Он был убит 7 февраля 2012 на автодороге из п. Мир в Нальчик («Газета Юга»- №6. 2012). В право­охранительных органах его счита­ли участником незаконных вооруженных формирований. Уголовное дело в его отношении было прекра­щено по статье 24 Уголовно-про­цессуального кодекса РФ «в связи со смертью подозреваемого».
Родственники не согласились с выводами правоохранительных структур о виновности Джабое­ва и, основываясь на постановле­нии Конституционного суда РФ от 14 июля 2011, высказались против превращения уголовного дела и за доведение следствия до конца.
В ходе следствия и в суде ин­тересы Биаслана Джабоева отстаивал его законный представитель - отец Серго Джабоев.
Следствие пришло к выводу, что Джабоев-младший после ок­тября 2011 вступил в НВФ, предоставлял транспортные услуги, приобретал продукты питания, неоднократно перевозил на своём Lexus LS460 по территории КБР лидера «юго-западного сектора» - Арслана Геграева. В октябре 2011 привоз в п. Мир участника НВФ Азрета Темиржанова, где последний пере­дал ему сумку с патронами и гра­натами Он приезжал в Мир и в ян­варе-феврале 2012. Кроме того, они с Темиржановым приобрели два пистолета («Газета Юга»- №26)

Сложность процесса не толь­ко в том, что впервые в Кабарди­но-Балкарии рассматривалось дело а отношении мертвого чело­века. Конституционный суд РФ в вышеназванном постановлении рекомендовал внести в Уголовно-процессуальный кодекс соот­ветствующие изменения, отража­ющие процессуальные особенно­сти при рассмотрении таких дел. Изменения не были внесены, и де­ло рассматривалось о рамках дей­ствующих положений УПК. «Будем общими усилиями, не ошибаясь, проводить заседание, ссылаясь на то, что есть» - сказал предсе­дательствующий Мухамед Ташуев.
Когда государственные обви­нители огласили основные выво­ды следствия, пришедшего к за­ключению о виновности Биаслаиа Джабоева, слово было предоставлено его отцу: «Мой сын был масте­ром спорта России. Он никогда не имел оружия, не был представите­лем НВФ. Он был настоящим гра­жданином России, защищал ее честь, имел высшее юридическое образование Он также являлся офицером. Что, человек кому-то на «Лексусе» макароны возил? Если я к нему с грязными ногами в машину садился, он говорил: «Папа, ну что вы?!»  Никаких Темиржановых... Его с тренировки прямо вызвали, что­бы уничтожить».
Адвокат Татьяна Псомиэди под­черкнула, что Джабоев не был чело­веком, исповедовавшим радикаль­ный ислам: «Это был предпринима­тель, спортсмен, не состоявший в каких-либо группировках. Мы по­стараемся доказать, что Джабоев не приобретал оружие, но дер­жал его и не отстреливался. Ору­жие, на мой взгляд, было вложено ему в руку после смерти. Мы поста­раемся доказать, что никаких объ­ективных оперативных данных, ко­торые бы давали право ликвидиро­вать Джабоева не имеется. Все эти версии следствия появились после того, как родственники Джабоева обратились с заявлением о привле­чении к уголовной ответственности тех, в чьих руках, как они считают, смерть близкого».
Первыми были допрошены пять сотрудников МВД, проходивших а качестве потерпевших. Они были засекречены еще на стадии след­ствия и участвовали в процессе под псевдонимами. Потерпевшие находились в смежном помещении, где через открытую дверь их мог видеть председательствующий, но были в визуальной недоступности для участников процесса.
Сотрудники рассказали, что вечером 7 февраля 2012 была по­лучена информация, что со сто­роны п. Мир в Нальчик может на­правляться черный «Лексус», в ко­тором может сидеть находящийся в розыске Азрет Темиржанов. Кро­ме того, в автомобиле может быть оружие.
По словам сотрудников, на двух машинах - «десятке» и «Приоре» - они находились на развилке дорог. Мимо них проехал «Лексус», они догнали его, «десятка» подъехала слева и сотрудник знаками пред­ложил остановиться, но иномарка увеличила скорость, ушла вперед, а затем с переднего пассажирско­го места «Лексуса» начались вы­стрелы. Уходя от погони «Лексус», по словам потерпевших, выехал на встречную полосу, столкнулся с «Жигулями»-«шестеркой» - и врезался в строение у обочины. Из салона машины с обоих передних сидений велся огонь. Сотрудники стреляли в ответ, а затем в «Лексусе» раз­дался взрыв. Потерпевшие под­черкивали, что не досматривали иномарку до приезда следствен­но-оперативной группы, но отме­чали: видели рядом с телами пас­сажиров пистолеты
Татьяне Псомиади обратила внимание на показания одного из потерпевших на предварительном следствии. В них говорилось об обоймах с патронами в «Лексусе».  Это можно было определить только при осмотре оружия. «Может я перепутал, - сказал сотрудник, - и видел обоймы с патронами уже после приезда следственно-оперативной группы? До этого мы не прикасались ни к чему».
Серго Джабоев обратил внима­ние: сотрудники стреляли со сто­роны спины, а ранения у сына спе­реди и сбоку. Двух потерпевших Джабоев просил выйти в зал и по­казаться ему. Они отказались.
Свидетель Б., ехавший на «ше­стерке» с женой и детьми (девоч­ка 11 лет и мальчик 1,5 лет), расска­зал, что неожиданно увидел фары "Лексуса», вывернул руль вправо, машины столкнулись и останови­лись. Началась стрельба. Он при­крывал жену и детей. Их машина стояла в двух метрах от «Лексуса». «Вы видели, чтобы из «Лексуса» вели огонь?» - спросила Псомиади. «Я не видел», - ответил свидетель
Супруга Б. заявила суду: «Ска­зать, что из машины (“Лексуса» - ред.) стреляли, я не могу. Она стояла совершенно близко Я этого не видела».
- Сидя в согнутом положении, придавив детей, вы могли видеть, кто стрелял?» - спросила гособвинитель Аджиева. -Я поднимала гла­за и смотрела в проем между двумя сиденьями. Но кто, с какой сторо­ны стрелял, я не видела» - поясни­ла свидетель.
Отвечая на вопросы адвоката, женщина заявила, что не слыша­ла выстрелы со стороны машины («Лексуса» ред.). Она также под­черкнула, что взрыва в иномарке не было.
Житель п. Мир У,, проходящий по этому делу в качестве свидете­ля, был доставлен в зал заседания под конвоем: он проходит в каче­стве обвиняемого по другому делу, где ему вменяется участие в НВФ и их финансирование, а также не­законное владение оружием («Газета Юга» №29). В ходе следствия он говорил, что к нему домой дважды приезжал Азрет Темиржанов на черном «Лексусе», привозил ору­жие и боеприпасы. В суде У. отка­зался от своих показаний, заявив, что никогда не видел черный «Лек­сус» и не знал Джабоева. Впервые услышал о нем на похоронах Темиржанова: «Он мой родственник, но не приезжал ко мне на «Лексу­се», не привозил оружия. Я не знал, что он в НВФ и находится в розы­ске. Меня привезли в отдел с паке­том но голове, пытали током - я вы­нужден был это сказать».
Инженер одного из сотовых операторов Л. рассказал о данных, в соответствии с которыми мобиль­ник Биаслана Джабоева в опреде­ленные дни был зафиксирован базовыми станциями, располагающи­мися в Кенже, Шалушке и п. Мир, отметив: не исключается, что Джабоев находился на той территории.
В процессе участвует также представитель МВФ: ведомст­во признано потерпевшей сторо­ной. Согласно данным экспертиз, на полицейской «десятке» следы выстрелов, ущерб оценивается в 38 тыс. рублей.
Участникам процесса оста­лось выслушать трех свидетелей и перейти к исследованию матери­алов дела.

 

Олег Гусейнов, «Газета Юга» 21 августа 2014 №34(1067)


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1262
Кол-во просмотров материалов
5065503