Сегодня, 24 июня 2019г., в Верховном суде КБР продолжились слушания апелляционной жалобы Мартина Кочесокова и его адвокатов об изменении меры пресечения. Кочесоков сделал заявление о том, что он вынужден был себя оговорить из-за угрозы физической расправы со стороны сотрудников ЦПЭ, ФСИН и МВД. По его словам эти угрозы продолжаются по сей день. В судебном заседании объявлен перерыв до 25.06. 2019 (15.00).
 
Публикуем текст  обращения
  
  
 
 
В Средства Массовой Информации
 
от Кочесокова Мартина Хусеновича,
содержащегося в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР.
 
ОБРАЩЕНИЕ
 
Я, Кочесоков Мартин Хусенович, в настоящее время являюсь обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ по уголовному делу № 39/76-19, которое находится в производстве следователя СО ОМВД России по Лескенскому району КБР капитана юстиции Карова А.Х.
Хочу заявить, что виновным себя в приобретении и хранении наркотиков я не признаю категорически. Последние несколько лет я занимаю активную гражданскую позицию, в том числе, по ряду вопросов местного самоуправления, борьбе с коррупцией, во вопросу усиления контроля за распределением бюджетных средств. Эту деятельность я вел открыто, ни в коем случае не призывая ни к какому-либо насилию или незаконным действиям.
Неизвестные мне лица в правоохранительных органах, не разобравшись в том, что я делаю, начали мое преследование. В некоторых группах в социальных сетях про меня стали писать, что я якобы наркоман и западный агент. Это неправда, я простой сельский парень.
16 мая прошел круглый стол на тему федерализма в РФ, где я принимал участие. После этого ко мне домой зам главы Баксанского района КБР - Анзор Ахобеков. Он сказал мне и моему отцу в присутствии других свидетелей, что мне необходимо снизить свою общественную активность. Иначе мне подбросят наркотики, закроют на 15 лет или вообще не найдут. Я согласился с этим и сказал, что ничего плохого делать не собирался.
После меня пригласили на круглый стол в Москву, после которого уже вернувшись, я дал интервью местным СМИ.
7 июня я возвращался с рыбалки из села Урух, где живут мои родственники. На пути в г. Нальчик за мной долго ехал автомашина ДПС, не обгоняя и не мигая. Через какое-то время гаишники потребовали остановиться, я остановился на обочине, а мой брат проехал на своей машине дальше. Инспектор попросил документы, я вышел с документами, чтоб ему отдать, он вышел и в момент, когда я передавал ему документы, подъехали 2 темно-серебристые машины «Лада Приора», из которых вышло много вооруженных людей в масках и черной форме, а также двое людей в штатском. Я сразу понял, это были сотрудники ЦПЭ, я испугался, зная какие методы они используют и помня предупреждение зам главы Баксанского района Ахобекова. Они меня положили лицом вниз на землю справа от моей машины, сковали наручниками руки сзади. Били по лицу, заставляя смотреть только вниз. Дверь машины была открыта.
Затем один из сотрудников, подняв мою голову, обмазал мне лицо, голову, руки, одежду каким-то средством, как я позже понял - наркотическим веществом и засунул что- то в левый карман моих джинсов.
После этого один из сотрудников сказал мне: У тебя два варианта, первый - ты продолжаешь лежать, и мы будем делать с тобой все, что захотим, либо ты сделаешь так как мы скажем, и все пройдет «цивилизованно».
Испугавшись за свою жизнь, понимая, на что способны эти люди, что при их желании меня действительно потом могут не найти, я согласился с ними и выбрал второй вариант. Они сказали, что я должен признать, что у меня есть наркотики в кармане и в машине и заявить это при понятых. Мне обещали, что я отделаюсь легким испугом.
Через некоторое время приехали сотрудники полиции их ОМВД России по Лескенскому району КБР с понятыми, перед этим с меня сняли наручники. У меня спросили, есть ли у меня запрещенные вещества. Я вынужден был сказать, что у меня в левом кармане джинсов находится пакет с марихуаной, а также есть в машине. После чего они показали мне, где лежит второй пакет, потом отвели меня к машине и сказали, чтобы я достал второй пакет с марихуаной из-под водительского сидения. Пакеты с марихуаной меня заставили разворачивать самостоятельно. Наверное, чтобы закрепить следы наркотиков на моих руках. При этом, на заднем сидении у меня находился пакет с пойманной рыбой вчера, который они даже не обследовали - это говорит о том, что они четко знали, где лежит марихуана, а осмотр машины являлся формальностью.
После этого меня доставили в отдел и начали беседовать. В отделе со мной беседовали и сотрудники полиции, и другие неизвестные мне лица. В основном выясняли про мою общественную деятельность, про наркотики вообще не спрашивали. Потом написали что-то в протоколе и дали мне подписать, я это даже не успел прочитать. Они вызвали адвоката - Табухова А.Х. Мне не дали с ним пообщаться наедине, т.к. сотрудники стояли рядом с нами, кроме того, я не знал этого адвоката и был так запуган, что боялся ему что-либо говорить.
Потом меня арестовал суд и меня отправили в СИЗО № 1 по г. Нальчику. Однако на суде, когда родственники меня спросили, почему я признал вину, я им сказал, что иначе меня бы убили.
После чего в СМИ и социальных сетях поднялась волна поддержки в отношении меня. Стали говорить, что наркотики мне подбросили. Меня вызвал сотрудник СИЗО 1 - Таов Ислам, вывел в свой кабинет и сказал «если ты откажешься от признательных показаний, ты понимаешь, что у ЦПЭ есть тут большое влияние, и они могут сделать так, что тебя переместят в самую худшую камеру, могут сделать с тобой все, что угодно и добавить другие эпизоды уголовного дела».
Все признательные показания я вынужден был дать потому, что на меня было оказано страшное давление, и я боялся за свою жизнь.
Я и сейчас продолжаю бояться за свою жизнь, но все обдумав и видя поддержку простых людей, решил, что нужно сказать правду и бороться с этим беспределом. Меня никогда не посещали мысли суицидального характера, у меня большие планы на жизнь. Поэтому если со мной что-то произойдет, это точно будет делом рук недобросовестных сотрудников правоохранительных органов.
Я никогда не употреблял наркотики и в глаза не видел, как выглядит марихуана. Мне постоянно угрожают, я боюсь, что в отсутствие моих адвокатов со мной может случиться все, что угодно. Меня могут вновь вынудить себя оговорить.
Прошу оградить меня от возможных угроз и пыток со стороны сотрудников ФСИН, ЦПЭ и МВД.
 
 
Кочесоков М.Х.
19 июня 2019 г.
________________________________

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1152
Количество просмотров материалов
4101951