В августе нынешнего года власти Краснодарского края объявили о создании Краснодарской агломерации или экономической зоны. Вслед за этим подобное заявление сделано и руководством Республики Адыгея. Агломерация или экономическая зона, кроме территории краевого центра и близлежащих районов, включает три муниципальных образования республики: Тахтамукайский, Теучежский районы и город Адыгейск.

 

 

«Не просто тесные экономические связи»…



На сайте администрации Краснодарского края 9 августа 2018 года появилась информация о заключении договора между руководством Краснодарского края и Республики Адыгея по созданию Краснодарской агломерации или Краснодарской экономической зоны.



«Адыгея, как и Краснодарский край, разработала Стратегию развития до 2030 года. Достижение заявленных целей во многом зависит от реализации совместных проектов. Один из ключевых – формирование краснодарской агломерации. В ее состав войдут Краснодар с прилегающими муниципалитетами, а также Адыгейск, Тахтамукайский и Теучежский районы Республики Адыгея», – отметил губернатор края Вениамин Кондратьев, – подчеркнув, что территории связывают не просто тесные экономические и социальные связи, но и дружеские отношения.

Губернатор края сказал также, что в скором времени будет создан единый орган принятия решений – совет Краснодарской экономической зоны. Из самых злободневных проектов им названо строительство нового Яблоновского моста, соединяющего Тахтамукайский район Адыгеи с Краснодаром. Второй болевой точкой он посчитал энергоснабжение. «У края и Адыгеи одно энергетическое пространство и общая проблема – нехватка мощностей», – пояснил глава Краснодарского края.

Цель создания агломерации – как отмечено в публикации, совместное лоббирование интересов края и республики в федеральном центре, обеспечение экономического развития территории, вошедшей в агломерацию, соединение территорий «Динского и Северского районов, Горячего Ключа, Тахтамукайского района Адыгеи и самого краевого центра» и т.д.

Авторы текста полагают при этом, что первые шаги новый орган управления сможет сделать уже в начале 2019 года

Сообщение по соглашению о создании Краснодарской агломерации на сайте Администрации главы республики и Кабинета министров Адыгеи появилось практически в то же время. Отличалось оно лишь тем, что абзац о создании единого органа управления новой экономической зоны, в нем отсутствовал.

 

Протест общественников



О создании агломерации СМИ Адыгее, просто люди говорят пока мало. Однако, судя по обращению в конце ноября новой общественной организации Адыгеи «Черкесский прогресс» к главе республики Мурату Кумпилову, это, скорей всего, напряженная тишина, которая бывает перед большими тревожными событиями. 

В обращении говорится, что «инициаторы затеи с агломерацией преследуют вполне очевидные цели. Известно, например, что Тахтамукайский район в Адыгее является районом-донором. Близок к нему, видимо, и гор. Адыгейск. Подтягивается к самоокупаемости и третье из названных муниципальных образований. Исходя из этого, в задачи проектантов агломерации, очевидно, входит приобщение реальных и ожидаемых республиканских доходов к тем средствам, которые уже имеются у Краснодара. И это станет его первым, но далеко не главным приобретением за счет агломерации» (https://circassianprogress-rus.blogspot.com/2018/11/blog-post_26.html).

И действительно, в названии «Краснодарская экономическая зона» нет упоминания об Адыгее. Согласно одной из краевых публикаций первоочередной задачей называется формирование единого центра принятия решений – совета Краснодарской экономической зоны. Туда, наверное, войдут и представители Адыгеи, но незначительным числом. Совет большинством голосов утвердит «наиболее важные для развития экономической зоны проекты», которые затем будут «представлены в министерство экономики» края, а также на Краевой совет «по стратегическому планированию и экономической политике при губернаторе» и т.д. Нет Адыгеи, конечно, и в налоговых нормативных актах Краснодара, нет и в законодательстве края. (https://kubnews.ru/obshchestvo/2018/08/09/v-sostav-krasnodarskoy-aglomeratsii-voydet-chast-adygei/). То есть краю от республики, видимо, нужно было лишь одно – согласие ее главы.

 

Экономическая целесообразность



Но за счет чего Тахтамукайский район и гор. Адыгейск добились такого успеха в экономическом развитии, что он сказался и на общих показателях Адыгеи? Ведь уровень дотационности республики по данным за 2015 год за счет них снизился до 38 процентов. «Если, например, в 2010 году налоговые доходы и неналоговые поступления составляли примерно 5,37 млрд рублей, то уже в 2015 году этот показатель достиг 9,89 млрд», – говорится в публикаций одного из краевых интернет-ресурсов http://kuban.info/finans/3610-uroven-dotacionnosti-adygei-snizhen-do-38.html.

Разумеется, это произошло за счет близости к Краснодару. Достаточно сказать, что районный центр – аул Тахтамукай находится на расстоянии 15-20-минутной езды от исторического центра Краснодара. Единственные препятствия – пробки. Краевой центр располагается на северном берегу Кубани, территории Адыгеи – на южном. Причина пробок – отсутствие достаточного количества мостов через реку и их недостаточная ширина (их всего три). Это создает большие трудности как для жителей Адыгеи, работающих в Краснодаре, так и для краснодарцев, работающих в Адыгее. О необходимости строительства новых или расширении старых мостов говорится давно, но реально проект сдан для подписания в федеральный центр только сейчас. Дескать, хорошо будете вести себя при создании агломерации – получите современный мост, нет – пеняйте на себя.

Но есть ли доля заслуг Краснодара в не слишком очевидном преуспевании Тахтамукайского района и Адыгейска? Скорей всего, нет. Более того, возможно, все обстоит как раз наоборот. Ведь подавляющее большинство предприятий, дающих доход району – не краснодарские, даже не адыгейские, а независимые от этих двух так тесно связанных регионов. Самый яркий пример предприятия, пополняющего районный бюджет – торговый центр «Мега-Адыгея», куда входят «Икеа», «Ашан», «Леруа-Марлен». И их, таких кормильцев, много, пусть они и менее масштабные. 

И, видимо, совсем неслучайно в конце декабря 2003 года, когда началась кампания по включению Адыгеи в состав Краснодарского края, Александр Ткачев, тогдашний краевой губернатор, заявлял «об экономической целесообразности» этого. Но после более чем трехлетнего противостояния между черкесами не только Адыгеи – всего мира и российским чиновничеством республика отстояла свою относительную независимость. Край отступил, переведя, правда, на свою территорию некоторые федеральные структуры, базировавшиеся ранее в республике, в том числе и такие важные для экономики Адыгеи как таможня. Также к нему отошли куски дороги, которая ведет на жемчужину Западного Кавказа – плато Лагонаки, с прилегающими к ней живописными и доходными местами.

Члены «Черкесского прогресса» проводят параллель между созданием агломерации и строительством Краснодарского водохранилища в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века, которое для солидности и демонстрации масштабности этого творения называлось морем.

«Затея с Краснодарской экономической зоной, на наш взгляд, сопоставима со строительством Краснодарского водохранилища в советское время, когда обещание об обеспечении экономическим благосостоянием населения обернулось для него трагедией. Под «море» было уничтожено больше десяти населенных пунктов с хорошо налаженным бытом, окружавшие их уникальные леса и рощи, плодородные земли, которые являлись источниками существования людей. Под «морем» погибли бесценные исторические памятники, из-за «моря» безнадежно нарушена экология и т.д. и т.п. Одновременно с этим Краснодару достались дивиденды в виде городка «Гидростроитетелей» и нескольких предприятий. Переселенцы же вынуждены жить на болотистом месте, а добывать средства к существованию в краевом центре», – говорится в заявлении.

Но если искать более современную параллель, то уровень «экономической целесообразности» агломерации будет сравним с кампанией по строительству олимпийских объектов в Сочи, с уровнем тамошней коррупции, тогдашним отношением к незащищенной части населения, а также тамошним уничтожением черкесских памятников истории. 

 

Гарантия – Конституция РФ



Черкесские активисты, опрошенные сразу же после объявления о создании агломерации сотрудниками таких интернет-ресурсов как «Кавказ-Реалии» https://www.kavkazr.com/a/nachalo-konca-respubliki-adygea/29427620.html и «Кавказский узел» https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/324183/ указали, в частности, на то, что ее создание грозит ликвидацией статуса Адыгеи. 

Бывший председатель республиканского движения «Адыгэ Хасэ – Черкесский Парламент» Адам Богус считает, что до последнего времени власти (по-видимому, он имеет в виду федеральный центр) искусственно сдерживали экономическое развитие республики. А сейчас созданием агломерации, кампанией с более тщательно разработанным планом действий, намерены завершить объединение субъектов федерации. 

Председатель Майкопской городской организации «Адыгэ Хасэ – Черкесский Совет» Заурбий Чундышко, отвечая на вопросы журналистов, заявил, что в защиту статуса республики выйдут на улицы многие граждане Адыгеи. Особенно, на его взгляд, это касается молодежи.

Не высказанной, хотя и затронутой осталась мысль о том, что республиканский статус Адыгеи существует не ради того, чтобы с помощью него было создано экономическое благополучие, а исключительно для реализации права адыгов (черкесов) на самоопределение. Что же касается экономики, то она должна наполнять материально это суверенное право.

Глава Адыгеи Мурат Кумпилов во время «Слета талантливой молодежи Адыгеи у подножия горы Фишт» и неформального общения с ней ответил, в том числе и на опасения активистов, касающихся статуса республики. Он сказал, в частности, что сохранность Республики Адыгея гарантирована Конституцией РФ, а агломерация создана для совместного лоббирования интересов Республики Адыгея и Краснодарского края на федеральном уровне https://www.youtube.com/watch?v=ppjKrqr_Ji8.

Видимо, не поверив словам главы республики, через два-три дня после слета молодежи городская организация Майкопа «Адыгэ Хасэ – Черкесский Совет» выступила с заявлением, в котором указывала, что затея по объединению республики с краем чревата протестными последствиями. «В Российской Федерации достаточно механизмов для налаживания более тесного сотрудничества между регионами. Поэтому мы призываем стороны отказаться от опасной затеи и использовать эти механизмы более эффективно», – говорится в нем. https://maykopkhase.blogspot.com/2018/08/blog-post_23.html.

И действительно, почему Конституция РФ бездействует в то время, когда Госдума РФ принимает, например, закон о добровольном изучении в республиках РФ национальных языков, являющихся государственными. Знает ли Конституция РФ, что в школах Адыгеи отводится лишь один час в неделю для изучения языка коренных адыгов, тогда как на нем как на государственном должно вестись обучение, равное с обучением на русском языке? Знает ли Она, что Ее игнорирует все большее количество новых, регулирующих разные стороны жизни федеральных законов, которым сразу же начинают соответствовать региональные?

 

Черкесский геноцид



На сегодняшний день самым черкесским (адыгским) по населению районом Адыгеи является Теучежский – 66 процентов адыги, самым черкесским городом (которых, впрочем, в республике лишь два) – Адыгейск – 79 процентов адыги. Что касается Тахтамукайского района, то он в этом отношении стал выглядеть менее презентабельно лишь в последние десятилетия (33 процента адыги), что связано с уже названной причиной – близостью к Краснодару. Здесь все активней ведется строительство жилья, вырастают многоэтажные комплексы, которые воспринимаются не иначе как спальные районы краевого центра.

В целом же эти три муниципальных образования остаются очень важными составными частями республики в смысле ее национального состава. Ведь известно, что коренное население Адыгеи не более 25 процентов от общего числа. Потеря данных территорий равноценна гибели Адыгеи как национальной единицы федерации.

Видимо, поэтому члены «Черкесского прогресса» в своем обращении к главе Адыгеи напоминают о том, с чем связано такое незначительное присутствие коренного народа на своей исторической земле. Речь идет о геноциде черкесов (адыгов), совершенном в ходе и после Русско-Кавказской войны, который был признан в 1992 году парламентом Кабардино-Балкарской Республики, затем в 1996 году – самой Адыгеи. 

«Мы считаем, – пишут активисты, – что жителям республики никак нельзя забывать об этом! В первую очередь это касается руководства республики и Вас (прим.: Мурата Кумпилова) как гаранта Конституции РА. А перед лицом опасности, которая нависла над нами, мы обязаны напомнить о факте геноцида как властям соседнего региона, так и федерального центра. Мы обязаны также потребовать, чтобы в дальнейшем обращение с республиками, признавшими геноцид своих коренных народов, стало значительно более бережным – в частности, таким, чтобы они имели возможность на скорое всестороннее возрождение».

 

Агломерация – глобализация коррупции?



Но в связи с этим возникает новый вопрос: если б Адыгея сумела отказаться от сотрудничества с Краснодаром, то, что она сама могла бы предложить в плане урбанизации этих территорий? Прежде чем ответить на этот вопрос нужно пофантазировать на тему о том, что собирается предпринять Краснодар.

Первое, что будет сделано, помимо концентрации рычагов власти в едином органе, это расширение Яблоновского моста, одного из мостов, соединяющих Адыгею с Краснодаром. Об этом в упомянутой выше публикации заявил губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев. Второе лишь возможно: об этом также давно говорится и оно, судя по некоторым публикациям в интернете, внесено в генплан строительства Краснодара – сооружение нового моста: аул Козет (Адыгея) – ул. Вишняковой (Краснодар). Затем, опять же возможно – расширение уже существующих федеральных трасс. 

И одновременно чиновникам вновь созданного органа представится возможность, продавать и без того дорожающие участки земли под различные предприятия – в основном те из них, что расположены по обе стороны этих трасс. Так, по крайней мере, добилась успеха Адыгея с той лишь разницей, что инвесторам, приходящим в республику приходилось договариваться не только с Майкопом, но и с Краснодаром. Например, по вопросу энергоснабжения, о котором упомянул губернатор края.

И наверняка пойдет речь о перераспределении в первую очередь тех участков, которые были взяты в аренду жителями Адыгеи. А иначе смысла нет в создании агломерации, потому что свободных участков уже практически не осталось. Владельцам распределенных участков сейчас запрещают строительство, хотя они что-то незначительное все-таки сооружают. Причина запрета: земли, прилегающие к трассам – федеральная собственность, и арендаторы в большинстве своем, не сумев добиться разрешения на строительство съезда с трассы к своей земле, пеняют на республиканское правительство, неспособное защитить их интерес. Ведь они видят, что крупным «инвесторам», скажем, из Москвы можно строить все что угодно.

При этом речь идет о тех участках, которые лежат вдоль двух основных трасс на Черноморское побережье: Краснодар-Новороссийск и Краснодар-Джубга, а также одной вспомогательной – соединяющей их от аула Тугургой до развязки на Новороссийск, на Краснодар через Яблоновский мост и на Краснодар через Тургеневский мост. 

На важность для агломерации именно федеральных трасс указывает, в частности, то, что в состав экономической зоны включен и Теучежский район, который, казалось бы, в стороне от того, что устроители проекта собираются связать между собой, вспомним: «территории Динского и Северского районов, Горячего Ключа, Тахтамукайского района Адыгеи и самого краевого центра». Объяснение же в том, что трасса, пусть небольшой протяженностью, но проходит и по Теучежскому району. А это, в свою очередь, приближает его к самоокупаемости.

Остальное за устроителей агломерации довершит сторонний, олигархический бизнес. Подключится к работе и краснодарский – элитный, которому теперь будет предоставлена возможность свободного и, возможно, приоритетного выхода на «непаханое поле»… И все это будет обусловлено тем, что исчезнет положение, когда Майкоп инвестору дает добро, а Краснодар, имея реальные рычаги, препятствует его работе.

Да, но ведь подобное освоение «непаханого поля» была бы способна претворить в жизнь Адыгея и сама. Причем, наверное, без передела собственности. И тогда, как это и должно быть в нормальной стране, у экономики республики появился бы ресурс, с помощью которого она смогла бы отрабатывать и национальные проблемы адыгов, такие, какие они не имеют возможности решить сейчас в собственном государстве. Например, ту, пожалуй, самую острую, о которой говорилось выше и от которой отстранились федеральные структуры, – организацию полноценного изучения родного языка коренного народа в детских садах и школах, возобновление процесса обучения детей на нем. 

 

Невостребованный черкесский потенциал



Есть у Адыгеи и свои потенциальные инвесторы. Так, с приходом в Адыгее к власти крупного бизнесмена Хазрета Совмена заявили о себе и зарубежные черкесские инвесторы. 

В июне 2003 года председатель Комитета РА по делам печати «Асфар Куек, в обязанности которого входит и связь с зарубежной диаспорой, побывал в клубе «Кафиат», в котором состоят крупные бизнесмены Турции северокавказского происхождения. Здесь Асфар Куек ознакомился с тем, как идет подготовка предложений по сотрудничеству членов этого клуба с исторической родиной. Главное, что интересовало предпринимателей – гарантии, которые может предоставить республика инвесторам. Асфар Куек встретился в рамках этого и с Музафаром Дзыба, самым крупным из потенциальных инвесторов, который недавно был в Адыгее. От него чиновник привез обещанные подарки – два электроосветительных прибора, работающих на гидрогене, т. е. на водороде, полученном из воды. Это одно из ноу-хау фирмы «Элимсан», принадлежащей Дзыба. Один из этих приборов предназначается школьникам г. Адыгейска, второй – президенту РА Хазрету Совмену», – отмечалось тогда в печати http://www.natpressru.info/index.php?newsid=7346.

В клуб «Кафиат» входило в то время около 40 крупных бизнесменов. Это были в основном владельцы промышленных предприятий, причем высокотехнологичных, судя ноу-хау фирмы «Элимсан». Практически каждый из них не раз бывал на исторической родине и уже знал что, где и с кем собирается делать. В Майкопе инвесторы намеревались провести экономический форум, на котором была бы проведена презентация их проектов. Здесь же они планировали выкупить гостиницу долгострой, строительство которой, кстати сказать, не завершено и по сей день. В ней был бы открыт постоянно действующий штаб форума. Его создание, по мнению членов клуба, диктовалась необходимостью привлечения в республики и других инвесторов.

Бизнесмены оказывали большое влияние на руководство Турции, и сделали многое, чтобы улучшить отношение руководства Турецкой Республики к Российской Федерации. Пользуясь своим авторитетом, они, в частности, организовали несколько сделок по закупке партий российских товаров, в том числе военной техники – несмотря на то, что Турция и тогда являлась членом НАТО. 

В тон этому начинанию черкесских бизнесменов в марте 2004 года на общественном форуме народов Кавказа и Юга России, на котором присутствовал президент Адыгеи Хазрет Совмен, сделал заявление и президент РФ Владимир Путин. «И, конечно, – сказал он, – крайне важно ваше широкое межрегиональное сотрудничество. Речь идет о расширении деловых контактов, как в округе, так и с диаспорами кавказских народов в других территориях страны и за рубежом» 

Однако 4-летние усилия черкесских бизнесменов, связанные с желанием прийти с инвестициями на свою историческую родину, не увенчались успехом. Дело закончилось задержанием в аэропортах (Ростова-на-Дону, Краснодара и Сочи) троих активистов клуба, приглашенных на разные крупные экономические форумы, и их фактическим выдворением обратным рейсом в Турцию – без объяснения причин https://regnum.ru/news/650236.html. Через время эти люди были отчасти реабилитированы, им вернули право на посещение исторической родины. Но тему инвестиций они больше не поднимали.

Обладает Адыгея и достаточным человеческим ресурсом, где имеются в виду соотечественники РФ, представители адыгов (черкесов). Однако даже в самом начале 90-х с репатриацией было не все в порядке. На порядок стало хуже в нулевых годах. С одной стороны, законодательство РФ все более затрудняет возвращение черкесов на родину, с другой, над теми немногими, кому все-таки удается вернуться, учинен постоянный, а время от времени еще более ужесточающийся полицейский прессинг. Вследствие этого многие уезжают, а те, кто собирался вернуться, откладывают возвращение до лучших времен.

Только одних сирийцев-черкесов, которых, по данным «Адыгэ Хасэ» Сирии, в их стране до начала войны проживало порядка 120 тыс. человек, готовы были вернуться на родину в качестве беженцев не менее 30 тыс. человек. И, понятно, обустроившись на новом месте, они потянули бы за собой еще столько же. Но и здесь Кремль, негласно обосновывая свои действия тем, что черкесы протестовали против проведения Зимних олимпийских игр в Сочи, практически полностью перекрыл возможность их репатриации.

Словом, доверять властям в том, что затея с агломерацией сулит блага жителям Адыгеи, в том числе живущим в перечисленных муниципальных образованиях, черкесы не могут. Поэтому, кажется, что напоминание главе Адыгеи Мурату Кумпилову о признанном парламентом республики геноциде адыгов (черкесов) в годы и после Русско-Кавказской войны, – это лишь первый их шаг.

Аслан Шаззо.

 источник: http://www.natpressru.info/index.php?newsid=11523

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1050
Количество просмотров материалов
3210077