Зольский районный суд, рас­смотрев уголовное дело в отношении 35-летнего жителя с. Каменномостское Зау­ра Тохова, признал его виновным в незаконном владении наркотическими средствами в крупном размере без цели сбыта, пособничестве неза­конным вооруженным фор­мированиям и незаконном владении боеприпасами и приговорил к 5,5 годам ко­лонии общего режима. Кро­ме того, в течение года после отбытия этого срока Тохова не сможет выходить из дома с 22.00 до 6 утра, выезжать за пределы своего села и ме­нять место жительства без разрешения представителей уголовно-исполнительной инспекции управления ФСИН по КБР.
Это было второе рассмотре­ние дела в отношении Тохова. 8 августа 2014 тем же судом по тем же статьям УК РФ он был при­говорен к 3,5 годам и 6 месяцам ограничения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КБР 11 ноября 2014 отменила этот приговор, от­метив: в соответствии с вердик­том, у Тохова в доме изъята мари­хуана, а в смывах с рук и носогуб­ного треугольника обнаружено наркотическое вещество тетрагидроканнабинол: «По существу в приговоре суд не указал доказательств виновности Тохова по этой статье». Кроме того, апелляционная инстанция отметила, что последнее слово произноси­лось в отсутствие адвоката, что нарушило право Тохова на защи­ту («Газета Юга» №44,51,2014).

Согласно последнему при­говору, в октябре 2013 Тохов со­рвал у себя в огороде верхушеч­ные части дикорастущей коноп­ли общим весом 142,2 г, разде­лил на две части, одну хранил под тумбочкой в спальне, дру­гую - там же в кармане куртки. Кроме того суд пришел к выводу, что осенью 2013 около 21 часа у ворот своего домовладения То­хов встретился с находившимся в розыске активным участником бандподполья Вадимом Шогеновым (убит в ходе спецоперации на ул. Шортанова в Нальчике 14 марта 2014 («Газета Юга» №12,2014).

Последний «передал ему на хранение» 18 патронов раз­ного калибра и гранату РГД-5 с взрывателем.
20 января 2014 ранним утром сотрудники центра по противо­действию экстремизму и отдела МВД по Зольскому району в ходе обыска обнаружили в спальне Тохова в его доме марихуану и пакет с 18 патронами. Граната лежала в одном кармане джинсов, взрыватель - в другом.
Заур Тохов не признал вины ни при первом рассмотрении дела, ни при втором, подчеркивая, что все ему подбросили, а его при­знания на первоначальном эта­пе следствия связаны с пытка­ми током.
Еще в первой апелляционной жалобе указывалось на показа­ния свидетелей о том, что в ого­роде Тохова не растет конопля. Подчеркивалось: в его спальне стояли только две кровати и две тумбочки, играл ребенок, прово­дилась уборка, поэтому хранить патроны, гранату и марихуану невозможно. Защита обращала внимание на алогичность выводов следствия и суда, согласно которым Тохов выходит во двор к сотрудникам полиции, положив в один карман гранату, а в другой - взрыватель. В жалобе говори­лось: при желании Тохов мог хра­нить все запрещенные предметы в сарае, курятнике, на складе, ко­торые есть в домовладении.
В апелляционной жалобе на нынешний вердикт зольского районного суда отмечается, что в основу приговора положена ви­деозапись,  на которой Тохов при­знал вину, а это по сути противо­речит уголовно-процессуальному законодательству, так как по сути является дачей обвиняемым показаний в отсутствие адвока­та. Суд положил в основу приго­вора показания сотрудников по­лиции, прямо заинтересованных в обвинительном исходе: «Поли­цейские непосредственно уча­ствовали в сборе доказательств виновности Тохова».
Видеозапись оперативной бе­седы продолжалась более полу­тора часов, но судебный ее хро­нометраж не превышает 25 ми­нут: «Налицо купирование и не­оговоренные перерывы».
Свидетель М., который был приглашен в качестве понятого, рассказал суду, что его позвали через час после того, как в дом Тохова вошли полицейские. Ему сообщили, что в комнате нашли запрещенные предметы: «Со­трудники должны были зайти вместе со мной и изымать что- либо в моем присутствии, поэто­му я не согласился участвовать в этом. Меня выпроводили и через полчаса позвали других понятых.
Другой несостоявшийся понятой А. сообщил суду: когда его завели в комнату, сотрудник дер­жал пакет, в котором, по словам полицейского, была анаша: «Я сказал, что не может этого быть, потому что он никогда не курил и такими делами не занимался. Я сказал, что не видел, как нашли, и не хочу стать понятым».
Двое понятых, приглашенных позже, заявили, что присутствовали при изъятии предметов, но подписали протокол, не прочи­тав его. Позже, по их словам, они таким же образом подписали протоколы их допроса в качестве свидетелей - следователь прие­хал в Каменномостское: «Следо­ватель и участковый сказали, что там написано то, что я видел. Я им доверял, поэтому подписал про­токол».
Согласно материалам дела, Тохов в тот день показал сотруд­никам то место в огороде, где он срывал дикорастущую коноплю. Несколько свидетелей заявили, что Тохова вывели из дому и сра­зу увезли, и он ничего полицей­ским не показывал.
В апелляционной жалобе под­черкивается, что между появле­нием полицейских в доме Тохо­ва и приглашением понятых про­шло около 3 часов: «Возника­ет вопрос: имели ли сотрудники возможность подложить в тече­ние трех часов беспрепятствен­ного нахождения в домовладе­нии Тохова предметы, которые были изъяты? Полагаю, ответ очевиден, Понятые и несостоявшийся понятой не подтверждают, что они на рассвете пришли к до­мовладению Тохова и зашли туда вместе с полицейскими. Суд оче­видно положил в основу пригово­ра доказательства, полученные с нарушением норм закона».
Согласно показаниям Тохова и ряда свидетелей, рядом с его домом некоторое время появля­лась неизвестная автомашина, в которой, как считали свидетели, находились силовики. В связи с этим мать сопровождала Тохо­ва на работу, опасаясь, что «опе­ративники могут причинить ему вред... на этом фоне совершен­но неправдоподобным выглядит тот факт, что он не уничтожил или не спрятал марихуану и боепри­пасы, а держал их в спальне».
Свидетель С.. защищавшая Тохова на одном из этапов след­ствия, сообщила суду, что ее не допускали до подзащитного, за­являя: у него есть адвокат по на­значению, и ей с большим трудом удалось добиться реализации своих прав. По ее словам, Тохов был запуган и подавлен, расска­зал о самооговоре после пыток электрическим током: «Я видела следы ожогов током на его теле. Убедила, что не позволю предпринимать в отношении его жены противоправных действий. Только после этого он перестал оговаривать себя». Адвокат не стала  обращаться с жалобой на про­тивоправные действия сотруд­ников, так как Тохов «боялся их» и не хотел вызывать еще большую агрессию к себе.
Адвокаты просят Верховный суд КБР отменить приговор рай­онного суда и вынести оправда­тельный вердикт.


Муса Эльдаров


 

 

 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1275
Кол-во просмотров материалов
5214919