Аслан Черкесов написал Владимиру Путину, что отказывается от гражданства РФ

Ирена ПОДОЛЬСКАЯ

____________________________________________

С момента вынесения приго­вора Аслану Черкесову (28.10. 2011) прошло пол­тора гола, но родные и те немногие, кто считает при­говор несправедливым и необосно­ванно жестоким, все еще стремятся. Облегчить участь молодого человека. Среди немногих - журнал «Дош», где пишут об Аслане почти регулярно, пытаясь найти ответ на вопрос, ка­ким образом статья 108 УК РФ «Убийство, совершенное при превы­шении пределов необходимой обо­роны», внезапно трансформирова­лась в статью 105, «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку». По этой статье наказывают лишением свободы па срок от шести до пятнадцати лет. Ас­лану Черкесову было предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ. включая грабеж (ч.1 ст.161). то есть «кражу» барсетки, которую он впервые увидел на следствии, и на которой не нашли отпечатков его пальцев. За все вмес­те он получил 20 лет.

Я уже писала об Аслане Черкесове («Дош»- №4-2012) и высказала убеж­дение в том, что гарант Конституции РФ сыграл в судьбе этого молодого человека и его близких роковую роль.

Знаете, что такое рок в древнегре­ческой трагедии? Это то, чего нель­зя избежать. То, что внезапно обру­шивается на человека и поражает его, как удар молнии. Все, что про­исходит с ним дальше, обусловлено роком. Этот человек обречен. Но это еще не все: он приносит несчас­тья родным и близким. Как прока­женный, он становится источником физических и нравственных муче­ний.

Путин стал роком для Аслана Чер­кесова, сыграв свою роль так убеди­тельно, что, в общем-то, заурядная «разборка», о которых мы читаем и слышим едва ли не каждый день, превратилась в трагедия), как только он появился на сцене. Таковы зако­ны жанра.

21 декабря 2010 года Путин, на тот момент премьер-министр Рос­сии, встретился с друзьями убитого футбольного фаната Егора Свири­дова, отправился с ними на его мо­гилу и, возложив на нес огромный букет красных роз, многозначи­тельно произнес: -«Надо сделать так, чтобы такое больше никогда не по­вторялось!» В нашей стране, где жадно ловят каждое слово лидера, опасаясь упустить его символичес­кий смысл, эта фраза была воспри­нята как знак свыше, как перст ука­зующий.

С таким же успехом он мог бы ска­зан, только одно слово - «Фас!»

 

Это произошло после памятного всем «погрома на Манежной площа­ди» (11 декабря 2010 года), когда страсти раскалились до предела.

Справедливости ради стоит отме­тить, что «антикавказские» настрое­ния - постоянный фон, скрепляю­щий дружеские узы между «дороги­ми москвичами» и уроженцами Се­верного Кавказа, «гостями столицы» и ее тружениками. Этим фоном, не меняющимся па протяжении деся­тилетий, мы все обязаны мудрой на­циональной политике власти.

Путин совершил еще одно «бла­гое»   дело:   публично заявил,   что Аслан Черкесов дважды судим и злоупотребляет наркотиками. Конечно, ему подсунули сведения о полном тезке Аслана, которых в Кабардино-Балкарии, вероятно, не меньше, чем Николаев Ивановых в Москве. Но «дезу» подхватили на ура, так что родным Аслана при­шлось изрядно потрудиться, чтобы опровергнуть ее.

Статистика. Научно-популярное отступление

Статистических данных о кавказ­цах, убитых в Москве, не нашла. Не сомневаюсь, такие данные есть, но, разумеется, с грифом «секретно». 17 марта 2011 года Рашиду Нургалиеву - министр внутренних дел РФ на тот момент - были заданы три вопроса:

1. Какое количество убийств и иных тяжких преступлений совер­шили в Москве представители севе­рокавказских республик (в том чис­ле, постоянно проживающие в сто­лице) в 2009-2010 годах.

2. Какой процент составляют эти преступления от общего числа совершенных в Москве убийств и иных тяжких преступлений;

3. Какое количество представите­лей северокавказских республик (в том числе, постоянно проживаю­щих в столице) было убито и под­верглось нападениям в Москве в 2009-2010 годах».

Ответ Нургалиева:

«Сообщаем, что сбор интересу­ющих Вас статистических сведе­ний действующей государствен­ной и ведомственной отчетнос­тью не предусмотрен. Кроме то­го, понятие «представитель северокавказских республик» не имеет нормативного закрепле­ния в действующем российском законодательстве, что не позволя­ет сформировать статистические показатели по данному вопросу»

В Интернете тоже нет статистиче­ских данных, но он пестрит заголов­ками, вполне адекватно отражающи­ми отношение россиян к кавказцам (не могу ни произнести, не написать гнусную и подлую «дефиницию» «лицо кавказской национальности»). Приведу несколько: «Группа лиц кав­казской национальности устроила перестрелку», «Кавказцы истребляют русский народ», «15 кавказцев устро­или стрельбу в московском кафе», «Кавказцы лютуют в Москве» и тд.

Не менее интересен и другой ас­пект проблемы «вынужденного со­жительства»: сколько уроженцев Кавказа погибло от рук россиян, и какие сроки получили за это винов­ники преступлений. Я задала бы еще один вопрос: ходил ли хоть раз па могилу убитого кавказца хоть кто-то из представителей власти, хоть са­мый мелкий чиновник (и без цветов, конечно), но, пожалуй, это нарочито нелепый вопрос.

В сущности, премьер Путин мог не беспокоиться. Все произошло бы так, как он хотел, и без его указующе­го перста.

Путин не мог не отдавать себе отче­та в том, что любые заявления и вы­сказывания лидера страны воспри­нимаются в его вертикали, как пря­мые указания и дает почти неограни­ченные возможности для изъявления верноподданнических чувств всем ветвям власти, в том числе и судеб­ной.

Судите сами. В интервью коррес­понденту МК (5 апреля 2012 года) Аслан Черкесов рассказал:

— Я действовал в рамках закона, я закон не нарушал... Ведь были кад­ры с камер наружного наблюдения, установленных на Кронштадтском бульваре. Я подал ходатайство о приобщении их к делу. Ходатайство бы­ло удовлетворено. Но на суде пленки не показали. А следователь Остапюк мне прямо говорил в следственном кабинете в «Матросской Тишине»: если показать эти пленки, вам мак­симум, что грозит, — это статья –«Превышение пределов необходи­мой самообороны». Но на вас, гово­рит, установка сверху была.

В полном соответствии с этой ус­тановкой, пленки с камер наружного наблюдения исчезли.

Стремясь доказать, что стрелял В целях самозащиты - из-под плеча и поверх него. Аслан хранил свою куртку и просил провести эксперти­зу. Ему было отказано.

Он просил также найти серебрис­тую иномарку, на капоте которой сто избивали фанаты. В этой машине находился водитель, он видел все происходящее и гипотетически мог бы стать свидетелем защиты. И в этой просьбе было отказано.

Аслан просил проверить его на де­текторе лжи. Не проверили!

Никто не подумал и о том, что куп­ленный Асланом в 2009 году травма­тический пистолет ни разу не выст­релил до 6-го декабря 2010 года. Это косвенно свидетельствует о том, что пистолет был приобретен для рабо­ты: Аслан собирался устроиться в Москве в охранное предприятие. А ведь легко предположить, что у Аслана появлялись поводы вос­пользоваться оружием.

Холуйство судейских в пашей стране зашкаливает, поэтому нам ос­тается уповать только на то, во что так страстно верил Лермонтов:

Но есть, есть Божий суд,

наперсники разврата!

Есть грозный судия: он ждет:

Он не доступен звону злата...

Вот только далековато до этого! И тяжело больная мать Аслана не мо­жет ждать такого суда.

После упомянутых сигналов со стороны премьер-министра России, Сергей Остаток вызвал к себе Таню Ржавину, тогда еще гражданскую же­ну Аслана, и посоветовал ей связы­ваться с человеком, обреченным про­вести в лагере всю жизнь. Заметьте этот совет он дал до вынесения при­говора, то есть все уже было решено!..

И еще одно, явно сверх плана: бо­лее чем полгода родным не давали свидания с Асланом, якобы опасаясь, что он изменит показания. Зачем старались? Ведь Путин все-таки не вменял им в обязанность бытовой садизм!

Было удовлетворено только одно ходатайство Аслана Черкесова: о на­значении суда присяжных.

Признаться, оно удивило меня. Присяжные - срез общества, и в та­ком деле отражают его мнение. Ка­ково это мнение. Аслан знал еще в «прежней жизни». Не даром, высту­пая на процессе, просил сулить его не как кавказца, а как гражданина РФ. Какое там! Эту просьбу никто не услышал.

В своей новой жизни Аслан узнал, что суд присяжных даст надежду, пусть небольшую, но все же...

"Если в обычных судах процент оправдательных приговоров не пре­вышает одного, то в судах с участием присяжных (в зависимости от реги­она РФ) он достигает 20", - рассказал В. Лукин (Российская газета, 11.11.2004).

Надежда не оправдалась. Присяж­ные вынесли обвинительный вер­дикт.

Отправили Астана далеко, в Крас­ноярский край: 3500 км от Москвы и 4500 от Нальчика, где родился Аслан, и где живут его мать, жена и сын.

Какой резон держать заключенно­го в га кой дали от родных? Он ведь и так обездолю) . Верно. Но я же упоми­нала о роке. Обездоленными по за­кону жанра должны стать все близ­кие Аслана. Чтобы не доехали. Не проверили, получил ли письмо и по­сылку. Не подвергается ли оскорбле­ниям на зоне.

Аня Черкесова, сестра Аслана, на­няла В Красноярске адвоката, чтобы присматривал за ним. передавал письма к нему и от него. Но от этого Красноярск не приблизился ни к Москве, ни к Нальчику.

В статье 73 уголовно-исполни­тельного кодекса «совершенно ре­зонно устанавливается правило на­правлять осужденных отбывать наказание в колонии соответствующего вида режима, расположенные в том регионе, где осужденный жил и совершил преступление. Смысл такой установки заключается, преж­де всего, в том, что за время разлуки с родными, осужденный не должен утратить связь с семьей, у него должна быть возможность реализовать свое право на свидание с родствен­никами. Мы уже писали, что мало­обеспеченная часть населения со­ставляет подавляющее большинство обитателей колоний, поэтому по­ездки на свидания на далекие рас­стояния их родным не под силу» («Как осужденный может защитить свои права». Межрегиональная об­щественная организация «Общест­во попечителей Пенитенциарных Учреждений и Защиты прав челове­ка». Серпухов, 2000). На практике, как указывают авторы брошюры, эти правила соблюдаются довольно редко.

Не выдержав систематических из­девательств и разлуки с семьей. Ас­лан Черкесов написал Владимиру Пугину, что отказывается от граж­данства РФ, и направил письмо в По­сольство Соединенных Штатов Аме­рики. Вообразите, на что дерзнул этот заключенный! Отказался от Российского гражданства и попро­сил посла США о встрече с предста­вителями посольства «для подроб­ного изложения многочисленных фактов грубого нарушения законов и прав человека»!

Если нс ошибаюсь, случай беспре­цедентный.

Несомненно, догадливый чита­тель уже понял, что после этого Аслана отправили в психиатричес­кую больницу. Его сопровождали два конвоира. Раздев Аслана до тру­сов, эти крепкие парни в бушлатах продержали его в не отапливаемом помещении два с половиной часа (досмотр!), после чего передали врачам. Происходило это в февра­ле. Аслан, наотрез отказавшийся от лечения, провел в больнице 10 дней. Оттуда его отправили в ко­лонию №31. находящуюся рядом с прежней.

Узнав о том. что происходит с сы­ном. Соня Черкесова, инвалид II-ой группы по зрению и онкологическая больная, записала на пленку обраще­ние к Путину и главе Кабардино-Бал­карии Арсену Канокову. Представ­ляю себе, чего стоило этой гордой и сильной женщине, обратиться с просьбой к начальнику нашей Роди­ны. Такое незаурядное мужество проявляют, когда вопрос идет о жиз­ни или смерти. Для Сони Черкесовой невозможность видеть сына, навер­ное, равносильна смерти. Это, а так­же понимание того, что попирают не только ее человеческие нрава, но и нарушают Закон, вынудило Соню Черкесову решиться на такой шаг. Мать, пожертвовав достоинством ради любви к сыну, попросила пре­зидента Путина перевести Аслана в такой регион, где она могла бы еще хоть раз увидеть его. Но тот, к кому она взывает, не знает жалости. К то­му же Соня напомнила ему о том, ка­кую зловещую роль он сыграл в судь­бе Аслана. Так что просьбу ее вряд ли удовлетворят.

Рок завистливый бедою

Угрожает снова мне...

(Пушкин. 'Предчувствие»)

ПЕРВЫЙ КАВКАЗСКИЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ЖУРНАЛ ДОШ (СЛОВО) 2(40).2013


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1108
Количество просмотров материалов
3624338