В Урванском районном суде Кабардино-Балкарской Республики продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении 31-летнего главы черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова, обвиняемого в приобретении и хранении 263 граммов марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК РФ). Кочесоков утверждает, что невиновен и подписал признательные показания под угрозами пыток. На судебном заседании 22 сентября были допрошены 7 свидетелей обвинения, в том числе полицейские, которые участвовали в задержании общественника. Они дали противоречивые показания, которые судья Джабраил Кудабердоков  назвал «нелогичными». 

 

Кто попросил остановить машину Кочесокова и почему понятые приехали издалека?

 

Инспектор ДПС ОГИБДД ОМВД России по Лескенскому району Кантемир Урусов рассказал, что 7 июня 2019 года они с Р. Бесчоковым были на службе в селении Хатуей. В 11 часов к ним подъехал на белом автомобиле — марку не запомнил — сотрудник Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по КБР. Это был высокий и лысый мужчина в гражданской одежде. Он сказал, что экипажу необходимо остановить автомашину ВАЗ-2114 с конкретным номером, которая будет ехать со стороны села Урух в Нальчик, так как её  водитель подозревается в совершении преступления. Урусов не запомнил имя сотрудника ЦПЭ, так как тот  говорил с его напарником, и не заметил, был ли с ним в автомобиле ещё кто-то — стёкла были затонированы. 

Урусов с Бесчоковым проехали по федеральной трассе «Кавказ» в сторону Нальчика, увидели указанный автомобиль и остановили его. Бесчоков подошёл к водителю Кочесокову, сам Урусов остался за рулём патрульного автомобиля «Лада-Гранта». Вскоре туда подъехала машина с полицейскими. Все, кроме одного, были в масках. Они сразу уложили Кочесокова на землю лицом вниз, хотя в этом не было необходимости — Кочесоков не оказывал сопротивления. После этого Урусов с коллегой уехали. У них в машине есть видеорегистратор и возможно сохранилась видеозапись задержания Коческова.

Урусов не смог в суде описать автомобиль и человека без маски. Он также не вспомнил, был среди них полицейский, который ранее к нему подъезжал.  По словам свидетеля, имя задержанного и что у него была изъята конопля, он узнал через два месяца во время допроса у следователя.

Оперуполномоченный ЦПЭ по КБР Алибек Кармов рассказал, что летом 2019 года ему позвонил коллега Мурат Гонов. Он попросил Кармова привезти двоих мужчин в определённое место и сообщил ему номера их телефонов. По его словам, это были гражданские лица, он не знал зачем они нужны Гонову, были ли ранее они судимы (по информации защиты, один из понятых, Валерий Мкртумян был ранее судим за хранение наркотиков), не помнит их имена и кому именно из них двоих звонил в тот день. Он забрал их из Нальчика, а откуда именно — не помнит, и привёз на трассу недалеко от села Анзорей в Лескенском районе. Там было несколько автомобилей, в том числе автомобиль ДПС. Он сразу уехал на службу, так как не входил в состав этой группы.

Кармов сказал, что не видел своих коллег, но ответил отрицательно на вопрос адвоката Людмилы Кочесоковой, был ли Гонов в маске, когда он туда приехал.

Судья спросил у свидетеля, какое отношение имеют наркотики к отделу ЦПЭ, почему этим делом занималось их подразделение, а не местные полицейские? Кармов ответил, что «так бывает, когда подозреваемый находится в разработке, и по нему поступает дополнительная информация».

Также суд попросил разъяснить, зачем они привезли понятых из Нальчика, что находится за 40 км, когда их можно было найти на месте — Лескенский отдел полиции мог обеспечить их явку. Кармов ответил, что такая практика применяется, если человек уже был понятым и имеет «активную гражданскую позицию». На это судья заметил, что в соответствии с законом понятым должно быть незаинтересованное лицо, чего не скажешь об этих двух, учитывая, что сотрудники ЦПЭ знают номера их телефонов.

 

Зачем нужна была явка с повинной и можно ли было увидеть пакет с наркотиками?

 

Старший оперуполномоченный оперативного отдела в ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ по КБР Ислам Таов рассказал, что Кочесокова доставили в изолятор после задержания. Они встретились 14 июня 2019 года, когда общественник выходил из следственного кабинета, где общался со своим адвокатом. Во время короткого диалога он сообщил о желании дать признательные показания и оформить явку с повинной. На тот момент у него не было времени этим заняться и не было с собой бланка. По этой причине явку с повинной они оформили 17 июня, в понедельник. Кочесоков рассказал, что в конце 2018 года собрал дикорастущую коноплю в селе Урух и его задержали, когда он её оттуда забирал.

На вопрос защиты, почему бланк явки с повинной заполнен двумя разными ручками, Таов ответил, что часть заполнял он, а часть Кочесоков. Адвокат Кочесокова отметила, что это должен делать собственноручно гражданин, который совершил преступление.

Судья спросил у свидетеля, зачем он отбирал явку с повинной у человека, который уже дал следователю подробные показания о совершённом им преступлении. «Я не вижу в этом логики», — отметил он. Таов ответил, что Кочесоков, с его слов, хотел «облегчить свою участь».

Оперуполномоченный ЦПЭ МВД по КБР Мурат Гонов на вопросы защиты Кочесокова часто отвечал, что «не помнит» или ссылался на «государственную тайну». По его словам, к ним поступила информация, что, возможно, Кочесоков занимается незаконным оборотом наркотиков. После этого в Лескенском районе в отношении Кочесокова проводились оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ), так как была информация, что, возможно, он находится в одном из населённых пунктов района. Сотрудники СОБР «Эльбрус» и ДПС остановили автомобиль Коческова на федеральной дороге. Последние проверили документы и уехали. При задержании, как утверждает Гонов, от Кочесокова и из салона исходил «специфический запах», а в машине под сиденьем он увидел чёрный пакет. Судья задал вопрос, имел ли право Гонов осматривать салон машины до приезда понятых. Силовик ответил, что увидел «пакет при визуальном осмотре, когда находился около двери». Кочесоков не отвечал на его вопросы, что это за пакет и имеются ли у него запрещённые вещества. Судья поставил под сомнение показания Гонова, что он, стоя у двери, мог увидеть под сиденьем автомобиля пакет с наркотиками: «Согласно протоколу осмотра места происшествия, пакет в салоне машины сбоку не виден», — отметил он.

Далее Гонов рассказал, что вызвал следственно-оперативную группу из Лескенского отдела полиции, которая приехала через 10–15 минут. На вопрос судьи «почему он не попросил их привезти с собой понятых» полицейский ответил, что «местные жители часто отказываются быть понятыми и у них отсутствует твёрдая гражданская позиция». Номера их телефонов, как он пояснил, ему давали ранее и «поручили держать при себе».

Гонов рассказал, что позвонил Анатолию Выблову. Он был со своим другом Валерием Мкртумяном и оба они сразу согласились участвовать в следственных действиях и ОРМ. После этого Гонов позвонил сотруднику Кармову и попросил привезти их в Лескенский район. Он допустил, что Выблов ранее привлекался ими в качестве понятого. На вопрос защиты, известно ли ему, что понятые состоят на учёте в Республиканском психоневрологическом диспансере и один из них ранее судим за хранение наркотиков, Гонов ответил, что не был с ними знаком.

 

«Не помню, не видел, не знал» и государственная тайна

 

Прокурор Ислам Шомахов спросил, оказывалось ли на Кочесокова давление при задержании, Гонов ответил, что нет. Он также ответил отрицательно, на вопрос судьи, укладывали ли они Коческова на землю. Судья указал ему, что другие свидетели говорили об обратном.

Прокурор поинтересовался, почему сообщение о совершённом Кочесоковым преступлении поступило в ЦПЭ МВД по КБР. «Потому что он занимался общественной деятельностью», — ответил свидетель. По его словам, они не сообщили об этом в Лескенский отдел полиции, так как «в отношении Кочесокова проводились ОРМ и была вероятность утечки информации».

Когда адвокат попросил уточнить, когда к ним поступила информаци о Кочесокове и какие именно ОРМ проводились до задержания её подзащитного, Гонов сослался на государственную тайну. На вопрос, кто и когда ему поручил проводить ОРМ, и кто утверждал состав группы, ответил, что не помнит. «В этом нет никакой тайны, у вас должны быть конкретные документы», — заметил судья.

По словам Гонова, к месту задержания Коческова он и трое сотрудников СОБРа выехали на одном автомобиле. Он не помнит, кто был за рулём, кому она принадлежала, где именно они остановились, укладывали ли Кочесокова на землю при задержании, и было ли это в присутствии сотрудников ДПС, надевали ли на задержанного наручники. «Вы ничего не помните», — возмутился судья. То, что в рапорте об обнаружении признаков преступления не указаны время и дата остановки машины Кочесокова, Гонов объяснил «механической ошибкой».

Он отказался сообщать, что ему известно об изъятии флэш-карты и компьютеров из домовладения Кочесокова и офиса «Хабзэ» и снова сослался на государственную тайну.

Судья прокомментировал показания Гонова на предварительном следствии, что трое сотрудников СОБРа вышли из машины, отвели Кочесокова в сторону и ждали приезда понятых. «Другие свидетели обвинения показали, что после остановки машины Кочесокова сотрудниками ДПС, бойцы СОБРа быстро выскочили из машины и уложили его на асфальт. Я вас предупреждал об ответственности за дачу ложных показаний. В ваших ответах нет логики. Вы были руководителем группы, а всё время говорите: „не помню, не видел“», — заключил судья.

Дознаватель отдела МВД России по Лескенскому району Кантемир Блиев тоже многое «не помнил и не знал». Он рассказал, что в составе оперативной группы выезжал на место задержания Кочесокова. В ходе осмотра из его машины и левого кармана брюк были изъяты наркотические вещества.

Он признался, что не проверял документы понятых, а то, что их показания идентичны, объяснил тем, что они «выполняли одинаковые действия». На это судья заметил, что люди по-разному изъясняются и излагают свои мысли.

По словам свидетеля, на бирках опечатанных пакетов поставили подписи эксперт, Кочесоков, он сам и двое понятых. «Почему же там присутствуют только подписи понятых?», — спросила адвокат. Блиев ответил, что не знает.

Судья привёл часть протокола допроса Блиева: «Кочесоков вытащил из своего левого кармана брюк полимерный пакет с веществом тёмно-коричневого цвета со специфическим запахом конопли» и поинтересовался, кто на самом деле вытащил пакет из кармана. Сначала Блиев сказал, что Кочесоков и только после уточняющего вопроса судьи, ответил, что «эксперт».

Эксперты Жанна Хамурзова и Аминат Азаматова, которые проводили в разное время «экспертизу изъятых у Кочесокова материалов веществ и изделий». Они так ничего и не вспомнили, так как «прошло много времени». Они сказали, что подтверждают показания, которые давали на предварительном следствии.

 

Следующее заседание по делу назначено на 7 октября, на нём продолжится допрос свидетелей.

 

  • Мартина Кочесокова задержали 7 июня 2019 года на федеральной трассе «Кавказ» (между н.п. Хатуей и Анзорей Лексенского района КБР), когда он ехал на своей машине. По версии МВД, при осмотре полицейские обнаружили у него пакет с 263 граммами марихуаны.
  • 9 июня Лескенский райсуд КБР арестовал его на 2 месяца. 25 июня Верховный суд КБР изменилэту меру пресечения на домашний арест, а через два месяца – на подписку о невыезде. 
  • В отношении активиста было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере», до 10 лет лишения свободы). 17 августа 2020 года в Урванском райсуде началосьрассмотрение дела Кочесокова  по существу. 
  • Сам Кочесоков и его адвокаты заявляют, что наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, угрожая физической расправой над ним и его родными. Коллеги и друзья связывают задержание Мартина Кочесокова с его общественной деятельностью.

 

Источник: ПЦ  «Мемориал»

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1315
Кол-во просмотров материалов
5597347