Процесс

23 декабря Верховном су­де КБР завершился процесс по делу о событиях в Нальчи­ке 13 октября 2005, в ходе которых были убиты 35 со­трудников силовых структур и военнослужащих, 14 гра­жданских лиц, а также около ста нападавших.
Следствие по этому беспре­цедентному делу продолжалось два года. В октябре 2007 его пе­редали в суд. Объем материа­лов дела превышал 2 тыс. томов. В марте 2008 его рассмотрение началось с процедуры отбора кандидатов в присяжные засе­датели (по желанию обвиняе­мых суд должен был проходить с их участием). Однако к концу в уголовно-процессуальном законодательстве РФ прои­зошли изменения: дела, связан­ные с терроризмом, военным мятежом, не могли уже рассма­триваться присяжными, а толь­ко с участием трех професси­ональных судей («Газета Юга» №51 2008). По мнению наблю­дателей, эти перемены в закон были внесены под процесс по событиям 13 октября.
Новый состав суда в соста­ве Галины Гориславской, Аза­мата Вологирова и Аслана Думаева приступил к рассмотре­нию дела по существу в марте 2009 в построенном специаль­но для процесса здании рядом со следственным изолятором. С тех пор было проведено более 450 открытых заседаний. 5 за­седаний прошло в закрытом ре­жиме в связи с ходатайствами некоторых свидетелей и потер­певших, опасавшихся за свою безопасность. В ходе процесса было допрошено 3300 человек. Число обвиняемых сократилось с 59 до 57: в феврале 2009 умер Валерий Болов,  а в 2011 дело в отно­шении Сараби Сеюнова в связи с его болезнью было выделено в отдельное производство {«Га­зета Юга» №46, 2011). Еще один фигурант этого дела - житель Залукокоажа Мурат Карданов, считавшийся убитым в ходе тех событий (генетическая экспер­тиза подтвердила это с точ­ностью до 99.9999%), оказал­ся жив («Газета Юга» №5, 2009). Три года он скрывался дома. В его отношении было возбужде­но уголовное дело, выделенное в отдельное производство, но в ходе следствия он скончался от туберкулеза.

Летом 2014 был принят еще один федеральный закон «под процесс 13 октября», как счи­тали наблюдатели: в Уголов­но-процессуальный кодекс РФ внесли изменения, позволя­ющие при рассмотрении дел, связанных с терроризмом, во­енным мятежом, захватом за­ложников, не оглашать приго­вор полностью, ограничившись вводной и резолютивной частя­ми. С предложениями о таких переменах парламент КБР два­жды обращался в Госдуму РФ - в мае 2012 и декабре 2013 («Га­зета Юга»№35). В соответствии с этими изменениями 23 дека­бря приговор по делу был огла­шен за четыре часа.
Никто из подсудимых не был оправдан.
Суд признал подавляющую часть подсудимых виновными по большинству пунктов обви­нения.
В большинстве случаев на­значено наказание ниже того, которое просили государственные обвинители. Больше всего в этом смысле повезло Азама­ту Канчукоеву: обвинение на­стаивало на 23 годах заклю­чения, а суд приговорил его к 11 годам строгого режима. Но у некоторых обвиняемых срок по сравнению с просьбами гособвинителей возрос на несколько месяцев.
Из тех, кто не находился под подпиской о невыезде, меньше всех - 9,5 лет - получил Альби­ян Малышев. Ему осталось на­ходиться за решеткой менее полутора лет: как и всем подсу­димым, зачтен срок, проведен­ный в заключении до вынесения приговора.
Алим Ахкубеков и Расул Ногеров получили по 10,5 лет, Аза­мат Канчукоев - 11, Альберт Бегидов, Аслан Беров, Заур Тохов и Заур Эржибов - по 12 лет. Кап­лану Мидову, Ануару Гоову, Рус­лану Амшукову и Лиуану Кушхову суд к 12 годам добавил по од­ному месяцу. Алим Таов и Зубеир Созаев получили по 12,5 лет, Руслан Ханов и Арсен Бозиев - по 13, Асланбек Бештоев, Ахмед и Хасанби Хупсергеновы. Расул Хуламханов и Муса Соблиров - по 14 лет. Вместе с тем суд со­хранил для последнего подпи­ску о невыезде (у Соблирова онкологическое заболевание) до вступления приговора в за­конную силу. Он остался на сво­боде, в отличие от Сергея Казиева, который получил 14,5 лет строгого режима и был взят под стражу в зале суда (до этого в связи с серьезным заболевани­ем Казиев находился под под­пиской о невыезде).
Ислам Тухужев, Анзор Сасиков, Атмир Барагунов, Артур Бегидов и Азамат Ахкубеков при­говорены к 15 годам. Последне­му суд добавил 2 года, не отбы­тые по предыдущему приговору
Мурат Мидов, Мурадин Кар­данов, Джамбулат Нафедзов, Рустам Шугунов и Залим Дугулубгов получили по 16 лет.
17-летний срок у Батыра Пшибиева и Аслана Замаева, 18-летний - у Артура Келеметова, 19 летний – у Заура Сокмышева, Даниила Хамукова, Султана Бекулова, Хабаса Емкужева и Каншоуби Бориева.
К 20 годам суд приговорил Азрета Шаваева, Азамата Шокумова, Амура Хакулова, Аслан­бека Унажокова и Артура Кучменова, 21 год получил Муха­мед Урусов, 22 - Хусей Хуболов, 23 года - Руслан Кузенов.
Анзору Машукову, Мурату Бзпинаеву. Аслану Кучменову. Эдуарду Миронову и Расулу Ку- даеву суд вынес пожизненный срок заключения.
Анзору Ашеву в октябре 2005 не было 18 лет. Он на­ходился под подпиской о невыезде. Суд приговорил его к 8,5 годам и засчитал этот срок отбытым.
Залима Улимбашева. со­трудничавшего со следствием, приговорили к 5 годам и 2 меся­цам. Этот срок он отбыл в ходе следствия и суда.
Многие участники процесса предполагали, что суд оправда­ет Казбека Будтуева. Даже гособвинение, считая его винов­ным, просило назначить нака­зание 4,5 года: этот срок он уже отбыл. Суд приговорил его к 4 годам 10 месяцам, применил к нему амнистию по постанов­лению Госдумы РФ от 22 сен­тября 2006 и снял с него суди­мость. Осенью 2006 следствие предлагало Будтуеву амнистию по тому же акту Госдумы. Для этого он должен был признать себя виновным по тем же трем статьям, что ему вменил суд че­рез восемь лет. Он отказался...
Суд возложил судебные из­держки, в том числе и по оплате работы адвокатов, на подсуди­мых, которые должны будут вы­платить от 150 до 300 тыс. ру­блей.
Признанные потерпевшими МВД по КБР и Центр «Т» могут требовать возмещение мате­риальных потерь в порядке гра­жданского судопроизводства.

Олег Гусейнов
источник: Газета Юга, 25.12.2014 №52 (1085)


 


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1145
Количество просмотров материалов
4007999