6 июня Европейский суд по правам человека вынес реше­ние по делу «Сабанчиева и дру­гие против России», которым частично удовлетворил жалобу родственников 55 участников нападения на Нальчик, убитых около восьми лет назад.


В этот же день в столицу Ка­бардино-Балкарии приехала дире­ктор по юридической работе орга­низации «Правовая инициатива в России» Анастасия Кушлейко, от­стаивавшая в Страсбурге вместе с Ларисой Дороговой интересы зая­вителей. В республиканском пра­возащитном центре она встрети­лась с родственниками тех, кто был убит в ходе нападения на Нальчик.

Жалоба жителей КБР касалась обстоятельств невыдачи тел, усло­вий их содержания в специальных вагонах, а также тайной кремации 22 июня 2006, о которой родствен­ники узнали спустя более года.

Александра Кушлейко сообщи­ла, что ЕСПЧ не признал наруше­ние статьи 3 Европейской конвен­ции: «Никто не должен подвергать­ся бесчеловечному и унижающему достоинство обращению». «Мы на­деялись, что это будет основной статьей нарушения ваших прав; то, как хранились тела, как вы ходили, смотрели их, опознавали. Мы счи­тали, что, заставив пройти через все это, государство подвергло вас жестокому и бесчеловечному обращению. Суд не признал эту статью, он пришел к выводу, что Россией не был перейден порог жестокого и бесчеловечного отно­шения к родственникам. При этом суд основывался на мнении прави­тельства России, что события 13 октября 2005 были настолько внезапными, что не было возмож­ности подготовиться для должного хранения такого количества тел, не имелось логистических воз­можностей», - рассказала она.

Суд не признал нарушение статьи 14, запрещающей дискрими­нацию, а также статьи 38, обязыва­ющей государство (в данном слу­чае Россию) предоставлять все до­кументы для рассмотрения дела. В первом случае суд отметил отсут­ствие дискриминации по религи­озному и иному признаку, во вто­ром, не согласившись с мнением заявителей, указал, что материа­лов, предоставленных Россией, было достаточно для рассмотре­ния дела.

Суд признал нарушение Росси­ей статьи 8 Конвенции, в соответ­ствии с которой «каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни». Это касалось ситуации с невыдачей тел и нераз­глашением места и способа захо­ронения: «Всем заявителям под одну гребенку выдан отказ по вы­даче тел, всем автоматически от­казано в разглашении места захо­ронения без учета особенностей каждого человека. Суд особо ука­зал на этот автоматизм».

«Правовая инициатива в Рос­сии» подчеркивает - суд признал, что у заявителей не было эффек­тивного средства правовой защи­ты, с помощью которого можно было оспорить отказ властей в вы­даче тел: «Некоторые меры могут быть оправданы для обеспечения общественной безопасности, но суд указал, что решение об отказе в возможности проститься с по­гибшими было довольно строгой мерой, власти не учли особые об­стоятельства каждого из заявите­лей, запросы которых должны бы­ли рассматриваться индивидуаль­но. ЕСПЧ посчитал, что позиция го­сударства имела «для заявителей карательный эффект, выражаю­щийся в переложении на родст­венников бремени неблагоприят­ных последствий за поведение по­гибших».

В этом контексте наряду со статьей 8 суд признал и нарушение статьи 13, то есть отсутствие эф­фективных средств правовой защиты: «Суд счел, что существую­щая законодательная база не со­держит необходимых процессу­альных гарантий против произво­ла, лишая заявителей эффектив­ного средства правовой защиты на национальном уровне».

Анастасия Кушлейко сообщи­ла, что у России есть три месяца на обжалование решения ЕСПЧ: «По нашему опыту, государства всегда используют это право (заявители такого права не имеют), суд также всегда отказывает».

Судьи ЕСПЧ, представляющие Россию и Азербайджан, голосова­ли против названного решения, вердикт суда сопровождается их особым мнением.

Директор по юридической ра­боте разъяснила, что есть два ва­рианта дальнейших действий: «Можно относиться так - решение очень плохое, не такое, как мы ожидали. Но можно воспользо­ваться тем, что факты нарушений были признаны, и не все двери для нас закрыты».

Анастасия Кушлейко подчерк­нула: в дополнительных заявлени­ях в суд содержится просьба к ЕСПЧ выразить свое отношение к вопросу о возврате останков или разглашении места захоронения: «Суд прямо не высказался на эту тему. Но юридические формули­ровки решения ЕСПЧ позволяют нам подавать в российские суды заявления о выдаче останков или раскрытии мест погребения. Мы такие жалобы писали и раньше, но теперь у нас в руках сильная карта - решение Европейского суда. Это документ достаточно весомый. Мы можем добиться либо возврата ос­танков, либо разглашения мест за­хоронения. Хотя я не уверена, что это удастся с первого раза». «Пра­вовая инициатива в России» гото­ва заниматься этим безвозмездно.

В счет компенсации издержек по делу Россия должна выплатить 15 тыс. евро. Так как возмещение морального вреда было заявлено только по статье 3, а суд не нашел нарушения ее положений, заяви­тели не получат компенсации.

Муса Эльдаров


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1109
Количество просмотров материалов
3638461