на г.Нальчик. За этот период прокуратура КБР рассмотрела более 2800 их обращений», – сказано в документе.

При этом надзор за соблюдением законов в следственном изоляторе и исправительных учреждениях прокуратура называет «одним из приоритетных направлений деятельности».

Без права на свидание

Конечно, формально все требования соблюдены, апелляционные процедуры завершились, приговор вступил в силу. Но, по словам адвоката Олега Келеметова, этапирование произошло неожиданно.
«Спецоперация проведена так, будто увозят врагов народа: ночью, тайно от всех, скрытно погрузили в машины», – говорит адвокат.
Статус осужденных по «делу 58-ми» гипертрофирован, считает он.
«Их роль преувеличена, но они не так значимы, как представлено в приговоре, в апелляционном представлении. Создано мнение, что они особо опасны для общества, будто они враги народа, России.
Но это не соответствует действительности. Они не идут в сравнение с теми, кто сейчас "бегают по лесам". Они всего лишь обманутые люди, которых жестокость и несправедливость властей вывела на улицы Нальчика», – говорит Келеметов.
То, как проведена операция по этапированию осужденных из СИЗО Нальчика к местам отбывания наказания, защитник считает очередным проявлением несправедливости.
«После вручения апелляционного определения, по закону, должны были дать время на свидание с родными. Вполне возможно, что для некоторых это могла быть единственная возможность увидеться», – считает он.
Осужденные подали заявления на ознакомление с протоколом судебного разбирательства по апелляционным жалобам. У них было три дня на ознакомление и подачу замечаний. «В этой части все процедуры соблюдены, единственное, что сдерживало этапирование – право на свидание с близкими», – рассказал защитник.
Изначально было распространено сообщение, что перевод может начаться в четверг 17 марта, а во вторник предполагалось предоставить свидание.
«Но из моих подзащитных никто с родными не встретился. Им дали разрешение на вторник, но в 4 часа утра вторника их всех одновременно погрузили в три "Урала" и вывезли с территории СИЗО», – рассказал он.
Стало известно, в какие регионы их переводят, – Красноярск, Хабаровск, Салехард, Кемеровская, Челябинская области, Саха (Якутия), Тыва, Оренбург... Одним словом, география довольна обширна.
«Насколько мне известно, их везут в сложные лагеря. К примеру, мой подзащитный Миронов будет отбывать наказание в Свердловской области, Машуков – в Ямало-Ненецком автономном округе, Бештоев – на Алтае», – говорит адвокат.
Хотя они еще в дороге, но мнение о них в учреждениях уже сложено, считает Келеметов. «Я уже говорил выше: их роль, значимость преувеличена. Их могут представить как сверхопасных, жестоких ваххабитов, игиловцев.
Они едут как злостные опасные террористы, в отношении которых все время надо проводить спецоперации, создавать специальные условия, максимальные ограничения при отбывании наказания. Они попадут в совершенно враждебную, агрессивную среду, где их считают врагами России», – говорит защитник.

Под контролем общества

Только общественный контроль может дать им какие-то шансы, хотя для некоторых более актуален вопрос выживания в дороге, ведь за время процесса многие из них потеряли здоровье.
«Положение в стране, к сожалению, таково, что обвинение по некоторым статьям уже само по себе является приговором, а суд не рискует пойти на какую-либо конфронтацию с обвинительным заключением, подписанным заместителем генерального прокурора», – говорит Келеметов.
Однако защита намерена и в дальнейшем мониторить ситуацию. В отношении Машукова, Азамата Ахкубекова, Миронова и других подсудимых Европейский суд по правам человека коммунифицировал жалобы.
«Если Российская Федерация не выйдет из Парламентской ассамблеи, будем рассчитывать на смягчение их приговора», – рассказал Келеметов.
В то же время защита готовится к кассационной жалобе – на днях получено апелляционное определение, но еще не внесены замечания на протокол судебного заседания.
«Машуков получил апелляционное определение и протокол судебного заседания и внес свои замечания. Его пояснения извращены апелляционным определением. Мы воспользуемся адвокатским правом на внесение замечаний и будем подавать кассационную жалобу в Верховный суд РФ», – говорит Келеметов.
Кроме того, будет оказана помощь адвокатам, которые готовят жалобы в ЕСПЧ. Жалобы по пыткам, издевательствам будут дополнены новыми фактами уже по сути приговора и апелляционного определения.

Черный вторник

Адвокат Елизавета Шак собиралась во вторник к своим подзащитным. «Я узнала об этапировании по факту. Получается, их всех вывезли в одну ночь», – говорит она.
Однако в Уголовно-исполнительном кодексе РФ отмечено, что «администрация следственного изолятора обязана поставить в известность одного из родственников по выбору осужденного о том, куда он направляется для отбытия наказания».
Но ни родственники, ни адвокаты о предстоящем переезде осужденных ничего не знали. «Собравшиеся перед СИЗО чуть ли не штурмовали его, люди пытались узнать судьбу своих родных. Понятно, что, скорее всего, их отправят туда, где намного холоднее, чем у нас. Необходимо было подготовиться, хотя бы приобрести теплую одежду», – рассказала адвокат.
Операция обставлена так, будто власти боялись, что в республике найдутся некие силы, которые попытаются освободить осужденных. Но реально процесс важен для определенного круга лиц: родственников, правозащитников.
«Большая часть жителей Кабардино-Балкарии особого значения процессу уже давно не придают. Все обставлено бесчеловечно. Государство не оставляет шанса доказать, что они могут исправиться», – считает защитник.
«Но все это негуманно, если мы говорим, что живем в демократическом государстве, где соблюдаются Конституция, законы, права людей. Человек, который преступил закон, не получает шанса на реабилитацию, новую жизнь. Сделать другой вывод, исходя из того, куда осужденных направляют, невозможно», – говорит Шак.
На днях она получила письмо от подзащитного, который был осужден за кражу и угон автомобиля на два года лишения свободы в колонии особого режима.
«Он пишет о том, как в колонии в Республике Коми относятся к выходцам с Кавказа. При этом хочу обратить внимание: он русский, уроженец Майского района. Он пишет об издевательствах, просит, если с ним что-то случится, его доведут до самоубийства как выходца с Кавказа, обратиться от его имени в правозащитные организации.
Если к человеку, осужденному за воровство, такое отношение, даже страшно представить, что будет с осужденными по "процессу 58-ми"», – рассуждает Елизавета Шак.

На всю жизнь

Один из приговоренных к пожизненному заключению – Эдуард Миронов, чьи интересы в суде представляла Елизавета Шак, – направлен в колонию особого режима ИК-56 в Свердловской области, которую в народе называют «Черный беркут».
Об этой колонии написано довольно много статей, смысл которых сводится к одному: здесь один из самых строгих режимов отбывания наказания.
Свое название колония получила из-за скульптуры – черного беркута из бетона, держащего в когтях голову поверженного змея, – венчающей прудик с маленьким фонтанчиком возле административного здания.
Автор этого необычного произведения – бывший сотрудник ГАИ из Нальчика Хабас Закураев, осужденный на 25 лет лишения свободы за убийство.
Вышки по всему периметру, внутренняя и внешняя запретная зоны, контрольно-следовая полоса, электричество по колючей проволоке в ночное время...
«Я просмотрела интернет, почитала об этой колонии. Там разрешается три бандероли в год, телефонные переговоры и – с позволения руководителя учреждения – свидания. Но сама колония находится в отдалении от населенных пунктов. Пожилым, больным родителям доехать туда будет нереально», – считает адвокат.



Источник:
http://kavpolit.com/articles/po_printsipu_kuda_podalshe-24286/#


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1274
Кол-во просмотров материалов
5214645