Увеличить число уроков адыгейского языка в школах республики необходимо - дети забывают родной язык в русскоязычной среде, а семейный круг не может восполнить этот пробел, заявили "Кавказскому узлу" жители Адыгеи после обращения к главе республики. Федеральный закон о добровольном изучении родных языков приведет к их вымиранию через несколько поколений, заявили филолог-осетиновед и преподаватель чеченского языка.

Сообщение о письме жителей Шовгеновского района Адыгеи к главе республики поступило на SMS-сервис "Кавказского узла"  вечером 8 января. "Более 100 человек направили письмо главе республики с просьбой помочь в изучении родного языка и хабзэ в детских садах и школах. В письме ситуация с родным языком в аулах Адыгеи характеризуется как критическая", - говорится в сообщении.

«К вам обращаются родители детей школьного и дошкольного возраста, жители аулов Адыгеи. Просим Вас помочь нашим детям в изучении родного языка и «Адыгэ Хабзэ» (адыгской этики - прим "Кавказского узла") в детских садах и школах. «Адыгэ Хабзэ» как предмет не включен в обязательную школьную программу, было бы хорошо вернуть этот предмет в программу, так как воспитание в духе «Адыгэ Хабзэ» и соблюдение красивых народных обычаев, несомненно, принесет пользу нашим детям и всему обществу. Если невозможно включить этот предмет обратно в школьную программу, [просим] хотя бы включить «Адыгэ Хабзэ»  на адыгейском языке в виде обязательного предмета во внеурочных занятиях, как например внеурочный обязательный предмет «Основы светской этики», - говорится в обращении, текст которого имеется в распоряжении "Кавказского узла".

Даже в аулах, где дети прежде общались на родном языке, языком общения между собой для них становится русский язык. Ребенок, который знает родной язык и может общаться на нем, после выпуска из детского сада в основном использует русский, отмечают авторы обращения.

«Если не предпринимать каких-либо кардинальных мер, в будущем судьба языка будет предрешена. Язык, прошедший сквозь тысячелетия и дошедший до наших дней, может разделить печальную судьбу убыхского языка. Просим Вас помочь сохранить наш родной язык, над которым нависла угроза исчезновения», - пишут жители района, обращаясь к главе республики.

Убыхи – коренной народ Западного Кавказа, один из субэтносов адыгов (черкесов). После покорения русскими Кавказа в 1858-1865 годах убыхи почти полностью переселились в Османскую империю и быстро ассимилировались, поэтому даже приблизительную численность потомков убыхов в современной Турции установить невозможно. Согласно данным переписи населения 2010 года, национальности "убых" в России не существует. Убыхский язык на сегодняшний день считается мертвым: последним его носителем был Тевфик Эсенч, умерший в 1992 году, говорится в справочном материале "Кавказского узла".

В мае 2015 года Черкесский центр в Грузии представил учебник убыхского языка.

 

Жители Адыгеи опасаются исчезновения языка через десять лет

 

Житель Шовгеновского района Тембот Хатко, подписавший обращение, подтвердил, что его дети обучаются в детском саду только на русском языке.

«Я подходил к методисту и спрашивал, почему нет обучения на адыгском языке. Мне сказали, что им не давали таких указаний «сверху». Одно стихотворение на адыгском задают только тем, кто более-менее говорит на своем родном языке, а остальным детям, которые практические не знают адыгский, ничего не дают. Практически все занятия идут на русском», - рассказал он корреспонденту «Кавказского узла».  

По словам Хатко, большинство детей в садиках не знают родного языка, а остальные постепенно забывают его.

«Даже те дети, которые хорошо говорили на родном языке, перестают говорить на адыгском, поскольку все занятия и общение идут на русском. Родители говорят с детьми на родном языке, по крайней мере в моем окружении, но как только дети уходят в садик, переходят на русский. Кроме того, дети все программы на ТВ, за компьютером или планшетом смотрят на русском. Семья играет важную роль в обучении детей родному языку, но мы с интернетом и ТВ конкурировать не можем. Государство должно помочь в этом вопросе, воспитатели должны учить детей родному языку», - заявил активист.

Подготовку воспитателей в детских садах в области адыгского языка Хатко оценивает как слабую. «В школах ситуация лучше, учителя хорошо подготовлены. Там, правда, отменили предмет "Адыге Хабзэ", проходят только родной язык и литературу. Сейчас "Адыгэ Хабзэ" только по желанию родителей: в школе, где учится моя дочь, по требованию родителей в двух классах проходят этот предмет, а в остальных нет. Дети, которые проходят "Адыгэ Хабзэ" в школе,  лучше говорят на родном языке», - отметил мужчина.

Власти республики не могут коренным образом изменить ситуацию, но могут создать условия обучения, которые поспособствуют сохранению адыгского языка, считает он. «Закон о родных языках уже принят и трактуется по-разному. Я не могу сказать, как он повлияет на ситуацию с родными языками, но в любом случае через десять лет люди будут реже говорить на своем родном языке, чем сейчас», - заключил он.

25 июля 2018 года Госдума приняла в окончательном чтении поправки к федеральному закону "Об образовании", предполагающие изучение государственных языков республик России "на добровольной основе". Законопроект возмутил жителей национальных регионов, которые увидели в нем угрозу для существования языков и культуры своих народов. Накануне рассмотрения законопроекта 87 ученых-лингвистов из европейских университетов призвали Госдуму отклонить законопроект. О значении этого закона и спорах вокруг него рассказывает справка "Кавказского узла" "Пять фактов про новый закон о родных языках". 

Все занятия в детских садах района ведутся на русском языке, подтвердил юрист Рустам Хуажев. «Все ведется на русском, у меня есть запись новогоднего праздника в детском саду, где все было только по-русски. Когда я ходил в садик, мы все общались на адыгском и представители других национальностей через год тоже начинали общаться на нашем языке. Сейчас ровно наоборот - если ребенок знает свой родной язык и начинает ходить в садик, то там уже он общается на русском, постепенно забывая адыгский», - рассказал Хуажев корреспонденту "Кавказского узла".

Знания воспитателей позволяют им проводить занятия на адыгском языке, но без конкретных указаний руководства этого не будет, считает он.

«Если будет указание главы республики, все эти воспитатели будут чаще говорить с детьми на родном языке: обучать их  языку, учить стихи, рассказывать сказки. Поэтому и наше письмо адресовано именно главе республики. Я свою подпись поставил осознанно, я обеспокоен этой ситуацией. Когда я был маленьким, мы посещали Майкоп, где ровесники не говорили на родном языке, и удивлялись, а сейчас это сплошь и рядом, даже в аулах. С законом о родных языках у нас реже будут говорить на родном языке. Через десять лет, когда встретятся два адыга, они будут говорить только на русском», - посетовал Рустам Хуажев.

Многие молодые родители мало говорят с детьми на родном языке, а дети в результате не только не говорят на адыгском, но даже не понимают адыгскую речь, отметил он. «Власти республики должны усилить контроль, следить, чтобы изучение родного языка велось на высоком и профессиональном уровне, ввести новые программы. Ребенок, хочет или нет, будет говорить на русском, а на родном языке он будет говорить только с помощью родителей, воспитателей, учителей», - подчеркнул юрист.

Изучению адыгского языка и литературы в местных школах следовало бы посвятить 30% учебных часов, считает Хуажев. 

Молодые люди, неплохо владеющие адыгским языком, предпочитают переходить на русский при общении со сверстниками, даже имея сильное национальное самосознание, отмечал в 2014 году в интервью "Кавказскому узлу" черкесский активист, заслуженный учитель Кубани Аслан Гвашев. По словам Гвашева, в недавнем прошлом на Кубани все адыгские дети изучали родной язык в школе, однако постепенное изменение школьной программы привело к вытеснению адыгского языка из числа обязательных учебных дисциплин.

 

Усилий семьи недостаточно для обучения детей родному языку

 

Изучение родного языка в детских садах и школах Адыгеи должно быть обязательным, так как усилий семейного круга недостаточно для обучения ребенка родному языку, считает предприниматель Азамат Хагундоков.

«Новый закон плохо отразится на изучении родного языка, люди меньше будут говорить на родном языке. Сейчас дети проходят литературу раз в неделю и два раза в неделю - родной язык. Как минимум в два раза надо увеличить [учебное время для] языка и литературы. В этом случае дети будут лучше и чаще говорить на своем родном языке, а сейчас мы теряем нашу самобытность. К учителям и воспитательницам претензий нет, они хорошо подготовлены, уровень преподавания хороший», - сказал Хагундоков корреспонденту «Кавказского узла».

Современные дети зачастую не понимают адыгских пословиц, которые регулярно употребляют в речи взрослые, отметил он. «Я хочу, чтобы меня понимали. Мои дети понимают, а другие редко. Для исправления ситуации с изучением родного языка нужны коллективные усилия администрации района, жителей республики и главы, нужно сотрудничество в этой сфере», - сказал мужчина.

Житель аула Хакуринохабль Рустем Багадиров разделяет мнение, что родительских усилий недостаточно для обучения детей родному языку в преимущественно русскоязычной среде. «В моем ауле молодые родители стараются говорить с детьми на родном языке, но от этого эффекта мало: дети заходят в интернет и все там на русском, смотрят ТВ - все на русском, идут в садик – все на русском. Как результат, дети общаются между собой тоже на русском», - сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Багадиров также видит решение в увеличении учебного времени на изучение родных языков. «У меня двое детей, в семье мы говорим на адыгском, но когда меня нет дома, дети переходят на русский язык. Родители много делают для того, чтобы дети знали свой родной язык, но в детском садике и в школе мало внимания обращают на изучение родного языка. Власти могут изменить это, сделать так, чтобы предметов по изучению родного языка было больше, часов было больше», - отметил он.

 

Камболов: закон о языках не изменил ситуацию в Северной Осетии

 

Принятие закона о добровольном изучении родных языков пока не сказалось на количестве учеников, изучающих в школах Северной Осетии осетинский язык, признал филолог-осетиновед, советник главы республики по вопросам национально-культурного развития Тамерлан Камболов.

«Число родителей, выбравших в качестве родного языка не осетинский, невелико, в основном это родители [других национальностей]. Практически все осетинские родители избрали в качестве родного языка осетинский, и их дети сейчас изучают этот язык», - сказал Камболов корреспонденту «Кавказского узла».

Вместе с тем он указал на потенциальную опасность этого закона для изучения родных языков. «До сих пор не определен федеральный базисный учебный план нового поколения, по которому будет определено количество часов для изучения родного языка. Во многих республиках дети проходят родной язык всего час в неделю. У нас пока три часа в неделю, но есть опасность, что когда план будет определен, часы изучения родного языка сократят», - подчеркнул он.

Сокращение часов обучения будет сильным ударом для национального языка, уверен Камболов. «Это повлияет на возможность получения реальных знаний, на социальный престиж языка, на педагогов, объем работы которых сильно сократится. В результате новое поколение детей не будет изучать язык как следует, и ситуация со знанием родного языка будет ухудшаться с каждым новым поколением», - заключил ученый.

 

Чеченские педагоги обеспокоены судьбой национального языка

 

На этапе обсуждения закона о родных языках специалисты в Чечне высказывали опасения, что чеченский язык в ряду других национальных языков народов России окажется под угрозой исчезновения. "По данным ЮНЕСКО, чеченский язык относится к числу исчезающих, он включен в обновленное третье издание «Всемирного атласа вымирающих языков»", – напомнил "Кавказскому узлу" в июне 2018 года директор института развития образования Чечни Хамзат Умхаев.

Когда Госдума только приняла закон о родных языках, Рамзан Кадыров пообещал сделать все для сохранения и развития чеченского языка как в республике, так и в чеченских диаспорах за рубежом. "Чеченский язык наравне с русским является государственным в республике. Это прописано в Конституции ЧР. И мы сделаем всё, что от нас зависит, чтобы один из государственных языков, каковым является чеченский, развивался, чтобы на нём выходили учебники, художественная литература, ставились спектакли, готовили телепередачи", - написал Кадыров в своем Telegram-канале 25 июля 2018 года.

Хамзат Умхаев и ректор института повышения квалификации учителей Чечни Ганга Эльмурзаева отказались прокомментировать для "Кавказского узла" вопрос о том, как изменилась ситуация с изучением родного языка в Чечне после принятия закона. Преподаватель одной из школ Наурского района Чечни согласилась дать комментарий на условиях анонимности, назвав ситуацию сложной. По словам учительницы, количество часов для изучения чеченского языка и литературы сократилось.

«Сейчас в неделю [проводится] три урока чеченского языка и литературы - этого мало, раньше было в два раза больше. Эти изменения негативно повлияли на успеваемость детей, национальный язык забывается. Нужно увеличить число уроков родного языка», - сказала она корреспонденту «Кавказского узла».

Женщина оценила закон о родных языках негативно, выразив опасения, что чеченский язык через определенное время исчезнет. «Я считаю, что этот закон несет вред для национальных республик, национальные языки и так уступают свои позиции. Что бы ни было написано в Конституции о родном языке, мы знаем, какой язык является ведущим, а какой язык вымирающий. В целом изучение чеченского языка в страшном состоянии, и закон не лучшим образом повлиял на ситуацию - внимание к родным языкам уменьшилось», - уверена педагог.

С принятием закона учителям стало сложно преподавать родной язык школьникам - русскоговорящие дети, которые отказались от изучения чеченского, находятся на уроках, отвлекая от занятий одноклассников, посетовала она.

«Раньше русскоговорящие дети хоть как-то учили чеченский язык, а после принятия закона они освобождены от этого. Но мы не можем их отпускать с уроков чеченского языка и литературы: они не аттестовываются по чеченскому языку, но ходить на уроки должны. Они просто сидят на уроках, ничем не заняты, часто мешают другим, - об этой проблеме говорят многие учителя. Раньше они должны были оценку получать и старались хоть немного выучить язык, а сейчас оценка уже не нужна, и дети этим пользуются», - пояснила учительница.

 

Автор: Гор Алексанянисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/330270/

© Кавказский Узел

 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
983
Количество просмотров материалов
2805409