В начале июня в Адлерском районе Краснодарского края по решению депутатов горсобрания Сочи установили «Монумент подвигу русских солдат» – памятный камень с изображением карты располагавшегося на этом месте форта царских времен. Неделю спустя после серии протестов черкесских активистов памятник тихо демонтировали и увезли. Теперь кавказские общественники опасаются, что памятник согласуют и вернут на место и требуют убрать все памятные знаки, связанные с покорением Кавказа Российской Империей, а активисты ультраправых российских движений протестуют против сноса и связывают решение о демонтаже с международным движением Black Lives Matter. Activatica попыталась разобраться в конфликте.

Установка и демонтаж

Об установке памятника черкесская диаспора узнала почти случайно: фотографию монумента местные активисты распространили в профильных пабликах. После этого инициативная группа представителей черкесской общественности РФ написала обращения к президенту России Владимиру Путину и руководителям органов власти Юга России в котором потребовали снести монумент. Требование неожиданно было удовлетворено. В мэрии решение о демонтаже монумента объяснили тем, что его установка была незаконной частной инициативой, и памятник не прошел необходимую процедуру согласования. Хотя, как заявили в Общественной палате Республики Абхазия, решение об установке знака приняли депутаты горсобрания Сочи, казаки, сочинские военные историки и православные священники.

После неожиданного успеха черкесские общественники потребовали убрать на юге России все памятные знаки, связанные с покорением Кавказа Российской Империей. Соответствующее обращение опубликовано на сайте Кабардино-Балкарского правозащитного центра. В нем в частности упомянуты памятники Екатерине II, Александру Суворову, Алексею Ермолову, Александру II и другим военным и политическим деятелям, которые по мнению активистов несут ответственность за «беспрецедентно жестокую войну, поставившую древние народы Кавказа на грань уничтожения».

Акция «Русских демократов» в Петербурге

Спустя почти полтора месяца после событий в Адлере на историю с памятников обратили внимание активисты движения «Русские демократы». 14 июля несколько представителей петербургского отделения организации встали в одиночные пикеты против сноса памятника у лицея №214 на улице Маяковского. Акцию прервала директор лицея, которая выхватила плакат у одного из участников и потребовала покинуть территорию образовательного учреждения.

Как рассказал Activatica председатель петербургского отделения «Русских демократов» Иван Кузнецов о сносе памятника они узнали из интернет-публикаций, а организовать акцию решили поскольку считают опасным «тренд на переписывание своей истории в отрицательном ключе», которое активизировало движение Black Lives Matter, по мнению активиста, «уничтожающее европейскую идентичность, отрицающее христианскую культуру и традиционные европейские ценности».

«Мы видим Россию как часть европейского культурно-политического пространства, прежде всего западного. В кругах русских интеллектуалов еще с 19 века было заведено копировать культурно-политические тенденции из Европы. Учитывая, что определенные предпосылки для этого есть, мы опасаемся, что то, что происходит на Западе – снос памятников, становление культуры вины, позитивной дискриминации, которая тоже является дискриминацией, придет в Россию, только на место афроамериканцев, встанут разнообразные национальные меньшинства, которых угнетали «ужасные русские империалисты».

К Кавказской войне мы относимся как к акту расширения Российской Империи как колониальной державы, точно такому же, как те, которые совершали Испания, Германия, Франция и другие страны. Расширяя свои колониальные владения, они строили железные дороги, университеты, города, устанавливали систему права, систему городского управления, занимались образованием местного населения, давали ему работу и так далее. Можно бесконечно ругать колониализм, называть колонизаторов белыми угнетателями, можно осуждать то, как Российская Империя покоряла Черкесию, но нельзя отрицать, что там строились железные дороги, школы, создавалась инфраструктура, система права, и в принципе – государственность.

Мы не считаем, что действия активистов данных коренных народов должны каким-то образом притесняться со стороны государства или быть запрещены, они имеют право действовать в легальном правовом поле точно также, как это делаем мы, реализуя свое право на одиночное пикетирование. Они имеют право инициировать общественную дискуссию. Однако, наша точка зрения – такие памятники стоять должны, потому что это наша история, наша культура, мы ей гордимся, и мы против того, чтобы наша страна превращалась в какую-нибудь Америку, где так легко можно снести памятник Колумбу, или каким-нибудь другим историческим личностям», – заявил Иван Кузнецов корреспонденту Activatica.

Взгляд черкесского активиста

По просьбе Activatica черкесский активист Шамсудин Негуч, один из инициаторов и активных участников борьбы за снос «Монумента подвигу русских солдат» рассказал о том, что подобные памятные знаки значат для представителей коренных народов Кавказа, почему он считает демонтированный памятник сравнительно безобидным и как обстоит дело с увековечиванием памяти его предков.

Шамсудин Негуч, активист:

О Кавказской войне

Чтобы понять, почему установку этого памятника мы воспринимаем как плевок, нужно знать масштаб той трагедии, которой стала для нашего народа Кавказская война. В результате этой войны черкесский народ потерял девять десятых своего населения и примерно девять десятых своей земли. На территории Сочи, там где поставили памятник, проживал черкесский субэтнос – убыхи, который был практически полностью уничтожен, а ведь убыхов по разным оценкам было от 300 до 600 тысяч человек. И это лишь один субэтнос, который мы потеряли. А всего в результате Кавказской войны перестало существовать не менее пяти таких субэтносов: это махоши, хатукайцы, адамийцы, жанеевцы.

Любой человек, который умеет читать, может при желании найти достаточно источников и изучить, как на самом деле проходила та война. Почитайте воспоминания даже самих русских генералов, русских офицеров – русскую графиню Уварову почитайте, Раевского, Потто, я не говорю уже об иностранных источниках, которые достаточно беспристрастно описывали те события. Мне кажется, у нормального человека, который прочтет эти записи, они непременно вызовут неприятие, потому что так с народами не поступают. Если же изучить фольклор нашего народа – песни-плачи того времени – от них и вовсе волосы на голове дыбом встают, а ведь они были не сегодня придуманы, люди, которые написали их, своими глазами видели эти зверства.

При этом я никакой не реваншист, я хорошо говорю на русском языке, я родился в Советском Союзе, я отлично интегрирован в Россию, русская культура для меня – вторая родная культура, русский язык – второй родной после адыгского. Но я достаточно хорошо изучил историю этой войны и никак, кроме как геноцидом, не могу назвать то, что происходило в XVIII-XIX веках в отношении моих предков. И да, я, конечно, был очень огорчен, когда узнал об установке этого памятника, но, поверьте, если бы рядом с ним поставили монумент убыхам, аулы которых, располагавшиеся на этом месте, были обстреляны корабельной артиллерией, я бы аплодировал двумя руками и был бы «за». Потому что тогда история была бы полной: человек мог бы подойти и увидеть, что да, здесь был форт, но было и коренное население, которое отсюда выселили или убили.

О национальной политике России

За все время существования демократической России, с момента развала Советского Союза, мы смогли установить памятник лишь одному черкесскому герою. Если вы читали «Героя нашего времени» Лермонтова вы помните его, это Казбич –Тугужуко Кызбэч – предводитель адыгов, он умер от ран, полученных в бою, когда ему было более 80 лет, потеряв всех своих сыновей на этой войне. Мы установили ему памятник сами. Мы не смогли согласовать установку ни в Майкопе, столице республики Адыгея, ни даже в районном центре Тахтамукае, мы его установили в обычном ауле – Афипсипе, на земле, принадлежащей человеку, который инициировал создание памятника. Мне кажется, этот пример отлично показывает, какое отношение у государства к нашей памяти.

Вменяемой национальной политики в России, и в частности в Краснодарском и Ставропольском крае нет до сих пор. Никто на нас внимания не обращает. А мы ведь есть, хотите вы этого или нет. При этом я не говорю только о нас, черкесы – это не какой-то эксклюзив, с такими же проблемами сталкиваются все остальные коренные народы: и татары, и башкиры, и удмурты, они может быть даже в худшем положении, чем мы находятся. Тот же Дагестан, та же Чечня, те же Ингуши.

Возьмите школьный учебник истории. Кавказская война – почти столетний период – самая длительная война в истории Российской Империи, ей уделяется всего один абзац. Зато на несколько страниц расписано Ледовое побоище, в котором погибло 40 или 50 человек. Странно удивляться ситуации с Олимпиадой в Сочи. Красная поляна – это место последней битвы, там было уничтожено артиллерийским огнем около двух десятков тысяч человек, включая стариков, женщин и детей. Мы это тоже помним, у нас хорошая историческая память.

О обращении и демонтаже памятника

О памятнике мы узнали от наших сочинских активистов, когда он уже был установлен. Они сфотографировали его, выложили в паблик. Конечно, за этим последовала незамедлительная реакция. Нас, активистов, совсем немного, от силы 300-400 человек, и мы всегда на связи друг с другом. Есть сообщества в социальных сетях, да и все мы лично знакомы друг с другом. Мы сразу решили написать обращение и отправить его в администрацию Сочи. Писали вместе, мы все наши заявления обсуждаем, редактируем и подаем их в наиболее удобоваримом виде, чтобы ни дай бог никого не задеть. Мы стараемся быть предельно осторожными и предельно вежливыми со всеми.

Однако сегодня, читая комментарии под публикациями, которые пишут мои соотечественники иной национальности, я понимаю, как мало за 150 лет изменилось отношение к нам. Среди прочего, в социальных сетях русскоязычные комментаторы призывают меня убить, только за то, что у меня есть мнение. И они не скрывают своих имен. Мне кажется, мы до сих пор для них дикари, люди третьего, четвертого, пятого сорта. Хотя ни одного слова оскорбительного в адрес русского народа, Российской Федерации, где мы все вместе проживаем, я себе не позволил. Почитайте обращение, там нет ни одного слова, которое может оскорбить. И тем не менее, я понимаю, что меня могут завтра уничтожить, подкинуть мне наркотики, задержать по какому-нибудь надуманному поводу, или просто убить.

Я точно не знаю, кто принял решение демонтировать памятник. Подозреваю, что когда началась шумиха, в администрации просто нашли повод, и градсовет Сочи распорядился убрать памятник. Но нужно понимать, памятник не снесли, его перевезли на территорию сочинского музея. Он там и сейчас стоит. И я, к сожалению, жду, что через некоторое время, когда этот информационный шум пройдет – его согласуют и вернут.

При этом, хочу подчеркнуть, это один из самых безобидных памятников. Потому что это памятник обычным людям, которые погибали на той войне. Не генералам, не начальникам, а простым русским солдатам. Для меня гораздо более значимыми, более неприятными памятниками являются тот же крест на горе Фишт в заповедной зоне, или бюст Александру II в Сочи. Он освободил от крепостного права русских? Так установите этот памятник в Петербурге. А для нашего народа он явился палачом: по его приказам уничтожался и массово переселялся наш народ. Мне кажется, это какие-то очень простые вещи. Если мы живем в одном государстве, если нас объединяет общая Конституция и законы, наши права тоже должны учитываться, наше мнение, наша национальная память – им тоже должно быть место в этой стране. 

 

источник: http://activatica.org/


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1278
Кол-во просмотров материалов
5228374